Апрельские антитезисы

ИсторияО чем писала нижегородская пресса в апреле 1917 года

«Как вешнее солнце, сияет Жар-птица,
Лишь черный орел негодует и злится,
И чувствует-видит свое он бессилье.
И новое чудо, быть может, свершится:
В огне возрожденной свободной Жар-птицы
Сгорят и истлеют орлиные крылья…»
(«Нижегородский листок», 2 апреля 1917 г.)

«МЕРТВЫЙ, НЕПОВИННЫЙ НАРОД ВОСКРЕС»

Апрель столетней давности стал временем эйфории и упоения от свержения царя, от революции, когда запах весны смешался с внезапно свалившимся на народ чувством свободы. То было время, полное надежд, иллюзий и мечтаний о светлом будущем. «Пасху нам приходится встречать теперь при исключительных обстоятельствах, – писал «Нижегородский листок». – Свершилось воскресение русского народа, о котором писал когда-то Некрасов:

«Ты проснешься ль, исполненный сил,
Иль, судеб повинуясь закону,
Всё, что мог, ты уже совершил –
Создал песню, подобную стону,
И духовно навеки почил?..»

Теперь этот «мертвый, неповинный народ воскрес» и, как былинный Илья Муромец, долго бывший без движения, встал, «исполненный сил». Правда, отнюдь не всегда эти силы направлялись в русло, которое предначертала новая власть. Крестьяне начали массово захватывать помещичьи земли и грабить закрома. «Громят деревню Борок, меня арестовали на двое суток, – сообщал из Работок местный чиновник граф Келлер. – Разграбили дома. Распоряжаются без полномочий». «Землевладелец Княгининского уезда Званцев по телеграфу сообщил губернскому комиссару, что в его имении в Тарталее народ взял пленных и отбирает скот», – писала пресса.

В армии тем временем началось повальное дезертирство. «Солдаты! Вся Россия с тревогой внимает скорбным вестям, приходящим с фронта, – говорилось в воззвании Временного правительства. – В то время как все силы обновленной России и стоящей на ее страже армии должны быть обращены к ограждению завоеванной свободы от грозящей опасности, в армии наблюдается сугубо печальное явление, в корне подрывающее ее силы, а именно – массовое дезертирство солдат. Явление это начинает принимать опасный характер и находится, главным образом, в связи с распространяемыми в армии преступными воззваниями о предстоящем переделе земли, причем участниками его будто бы являются лишь те, кто находится к этому времени внутри страны».

НИЖЕГОРОДСКИЕ ЕВРЕИ ВЗЯЛИ КУРС НА СОЗДАНИЕ ИЗРАИЛЯ

Пожалуй, больше всех воспрянули духом нижегородские евреи. 100 лет назад в городе случилось то, чего в темные царские времена и представить себе никто не мог. На Благовещенской площади (сейчас – площадь Минина и Пожарского) прошел массовый еврейский митинг и была создана нижегородская сионистская организация. «Мы, евреи г. Нижнего Новгорода, горячо приветствуем Временное правительство, советы рабочих и крестьянских депутатов в г. Петрограде и выражаем свою готовность всеми силами поддержать Временное правительство, – сообщалось в воззвании сионистов. – Мы заявляем, что еврейский народ, объединенный многотысячной историей, самобытной культурой и национальным самосознанием, имеет все права на культурное самоопределение и национальную самостоятельность в вопросах внутренней еврейской жизни. И только полное проведение в жизнь этих начал по отношению к еврейскому народу, равно как и к другим населяющим Россию народам, создаст полную гармонию интересов и укрепит братство всей российской нации. Вместе с тем выражаем свою уверенность, что ближайший мирный конгресс, которому предстоит решить также и участь малых народов, признает и закрепит наше право на нашу историческую Родину – Палестину». Кстати, обращение было поддержано главным раввином США – Вейсом, который тоже выступил  в поддержку Временного правительства «в деле еврейского освобождения».

Слово «ближайший» в резолюции было неслучайным. Как раз в апреле в мировую войну вступили США, что вызвало надежды на скорую победу Антанты. «Накануне заключительного аккорда великой современной войны, когда воюющие стороны стремятся напрячь свои последние усилия, чтобы достигнуть успеха в борьбе, Германии пришлось встретиться с новым участником – североамериканскими Соединенными Штатами, – говорилось в статье «Новые перспективы войны» (газета «Нижегородский листок»). – В то время как центральные монархические государства, блокированные со всех сторон сухопутными и морскими силами держав Согласия, будут расходовать свои последние ресурсы на ведение войны, богатейшая в мире страна – Соединенные Штаты – предлагает свои неисчерпаемые запасы материальных средств державам Согласия». В апреле 1917-го казалось, что еще немного – и Германия, Австрия и Турция падут, а Россия и США будут пожинать лавры победы и обсуждать создание еврейского государства. Стоит ли говорить, сколько еще времени и жертв потребуется евреям для осуществления этой мечты!

1 МАЯ ОТМЕЧАЛИ 18 АПРЕЛЯ

Случались в постреволюционнной России и другие казусы. «Совет рабочих депутатов призвал товарищей рабочих, солдат, служащих торговых предприятий, общественных организаций и всех граждан к празднованию 1 Мая, – гласило воззвание в газетах. – Согласно решению, принятому на Съезде советов рабочих и солдатских депутатов в Петрограде, 1 Мая будет праздноваться по новому стилю, одновременно с рабочими всего мира, т.е. 18 апреля».

Праздник вызвал большой резонанс, ведь впервые его можно было отмечать легально, не опасаясь жандармов и арестов. «Еще с раннего утра в город потянулись, привлекаемые небывалым торжеством, жители окрестных сел и деревень», – сообщали СМИ. Празднование началось с огромного митинга на Благовещенской площади «у памятника» (имеется  виду Александру II, но поскольку это был «проклятый самодержец», имя его не упоминалось). На знаменах и транспарантах красовались самые разные лозунги, от всем известных «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и «Да здравствует Учредительное собрание!» до «Хай живе автономна Украина!», «Ще не вмерла Украина!» и «Даешь Федеративную Демократическую Республику!». Дело в том, что после падения самодержавия возник вопрос: а как теперь будет называться Россия? В апреле 17-го высказывались идеи переименовать империю в Федеративную Республику Россия (ФРР) и Федеративную Демократическую Республику (ФДР). Ну а евреи пришли с плакатом «Евреям – свое государство!».

После митинга на площади, целиком заполненной народом, прогремел ружейный салют, возвестивший о начале «торжественного парада демократии». Потом собравшиеся в огромном количестве люди прошли по улицам Большой Покровской, Полевой (ул. Горького), Острожной площади (пл. Свободы), Мартыновской улице (ул. Семашко), откосу и вернулись на Благовещенскую площадь. На всем пути народ распевал «Марсельезу», которая в 1917 году фактически стала гимном новой России. Как говорил Александр Керенский, в то время министр юстиции, «у русской демократии своего гимна нет, но есть гимн всей демократии – «Марсельеза».

Собственно, весь 1917 год проходил в сплошных шествиях и демонстрациях. Работать на заводах, сеять хлеб, таскать грузы теперь никто не хотел, производительность труда упала в несколько раз, зато любые манифестации и праздники неизменно собирали десятки тысяч людей.

ЗАЕМ СВОБОДЫ

Праздники праздниками, а первая проблема, с которой столкнулось Временное правительство, звучала так: денег нет, а воевать надо! И где их взять? Конечно же, одолжить у народа! Одной из первых мер новой власти стал выпуск очередных облигаций, получивший пафосное название «Заем свободы». «Новый строй и новые права налагают на народ и огромные обязанности перед государством, – писал «Нижегородский листок». – Без денег нельзя вести и кончить войну, без денег невозможно исправить сделанных старым строем ошибок и несправедливостей, без денег нельзя осуществить целый ряд неотложных преобразований во внутренней жизни страны». Посему народу предложили в очередной раз скинуться.

Облигации выпускались достоинством от 50 до 25 000 рублей под 5% годовых, при этом срок погашения составлял аж 55 лет! Таким образом, полностью рассчитаться по долгам Временное правительство планировало в… 1972 году. В общем, надо было быть безнадежным оптимистом, да еще и невероятным долгожителем, чтобы вложиться в указанное предприятие!

НАРОД ПРИЗВАЛ ОТПРАВИТЬ ЛЕНИНА НА ФРОНТ

В апреле газеты сообщили о возвращении в Россию Владимира Ленина и других большевиков. А потом выяснилось, что Ленин первым делом призвал к свержению Временного правительства и братанию с немцами. В тот момент многие восприняли это как плевок в лицо демократической революции. В Москве на Скобелевской площади даже прошел митинг против Ильича. «Если Ленин найдет еще таких же, как он сам, русской армии придется воевать не за Минском, а под Смоленском», – кричали ораторы. Его обвиняли даже в предательстве марксизма и переходе в лагерь анархистов. Мол, Маркс понимал, что для революции нужна экономическая база, а в стране нынче разруха и война идет. Раздавались призывы к немедленному аресту или изоляции Ленина и даже к отправке его на фронт – в окопы. «Он старый уже для окопов…» – донеслось из толпы.

Между прочим, в то время появился даже термин «ленинство» (не путать с ленинизмом!). Он стал синонимом пораженчества и предательства.

А до Октябрьской революции оставалось еще 6 месяцев…

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Апрельские антитезисы

  1. ВасилийГорький говорит:

    Господин Мальцев, в апреле Ленин не призывал к свержению Временного правительства! Ввиду «добросовестного оборончества» народных масс, ещё не раскусивших классовую сущность «революционной» власти, Ленин призывал: «Никакого доверия Временному правительству!».

    Жаль что с переименованием улиц Свердлова и Фигнер не вернули старое название «Острожная площадь» п.Свободы — это бы только подчёркивало то направление куда идёт Россия «встающая с колен».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *