«Немцовки» лучше, чем шиш с маслом!

История - Немцовки25 лет назад, летом и осенью 1992 года, страна столкнулась с новым, невиданным доселе явлением – дефицитом денег. В смысле – наличных. То есть людям, как и положено, начисляли пенсии и зарплаты, но сами «бумажки» в Госбанке попросту закончились. Безналичный расчет только еще входил в обиход, поэтому получку выдавали исключительно наличными и за продукты в магазинах расплачивались тоже наличностью. «Такого даже в худшие времена советской власти не было! Мыла не было, масла не было, бывало, что и хлеб был в дефиците, но чтобы деньги… Совсем докатились!» – поговаривали тогда на улицах и в автобусах.

НАЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ ВОЗИЛИ МЕШКАМИ НА САМОЛЕТАХ

Дело в том, что после введения свободных цен отечественная валюта стала стремительно обесцениваться. Цены росли, правительство и областные власти на местах щедро удваивали и утраивали оклады бюджетникам, пенсии, зарплаты водителям автобусов и работникам муниципальных предприятий. Но производство самих наличных за раскручивающейся гиперинфляцией попросту не успевало. Полностью повторялась ситуация 1917 года, когда некогда стабильные царские рубли (долгие годы на «трешку» с двуглавым орлом можно было спокойно жить целый месяц) превращались, по сути, в туалетную бумагу, а Временное правительство вынуждено было покрывать дефицит купюрами низкого качества. Делать надежную защиту на фабриках не успевали, а вброшенные в оборот «керенки» даже не разрезали, расплачивались прямо квадратными листами! А вот в 1992 году доходило до того, что деньги доставляли в регионы специальными самолетами, с борта которых ящики с купюрами под вооруженным конвоем развозили в местные отделения Госбанка. При этом губернаторы вынуждены были чуть ли не с поклоном ездить в Санкт-Петербург и Пермь, где находились те самые «печатные станки» – фабрики Гознака, и просить выделить вне очереди пару мешков наличности.

Не являлась исключением и Нижегородская область. К началу июня задолженность по выплатам населению в регионе составила уже 2,5 миллиарда рублей. Зарплату не получали целые предприятия и учреждения. Дошло до того, что мэр Нижнего Новгорода Дмитрий Бедняков вынужден был выступать по телевидению, просить прощения и лично давать людям гарантии, что «на днях привезут еще 500 миллионов». Миллионы, или «лимоны», как их вскоре стали называть, действительно подвозили, только вот задолженность государства перед населением росла значительно быстрее, увеличиваясь в геометрической прогрессии. Уже вскоре ее объем вырос до 4 миллиардов, а к концу осени, согласно неутешительным прогнозам, мог увеличиться еще на 2 – 3 млрд рублей.

В итоге команда губернатора Бориса Немцова придумала выход, решив ввести в оборот собственные – нижегородские – деньги! Точнее, так называемые «казначейские потребительские билеты». Как официально сообщила областная администрация, таковые вводились из-за дефицита наличных денег и должны были иметь хождение только на территории Нижегородской области. Такого в регионе еще никогда не было, даже в годы революции и Гражданской войны. Но начало девяностых этим и отличалось: то, что еще год назад могло показаться безумной утопией и фантастикой, внезапно становилось вполне осязаемой реальностью. Немцов лично съездил на Пермскую фабрику Гознака, где договорился с ее директором о выпуске «билетов», которые в народе тотчас окрестили «немцовками». По аналогии с теми самыми «керенками» – казначейскими билетами, которыми Временное правительство пыталось покрыть дефицит наличности в 1917 году.

«ЛЕНИНСКАЯ СМЕНА» СРАВНИЛА НЕМЦОВА… С ДРЕВНИМИ РИМЛЯНАМИ

«Определено, что общая сумма казначейских билетов не должна превышать суммы задолженности по выплатам населению – во избежание роста инфляции, – сообщали СМИ. – «Немцовки» будут обеспечиваться областным бюджетом, т.е. магазин, сдав в банк определенную сумму казначейских билетов, получит на свой счет точно такую же сумму по безналичному расчету. «Немцовки» обязательны к приему во всех муниципальных магазинах. На рынках, в коммерческих ларьках хозяева будут действовать по собственному усмотрению. «Немцовки» будут выдавать по принципу добровольности. Достоинство казначейских билетов пока не определено. Власти встали перед дилеммой: нужны не очень крупные, но и не очень мелкие. По предварительной информации, из областного бюджета на оплату труда нижегородцев будет выделено около 20 миллионов рублей. Срок действия казначейских потребительских билетов пока не определен… Что будет дальше и какова реакция людей на всё это – одному Богу известно. Главное – без паники. Пусть лучше такие деньги, чем шиш с маслом, который предлагает нам непопулярный внук популярного дела». Граждане журналисты, разумеется, намекали на премьер-министра Егора Гайдара.

При этом Немцова в его начинании даже сравнивали… с древними римлянами. «Нехватка наличных денег – не изобретение нынешнего российского правительства, –  писала «Ленинская смена». – Во время одной из войн римляне обратились к богине Юноне: как ликвидировать острый денежный дефицит? И, как писал византийский историк Свида в Х веке, римляне получили ответ: недостатка в деньгах не будет, если война со стороны римлян носит справедливый характер. Победоносно завершив войну, римляне стали почитать Юнону как Советчицу. А советовать по-латыни – «монетиум». От этого латинского слова и произошло «монета». Похоже, что Борис Немцов, заказав в Перми потребительские казначейские билеты, объявил справедливую войну правительству Гайдара. И если он ее выиграет, то у нас с вами не будет, как и у древних римлян, проблем с денежным дефицитом… Гайдару, конечно, не понравится решение губернатора области о введении нижегородских денег, как уже не понравилось предложение Бориса Немцова выбросить в оборот пятидесяти- и сторублевые деньги, изъятые год назад Павловым. Их, к слову сказать, в подвалах Нижегородского банка хранится на сумму 1 700 000 рублей. Но нашему губернатору, по достоверным данным, безразлична реакция Гайдара на сей счет. Он озабочен одним: взрывоопасной ситуацией, сложившейся в области из-за дефицита наличных».

ДЕНЕЖНАЯ РАЗВЕРСТКА И «БЕНЗИНОВЫЕ ДЕНЬГИ»

А озаботиться было из-за чего. Многие рабочие на предприятиях объявили скрытую забастовку. То есть приходили на работу, но к станкам не вставали. А иные и вовсе продавали свою продукцию (в том числе военную) прямо у проходных! Гайдар же в ответ советовал Немцову создавать в области группы для поиска наличности в составе работников милиции, сотрудников КГБ и народных депутатов. Прямо как продотряды в годы Гражданской войны! Только если в 1919 году речь шла о продразверстке, то теперь правительство предлагало что-то вроде денежной разверстки!

Однако до выдачи зарплаты «немцовками» всё же не дошло. Ведь Гайдар, как и Немцов, тоже имел прямой выход на Ельцина и, видимо, смог убедить того, что выпуск своих денег в отдельно взятом регионе может привести к самым непредсказуемым последствиям. В том числе к повсеместному отказу от рубля и, в конечном счете, даже к развалу страны. Между тем в середине октября в Нижний Новгород самолетами доставили-таки крупную партию наличности, что несколько облегчило ситуацию. Но полностью отказываться от своей идеи Немцов не собирался. Уже отпечатанные казначейские билеты в итоге были использованы губернатором для так называемого «энергетического займа». В ноябре объединение «Нижегороднефтепродукты», которому в то время принадлежали практически все заправки в регионе, получило первый миллиард «немцовками». В свою очередь, это предприятие начало распределять облигации по нефтебазам, а те – по автопаркам. Так появились «бензиновые деньги» –  уникальный пример начала 90-х годов!

Выглядела схема просто. Конкретный водитель конкретного таксопарка или грузовой конторы перед рейсом получал на бензин те самые «немцовки», которыми и расплачивался за топливо. Потом заправщики сдавали выручку обратно в «Нижегороднефтепродукты», а те опять распределяли «облигации» между потребителями. Эдакое замкнутое бензиново-финансовое хозяйство получилось. Понятно, что и красть, присваивать такие «деньги» особого смысла не было.

По замыслу Немцова, введение в оборот «немцовок» таким способом должно было обеспечить бесперебойную работу транспорта и бензоколонок, ликвидировать дефицит наличности, создать стратегические запасы нефтепродуктов и защитить сбережения граждан от обесценивания. «Фактически это конвертируемая валюта, – говорил он. – Деньги стремительно обесцениваются, а топливо растет в цене. Будет увеличиваться и курсовая стоимость обесцененных нефтепродуктами облигаций».

Кроме того, Борис Ефимович решил бороться при помощи «немцовок» и с преступностью. По его данным, к концу года рэкетиры уже обложили многие автозаправочные станции «поборами». Подъезжали к заправке парни в спортивных костюмах на вишневых «девятках» и говорили: «Или платите, или сожжем тут всё». А тут примчатся они в очередной раз за данью, а им вместо денег – на тебе «немцовку»! Рэкет сам собой отпадет. «Похоже, что рэкетиры действительно расстроятся, – писала по этому поводу пресса. – «Немцовки», и без того имеющие сомнительную ценность, выходят в свет в куцем виде. Прежде всего, теперь на них можно приобрести только бензин. К тому же держатели «энергетических» облигаций не смогут их сдать, получив назад свои деньги по безналичному расчету».

Позднее «немцовки» еще несколько раз возвращались в оборот, но уже в виде облигаций, которые продавали всем желающим с целью пополнения бюджета.

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *