Отбейте им пальцы, чтоб не бренчали!

Отбейте им пальцыТалантливых пианисток калечат по-соседски

— Вашу дочь заказали, — объявил с порога молодой человек из угрозыска.

— Кто? — побледнела мама Алины Петровой, думая, что ее зло разыгрывают. Ведь денег в семье врача и студентки музыкального училища не может быть по определению, да и вообще криминальные разборки в музыкальном мире как-то не приняты.

— Соседи сверху, — лаконично ответил оперативник.

— Так там же три женщины живут. Бабушка с дочерью и внучкой, — засомневалась Зоя Николаевна.

— Вот внучка и заказала, чтобы вашей дочери переломали руки и она больше никогда не играла на пианино. 

Алина сейчас учится на втором курсе консерватории по классу фортепиано. За свои 20 лет она неоднократно побеждала в престижных музыкальных конкурсах. Одновременно с учебой она преподает в колледже культуры и передает мастерство детям. После такого известия не могла играть несколько дней подряд — у нее был нервный срыв. Даже смотреть на фортепиано не могла без содрогания.

Алина с матерью 8 лет назад приехали из Казахстана. Взяли ссуду и купили небольшую квартиру в доме на
8 хозяев в Канавинском районе. Девушка хотела стать профессиональным музыкантом и занималась не менее
5 часов в день. 38-летняя соседка Елена Геннадьевна категорически была с таким положением дел не согласна.

Первой в двери постучалась бабушка и потребовала, чтобы Алина играла только по часу в день. Иначе непрекращающийся концерт Шопена и Штрауса сведет ее с ума. Алина с мамой передвинули пианино в другую комнату и оклеили потолок обоями — для звукоизоляции. Через несколько дней бабушка пришла снова: от «Лунной сонаты» стала ехать «крыша» уже у ее внучки Лены, а дочь заявила, что соседи проводят над ней эксперимент по превращению в зомби.

Вообще, Лена в детстве была малость тронутой. Соседи вспоминают, что любимой ее детской забавой была «игра в собаку». Маленькая Лена пряталась в коридоре и ждала, пока кто-то пройдет мимо. Тогда она кидалась из-за угла и впивалась зубами в штанину. Повзрослев, Лена еще больше озлобилась на окружающий мир. Не выдержав ее стервозного характера, от нее сбежал муж, подруги все как одна оказались предательницами, работодатели — извергами и кровососами, однокурсники — пройдохами и обманщиками. В результате Лена была вынуждена жить в одной квартире с пожилой мамой — такой же психопаткой — и престарелой бабушкой, которой — кажется, единственной — чудом удавалось сохранить рассудок среди семейки истеричек. Что особенно добивало Лену: имея высшее образование филолога, она работала на блошином рынке, продавая одежду для бандитских жен и проституток, поскольку, по ее понятиям, честные люди на таких рынках не одеваются. А по вечерам она больше всего любила погружаться в тишину. Где нет ни бабки с матерью, ни телевизора с его рекламой — ничего. И тут в ее сладостные минуты вторгался Шопен. Лена в бешенстве хватала одежду и выбегала из дома бродить по темным улицам города.

— Соседка, сволочь, из дома меня выживает, — подумала она.

Тогда ей и пришло в голову революционное решение — сломать пальцы на руках соседки, чтобы та уже никогда не смогла прикоснуться к фортепиано...

В медицинских книгах Елена прочитала, что перелом среднего и безымянного пальцев между второй и третьей фалангами — как раз то, что нужно. Оставалось найти исполнителя.

«Работу» она предложила своему коллеге — торговцу с рынка. Тот сразу согласился, но спросил:

— Может, лучше на обеих руках? Для верности...

— Давай, — радостно согласилась Лена и оговорила гонорар — 58000 рублей. По 29 000 рублей за каждую руку. И сразу поставила условие, что заплатит только после выполнения задания. Казалось бы, несовестливый мужчина согласился, взял тысячу авансом на бутылку водки и закуску. Но когда пошел на «дело», то, увидев невинное создание, вспомнил о своих детях и решил не брать грех на душу. Пошел сдаваться в местное отделение полиции. Сначала ему не поверили, решили, что это последствия алкогольного бреда, но затем предложили помочь задержать заказчицу с поличным.

Алину на некоторое время спрятали. А ее мать всем говорила, что девушку ограбили и сломали ей пальцы. Алина якобы лежит в больнице, и на ее карьере пианистки можно ставить крест.

Повторную встречу с «киллером» сотрудники милиции снимали уже на видео. Кстати, когда продавец в красках рассказал Елене Геннадьевне, как ломал пальцы, в ответ раздался смех явно ненормального человека. «Дело сделано», — бодро доложил исполнитель. Заказчица перекрестилась и рассмеялась: «Что, прямо косточки наружу вылезли? Так ей, сучке, и надо...»

Елена расплатилась сполна, после чего ее и задержали.

3 месяца Елена Геннадьевна провела в СИЗО. Сразу после ареста ее направили на психиатрическую экспертизу. Врачи признали ее вполне даже вменяемой. Тем не менее она обвиняла милиционеров, врачей и даже своего адвоката в коррупции! Утверждала, что все они куплены. Однажды за день умудрилась написать сразу несколько жалоб. Было принято решение провести повторную психиатрическую экспертизу. Теперь врачи сошлись во мнении, что Елена Геннадьевна больна. Вот цитата из заключения психиатров: «В настоящее время обнаруживается временное болезненное расстройство психической деятельности в форме острого полиморфного психотического расстройства с симптомами шизофрении. Нуждается в принудительном лечении в больнице общего типа».

Сейчас Елена находится в закрытой психиатрической больнице, что в поселке Ляхово, и все время пытается убежать — прячет острые предметы, бьет оконные стекла, ломает дверные замки. Врачи говорят, что она пролечится еще долго...

Оказывается, такие истории не редкость. Наши граждане совершенно спокойно переносят буйства соседей, которые ночи напролет крутят «У Оксаны олигарх», ну разве что милицию пару раз вызовут для острастки. Но как только до их ушей доносятся звуки классической музыки, всё — у них напрочь отказывают мозги. Вспоминается известная многим история, случившаяся в общежитии оперного театра им. Пушкина в Нижнем Новгороде, когда из-за нарушения тишины подрались солист театра Андрей Формазов и замдиректора Владимир Быков.

Музыкант Олег Ведерников из-за драки с соседом по коммуналке лишился виолончели, которая оценивалась в 25 тысяч долларов. По словам Ведерникова, его избил лучший друг Виктор, который временно проживал вместе с ним и его женой в их комнате. В тот вечер Виктор, офицер войск связи, пришел домой крепко выпившим и сразу завалился спать. Потом из театра пришел Олег, но в ответ на звонки Виктор послал его на три веселые буквы. Олег продолжал звонить и стучать. Тогда разгневанный лучший друг выбежал в коридор, ударом кулака в лицо сбил хозяина комнаты на пол, а потом открыл футляр, вытащил драгоценный инструмент работы старого итальянского мастера и ударил им музыканта по голове...

Бывают и еще более печальные ситуации, когда ненависть самых близких людей принимает совершенно уродливые формы.

— Не трожь инструмент, — в бешенстве кричал отчим Оленьке Поповой из города Дзержинска, когда она садилась за пианино.

Оля училась в музыкальной школе, и ежедневно ей было необходимо как минимум 3 часа разучивать гаммы и упражнения. Многие прочили талантливой девочке музыкальную карьеру.

— Вот съедете на новую квартиру — тогда и будешь по клавишам брякать. А сейчас — не смей, я отдохнуть хочу, — не унимался отчим.

Года три подряд Ольга занималась урывками, когда скандалист, с которым ее мать много лет не могла разменяться по причине малогабаритности жилья, отсутствовал в квартире. А отчим, между тем, перешел от слов к действиям.

Первым объектом ненависти стало несчастное пианино. Отчим портил настройку, выливал на клавиши варенье... Апофеозом вредительства стали три банки с бражкой, которую он поставил «доходить» внутрь инструмента. Ольга не сдавалась, ведь музыка для нее была важнее всего. Но музыкальные перспективы сошли на нет после того, как в припадке бешенства отчим так избил ребенка, что девочку в парализованном состоянии доставили в реанимацию. Полгода она провела в больнице, потом еще три месяца заново училась ходить, испытывая сильные головные боли... Да, квартиру после случившегося разменяли, но к пианино Оля больше не прикасалась.

Кстати, по настоянию мамы Оли уголовное дело против отчима-изверга прекратили — дескать, ребенок сам поскользнулся в ванной.

Кирилл ЛЕНСКИЙ

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *