Вместо походов в океан – съемки в кино

Подлодка С-103 в фильме Подводная лодка Т-9Как сормовская подлодка не смогла повторить свои подвиги на экране

В 30-е годы товарищ Сталин захотел стать «владычицей морскою», поэтому приказал строить большой флот океанских масштабов. Одним из пунктов этого плана стало принятие на вооружение подводных лодок IX серии, также известных как «Эски». Созданные по немецкому проекту, они отличалась простой и надежной системой всплытия, рациональным размещением постов управления, хорошей доступностью механизмов и узлов и др. А еще имели дальность плавания 2500 морских миль (4600 км), то есть на них можно было смело ходить к берегам США и Южной Америки. Однако «золотая рыбка» желание Сталина не исполнила, а некоторым «океанским» лодкам вместо океана пришлось плавать… на Каспийском море.

СОБИРАЛИСЬ В КРОНШТАДТ, А ОКАЗАЛИСЬ В… БАКУ

Весьма интересно сложилась судьба одной сормовской «Эски» – С-103. Она была спущена на воду в затоне завода «Красное Сормово» на берегу Волги 25 апреля 1939 года под заводским номером 265. В то время предприятие с трудом справлялось с военными заказами, поэтому работы на лодке велись очень медленно. В результате получилось, что плавать она начала менее за полгода до начала Второй мировой войны, а в июне 1941 года, когда Германия напала на СССР, техническая готовность С-103 составляла 94%.

Первоначально подлодка готовилась к отправке на Балтийское море, но быстрое продвижение немецких войск к Ленинграду круто изменило ее судьбу. Можно сказать, с точностью до наоборот! Осенью лодка вышла из затона и в доке была отправлена вниз по Волге – в Астрахань – на судоремонтный завод № 638 имени Сталина. Жители прибрежных городов были немало удивлены таким зрелищем и задавались вопросом: куда это субмарину, явно строившуюся не для реки, потащили? В Астрахани С-103 тоже не задержалась и поплыла дальше на юг – в Баку. В итоге в строй субмарина, заложенная еще в 1938 году, вступила только 30 июня 1942 года, а 9 июля вошла в состав Каспийской военной флотилии.

В тот период существовала реальная угроза выхода вермахта на берега Каспия и вступления в войну Турции. В таком случае для немцев, всерьез готовившихся перебрасывать на море свои десантные баржи и катера, стало бы настоящим сюрпризом появление тут вездесущих советских подлодок! Да еще и таких крупных, способных находиться в автономном плавании до трех месяцев. Однако немцы до Каспия так и не дошли, если не считать отдельных разведгрупп, а боевые действия ограничились воздушной разведкой и авиаударами люфтваффе по танкерам, перевозившим нефть из Баку.

НА КАСПИИ СНИМАЛИ БИТВУ В СЕВЕРНОМ МОРЕ

Но для С-103 занятие всё же нашлось! Осенью 1942 года (в то время как коллеги героически прорывали противолодочную оборону противника на Балтике и гибли) она была задействована в художественном фильме «Подводная лодка Т-9». Картина режиссера Александра Иванова снималась Бакинской киностудией на Каспийском море, при этом события в ней разворачивались, напротив, на севере. В тот период советские киностудии выпустили в прокат целую серию фильмов про войну, целью которых было показать героические подвиги Красной армии, а также развлечь народ, уставший от тяжелых военных будней.

Согласно сюжету, советская подводная лодка Т-9, пройдя через минные заграждения Северного моря, проникает во вражеский порт. Моряки топят транспортные суда противника, но вскоре узнают, что опоздали: вражеские войска и техника уже отгружены и отправлены на фронт. Капитан Костров оказывается в ситуации, когда боевое задание почти невыполнимо, но он должен его выполнить: для него это вроде как «вопрос чести или бесчестья». Выясняется, что помешать планам врага можно, только взорвав в горах железнодорожный мост через ущелье. Поэтому моряки «спешиваются» и отправляются в горы. В решающий момент один из главных героев прямо перед приближающимися гитлеровцами лично взрывает заложенный заряд гранатой и жертвует собой. В результате мост эффектно взрывается, и фашистский эшелон летит в пропасть! Но на этом приключения лодки, которую сыграла С-103, не заканчиваются. По пути на базу субмарину обнаруживает противник. Командир Т-9 капитан Костров отдает приказ подняться на поверхность, где экипаж смело принимает бой…

Премьера картины состоялась в 1943 году, причем ее показывали и в Горьком. Но только некоторые узнали в главной героине фильма родную подлодку, какие строили на «Красном Сормове». А молодые люди тотчас шли в военкоматы и подавали заявления: «Зачислить в подводный флот. Хочу быть как капитан Костров!»

На деле сюжет фильма, конечно же, был далек от реальности. До Северного моря советские подлодки никогда не плавали, а в основном рейдерствовали вдоль побережья Норвегии. Например, С-101 и С-102, тоже построенные в Горьком, начало войны встретили на Балтике, но потом, в августе, своим ходом отправились по Беломоро-Балтийскому каналу на Северный флот. То есть воевали они как раз в тех местах, где развивались события упомянутого фильма. 101-я впоследствии совершила 11 боевых походов, в ходе которых потопила один транспорт и немецкую субмарину. А 102-я выполнила 15 походов, но потопила лишь один транспорт.

ПРИКЛЮЧЕНИЕ ВО ФЬОРДЕ КОНГА

Для самой С-103 фильм с ее участием стал пророческим, причем как в прямом смысле (вскоре после съемок лодка действительно отправилась воевать на Север), так и с точностью до наоборот (в плане боевых достижений).

15 апреля 1943 года, когда стало окончательно ясно, что немецкие корабли на Каспии вряд ли появятся, подлодка в составе отдельного отряда ПЛ отправилась в беспримерное плавание из Баку в Архангельск. Сначала субмарина прибыла в Саратов, а в начале мая на свою родину – в Горький. Это произошло спустя четыре года после спуска на воду, при этом корабль до сих пор так и не принял участия в реальных боевых действиях. А кино с участием С-103 примерно в это время демонстрировалось в горьковских кинотеатрах! В период с 11-го по 28-е мая лодка преодолела оставшийся участок пути до Архангельска, где сразу же вошла в состав Северного флота. 20 сентября С-103 перебазировалась в Полярное и была зачислена в состав 5-го дивизиона бригады ПЛ СФ.

9 октября 1943 г. С-103 наконец отправилась в свой первый боевой поход, в район острова Рольвсё у побережья Норвегии. Видимые в перископ горные хребты невольно навевали ассоциации со съемками годичной давности. Но военная реальность, увы, была гораздо сложнее. 26-го числа лодка была обнаружена береговым наблюдательным постом, после чего охотник за подлодками Uj-1209 и тральщик М-365 сбросили на нее 8 глубинных бомб. В итоге 5 ноября С-103 ни с чем вернулась на базу. Два следующих похода (16 – 31 января и 12 – 28 апреля 1944 года), проходившие в рамках операций «РВ-1» и «РВ-3», тоже завершились безрезультатно.

В следующий раз «Эска» вышла в море 16 мая 1944 года, вскоре заняв позицию между Порсангер-фьордом и Лаксе-фьордом у норвежского побережья. После долгого и томительного ожидания днем 29 мая в устье второго были замечены три корабля, которые опознали как «фашистские тральщики». С большой дистанции (18 – 20 кабельтовых) лодка выпустила по ним все четыре торпеды из носовых аппаратов. Потом командир увидел в перископ шапку бело-зеленого дыма и на этом основании предположил, что потопил все три цели! Прямо как в игровом автомате «Морской бой» времен застоя, который очень любили советские детишки. Смотришь в «перископ», видишь выходящий из-за берега кораблик и пускаешь светящуюся торпеду с упреждением. А потом –  бдыщщщ, эффектный звук «взрыва»! В действительности это были три корабля противолодочной обороны – Uj-1209, Uj-1211 и Uj-1219, которые советских торпед даже не заметили. И хорошо! Ибо в противном случае лодка на базу могла уже и не вернуться.

После возвращения С-103 встала на ремонт в док, а снова вышла в море только 16 августа 1944 года. Пятый поход  проходил в районе Конг-фьорда. Утром 23 августа лодка выпустила две торпеды по немецкой десантной барже «Зибель», но промахнулась. Через час командир увидел в перископ судно, которое принял за танкер водоизмещением 3000 тонн, и приказал дать полный залп из носовых аппаратов. Однако вышли только три торпеды, две из которых посчитали попавшими в цель. На самом же деле было атаковано небольшое каботажное судно «Гретхен» водоизмещением 225 тонн. При этом норвежцы наблюдали прохождение пяти торпед, которые взорвались при ударе о прибрежные скалы.

28 августа у мыса Харбакен С-103 атаковала конвой Ki-128-Lf. Результаты фиксировали «по звуку», то есть из-под воды. Экипаж услышал два отдаленных и слабых взрыва, а затем еще один – «большой силы». Потом вынули перископ – «недосчитались» одного транспорта и сторожевого корабля, коих, соответственно, посчитали уничтоженными. В действительности немцы видели прохождение трех торпед, причем одна из них из-за неисправности всплыла и шла по поверхности воды.

Вечером 29 августа лодка, не добившаяся ни одной победы, вернулась в Полярное и снова встала на ремонт, после которого в море больше не выходила. По окончании войны С-103 служила в составе Северного флота до конца 1955 года, а в 1957-м была разобрана на металл.

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *