Товарищ Сталин приказал есть кроликов

ИсторияО чем писала нижегородская пресса в мае 1932 года

Товарищ Сталин очень любил кроликов. По тому вниманию, которое вождь уделял их разведению, с этими зверюшками могли сравниться разве что тракторы. Одной из первых мер, принятых Сталиным после прихода к власти, стала массовая закупка племенных кроликов разных пород из Западной Европы. Животные поступали в рассадники Госторга, Животноводсоюза и Всекохотсоюза, на которые была возложена племенная работа с кроликами. Также по инициативе Иосифа Виссарионовича были утверждены плановые породы кроликов: советская шиншилла, белый великан, фландр, шампань, венский голубой кролик, ангорский кролик, русский горностаевый кролик. На их основе селекционеры выводили новые высокопродуктивные породы. Был создан ряд племенных кролиководческих госплемрассадников, из которых животные передавались в совхозы, колхозы и в хозяйства различных организаций. А для обработки шкур строились специальные фабрики. Появился даже первый в мире НИИ кролиководчества.

«ДАДИМ РАБОЧЕМУ КЛАССУ ТЫСЯЧИ ТОНН МЯСА!»

20 августа 1931 г. ЦК ВКП (б) и Совнарком приняли «историческое постановление» о том, как накормить народ. Главным пунктом этой продовольственной программы стало массовое внедрение «скороспелых видов животных». В первую очередь речь снова шла о разведении кроликов. Товарищ Сталин указал, что коровы и всякие там свиньи и бараны требуют много пищи, медленно «созревают» и к тому же нуждаются во вместительных стойлах и загонах. А вот кролики плодятся как крысы, быстро вырастают, пасти их не надо и кормить легко. Кинул травы в клетку, и «всего делов»! Действительно, зачем крестьяне в царской России столько мучились с крупным животноводством, коров разводили и прочую скотину? Расплодили кроликов в промышленных масштабах – и будет всем мяса и меха с избытком!

«Между тем в этой области далеко не всё благополучно, – писала «Ленинская смена» в мае 1932 г. – Обследование положения на местах, знакомство с постановкой дела в краевых аппаратах потребсоюза, колхозсоюза, жилсоюза, охотсоюза и других говорит за то, что в них сплошь и рядом по-прежнему царит полная недооценка дела кролиководства… Почему же это могло получиться? Да потому что какое дело, например, нашим кооператорам до того, что кроличье мясо очень питательно, вкусно, менее водянисто, чем мясо бычье и баранье?

Многие наши комсомольские организации не поняли того, что кролик, который наиболее быстро размножается (3 – 4 помета в год, как минимум), – одно из вернейших средств к быстрому разрешению мясной проблемы… Нужно упорной борьбой за кролика, организацией массового похода рабочих, колхозников сокрушить врагов кролика, разоблачить и показать их как врагов рабочего снабжения… Все комсомольцы, пионеры – в массовый поход за кроликов! Создадим при каждой ячейке – крольчатник! Дадим рабочему классу тысячи тонн мяса! <...> Комсомол должен сейчас же развернуть борьбу за кролика, за внедрение кролика в каждую семью колхозника, за 100-процентное выполнение намеченного плана».

ГОРЬКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ БЫЛА ОДНИМ ИЗ ЛИДЕРОВ КРОЛИКОВОДСТВА

Было бы удивительно, если бы советская власть не только не начала «походы за кролика», но и не пыталась внедрить революционные методы их разведения. Вместо привычных крольчатников в Нижнем Новгороде и области появились так называемые гаренны – огороженные участки площадью около гектара, на которых кролики жили в норах, в естественных условиях. Гаренны (таковые практиковались еще в Средние века феодалами Европы для разведения оленей, косуль и кроликов для последующей охоты) огораживались траншеями и были рассчитаны на содержание одновременно 50 самок и 6 – 7 самцов. «Там, где нельзя организовать гаренны, траншеи, комсомол должен бороться за паркетную (т.е. огороженные дворики, где кролики живут группами, голов по 10 – 20) систему содержания кроликов», – инструктировала «Ленинская смена».

Свои крольчатники, гаренны и паркетники вскоре по-явились у школ, вузов, госучреждений, ЖЭКов, даже у воинских частей и райотделов милиции. В итоге к середине 30-х годов Горьковская область стала одним из лидеров кролиководства в СССР, наряду с Воронежской, Сталинградской, Саратовской, Ивановской и некоторыми другими, а также с Татарской и Башкирской АССР. Только в колхозах РСФСР в 1934 году насчитывалось почти 6000 кроличьих ферм! В 1935-м в стране было заготовлено 38 миллионов кроличьих шкурок.

Правда, полностью выполнить приказ Сталина так и не удалось. А всё потому, что упрямый народ упорно продолжал есть «устаревшие» свинину и говядину! Кроме того, вскоре выяснилось, что кролики – животные очень прихотливые, требуют тщательного ухода, подвержены многочисленным эпидемиям с очень высоким процентом падежа и т.д. Бывало, что пара неудачных дней перечеркивала все многомесячные усилия кролиководов и комсомольцев. Да и вообще, не такое уж оно и вкусное, это кроличье мясо! Уже в 1940 году кролиководство в СССР пошло на спад, а в годы войны почти все сталинские кролики перемерли.

МЕЩЕРСКАЯ ГАВАНЬ НИЖПОРТА И НИЖГИДГРЭС В РАЙОНЕ ЛЫСКОВА

Как известно, 21 декабря 1921 года был утвержден знаменитый план ГОЭЛРО, который стал первым государственным планом развития народного хозяйства на основе электрификации. Он был рассчитан на 10 – 15 лет и предусматривал строительство 30 районных электрических станций (20 ТЭС и 10 ГЭС) общей мощностью 1,75 млн кВт. Именно в данном плане было впервые обозначено строительство гидроэлектростанции в районе Нижнего Новгорода. Но мало кто знает, что первоначально НижгидГРЭС – так она тогда называлась – должна была находиться не возле Городца, а, наоборот, ниже по течению, в районе Лыскова. При этом плотина планировалась низкопрофильной с расчетом подъема воды в районе Нижнего Новгорода на 6 метров над уровнем межени (самого низкого горизонта в году). Тем самым образовывался пруд НижгидГРЭСа.

В 1931 году правительство приняло решение ударно соорудить гидроэлектростанцию за 3 года и запустить ее уже весной 1935-го. В связи с этим в мае 1932-го был утвержден грандиозный проект реконструкции всей береговой зоны в городе. Требовалось снести все примыкающие к воде постройки, склады и сооружения. Но в первую очередь изменения коснулись строящегося Нижпорта на Стрелке. «Сверх строящихся Сибирских и Городецких пассажирских пристаней, весенних привалов в Молитовке, строительство последних намечено также в Сормове, на Мызе и у Моховых гор для стеклозавода, – рассказывала «Ленинская смена». – Минимальный срок строительства мощной гидроэлектростанции на Волге обязывает Наркомвод всемерно усилить контроль и темпы продвижения проекта Нижпорта на места, идти вровень с работами Средневолгостроя, обязавшегося дать схему установок гидроэлектростанции к 1 октября 1932 года».

Согласно тогдашним проектам порт должен был выглядеть куда масштабнее, чем тот, который мы привыкли видеть на Стрелке. Достаточно сказать, что вся территория нынешнего микрорайона Мещерское Озеро могла стать сплошной портовой зоной. Само озеро превращалось в Мещерскую гавань, в которую должны были заходить грузовые суда, идущие по Волге. Там же, на берегу, в районе современной улицы Акимова, собирались построить перегрузочную железнодорожную станцию, соединенную со строящейся линией через Борский мост на Киров, с тем чтобы грузы, доставляемые по реке (скажем, нефть из Баку), перегружать на поезда и наоборот.

Однако этим грандиозным планам не суждено было сбыться. Строительство ГЭС в районе Лыскова из-за дороговизны и нехватки ресурсов перенесли на более поздний срок, а сам порт построили в сильно усеченном виде. Потом началась война, и многие проекты первых пятилеток отложили до лучших времен.

Кстати, Канавинский мост в 1931 – 1934 годах строился с большим запасом по высоте, рассчитанным на будущий Нижегородский пруд. В итоге, когда спустя 50 лет было образовано Чебоксарское водохранилище, высота пролетов оказалась достаточной для прохода судов даже в самый высокий паводок.

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *