Теория элит: «Шанцевский стабилизец»

Во многих районах прямо или косвенно продолжает рулить «советско-коммунистическая номенклатура». Очень редко в районах можно встретить «первых лиц», которые сформировались в постсоветскую эпоху, то есть которым до 40 лет. Таким образом, Нижегородскую область ждет «пятилетка» (или четырехлетие, до чемпионата мира по футболу-2018) «стабильного застоя»...

В политологическом плане Нижний Новгород – это «детский сад – штаны на лямках». Вся местная политология сводится к тому, что рейтинг губернатора Валерия Шанцева постепенно растет. Сейчас он уже достиг 84 процентов. А через год он будет 100 процентов! И что «политолухам» делать дальше? Между тем, в уважающих себя субъектах Федерации «политологический бизнес» так уже не делается. Там давно занимаются теорией элит. Давайте сделаем «пробу пера» в этом новом для Нижнего Новгорода экспертном направлении.

«Один вождь, одна элита»

Через год-два после того, как губернатор Валерий Шанцев из рук президента Владимира Путина получил власть в Нижегородской области, его давний друг по Москве, заместитель губернатора Сергей Потапов заявил о необходимости фор- мирования «шанцевской элиты». Взамен множества разрозненных, разнонаправ- ленных сил, которые действовали по принципу «кто в лес, кто по дрова». Призыв к созданию «моноэлиты» был воспринят неоднозначно. Мол, куда нас ведут? По пути Татарстана или Башкортостана, где «один вождь, одна элита»? При этом Потапов как раз и предлагал в качестве идеала Москву Юрия Лужкова и Татарстан Ментимера Шаймиева.

Надо признать, что губернатору Шанцеву не без проблем, не без внутренних междоусобиц удалось-таки к началу 2011 года сформировать свою моноэлиту. Интересный момент тут состоит в том, что Валерий Павлинович использовал для этого тот человеческий «материал», который волею судеб попал ему в руки. Он инкорпорировал туда минимально возможное число своих людей, типа нынешних заместителей губернатора Сергея Потапова и Дмитрия Сватковского. Какой ресурс оказался в распоряжении Шанцева? Это областное правительство, которое было в 2005 году во многом плодом лоббизма отраслевых групп. А также городская Дума Нижнего Новгорода образца 2005 года и Законодательное собрание Нижегородской области образца 2006 года. И, конечно, главы районов, которых избрали в конце 2005-го.

Губернатор Валерий Шанцев тогда проработал в регионе считанные месяцы. Он не подбирал людей ни в главы районов, ни в представительные органы власти. Этим занимались все кто угодно, но не Шанцев. А именно: председатель Законодатель- ного собрания области Евгений Люлин, который, кстати, возглавлял и региональ- ную «Единую Россию», мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов, председатель исполкома «Единой России» Александр Вайнберг...

Примечательно, что именно при Шанцеве в региональной элите наблюдались самые мизерные изменения. Как-то в 2003—2004 годах проводился анализ: сколько депутатов гордумы Нижнего Новгорода обычно сохраняют свои мандаты после очередных выборов? Выяснилось, что только треть депутатов переизбираются, а остальные по разным причинам теряют места в представительном органе власти областного центра. С 2005 года в элитных кругах мы наблюдаем «шанцевский стабилизец». Очень многие главы районов, избранные в 2005 году, и сейчас рулят своими территориями. Довольно много членов правительства «первого шанцевского призыва» еще работают: Владимир Иванов, Геннадий Баландин, Александр Цапин, Сергей Наумов, Анатолий Силаев, чуть позже прибыли Сергей Потапов и некоторые другие все еще действующие лица. После выборов в гордуму Нижнего Новгорода в октябре 2010 года и в Законодательное собрание в марте 2011 года более половины депутатов (а не треть, как было до губернаторства Шанцева) сохранили мандаты.

Разрыв поколений после Шанцева

Итак, можно сказать, что постарел губернатор Нижегородской области, постарела и его элита. Миновали «золотой возраст» для избрания губернатором те, кого в 2004—2005 годах прочили на этот высокий пост. Евгению Люлину уже под шестьдесят лет, Вадиму Булавинову за «полтинник». Не пожалело время и других потенциальных претендентов на пост губернатора: Владимира Иванова, Виктора Клочая... Следовательно, можно сказать и жестче: устарел Шанцев, устарела и шанцевская элита. Отмечу, что не только на уровне областного руководства, но и во многих районах прямо или косвенно продолжает рулить «советско-коммунистическая номенклатура». Очень редко в районах можно встретить «первых лиц», которые сформировались в постсоветскую эпоху, то есть которым до 40 лет.

Сейчас у власти находится поколение управленцев, которым от 55 до 60 лет. Это результат того, что Шанцев не меняет элиту, сохраняя кадровый застой или ка- дровую стабильность, кому как нравится.

Здравая же логика требует, чтобы к рычагам управления пришло поколение управ- ленцев, которым от 40 до 45 лет. Интересно, что в эту возрастную группу уже не входят «молодые» руководители Нижнего Новгорода. Олегу Кондрашову и Олегу Сорокину в этом году исполнится по 47 лет. В случае избрания Валерия Шанцева губернатором Нижегородской области в сентябре нынешнего года (а вероятность этого близка к ста процентам) кадровый «стабилизец» будет пролонгирован. А зна- чит, нынешнее поколение «сорокалетних» пролетит мимо кабинетов власти. После «эпохи Шанцева» к власти придет не позднесоветское поколение, а поколение, кото- рое сформировалось в лихие 90-е годы.

Что бы это значило? В России – а Нижегородская область тут не является исклю- чением – практически полностью отсутствует такой реально стабилизирующий («стабилизец» — это совсем другое) фактор, как преемственность. Даже в том случае, когда одно поколение руководителей сменяет следующее поколение. В советские времена преемственность в той или иной мере обеспечивалась за счет низовых структур. Многие читатели помнят поговорку о том, что вторые секретари горкомов и райкомов сменяли первых секретарей. Так вот, после Шанцева мы, видимо, получим разрыв поколений: «советскую номенклатуру» сменит не позднесоветская элита по своему воспитанию, а постсоветская элита. Между ментальностью шанцевского и постсоветского поколений – пропасть. Это очень нехороший фактор, который приведет к снижению эффективности управления в разы, к резкому росту коррупции, которая даже сейчас зашкаливает.

К этому разрыву можно добавить и негативный личностный момент губернатора Валерия Шанцева. Убежден, что чисто психологически нынешний глава Нижегородской области не заинтересован в том, чтобы после него наш регион развивался лучше, чем при нем. По понятиям Шанцева, его имя должно остаться в истории Нижнего Новгорода на уровне Отца-основателя нашего города. Не удивлюсь, если сегодняшний губернатор Нижегородской области всерьез считает, что его памятник должен стоять рядом с памятником основателю Нижнего Новгорода между зданиями Белого и Желтого домов. Это означает, что Шанцев не будет целенаправленно готовить сильного преемника. Пусть потом все вспоминают его, четвертого губернатора Нижегородской области, а не пятого. Мы же видим, как «политолухи» не просто активно и целенаправленно возвышают нынешнего главу региона, но и опускают ниже канализации его предшественников Бориса Немцова, Ивана Склярова и Геннадия Ходырева. Хотя они работали намного меньше Валерия Шанцева и в значительно более сложных экономических и политических условиях. Сопоставления тут условные и очень несправедливые.

Шанцев боится потерять власть

Почему «режим Шанцева» является крепким сейчас, внушает страх и уважение сегодня, но будет вызывать только усмешки тех, кто придет «из лихих 90-х» на смену поколению «советской номенклатуры»? В Валерии Павлиновиче, как говорится, невооруженным глазом видна «порода». В Шанцеве сразу просматривается «советский начальник». А так как в районах сидят бывшие маленькие советские начальники, среди депутатов полно людей мэйдинюсса, то его власть для них «от Бога». Как это ни парадоксально звучит для позднекоммунистической элиты.

Важен и тот факт, что в Нижегородской области сейчас нет бывших губернаторов, которые имели бы огромный авторитет, нет вообще сакральных фигур. Бориса Немцова нет в Нижнем Новгороде, Геннадия Ходырева тоже, Иван Скляров давно скончался. Совсем другая ситуация, например, в Башкортостане. Там главу ре- спублики Рустэма Хамитова «морально-психологически» подпирает первый президент Республики Башкортостан Муртаза Рахимов. Тем более, что Рахимов и Хамитов находятся в конфликтных отношениях. Полагаю, что «фактор Рахимова» накладывает отпечаток на стиль и стратегию нынешнего президента Башкортоста- на. В любом случае, у Хамитова в Уфе нет той полной свободы рук, какая есть у Шанцева в Нижнем Новгороде.

Однако нижегородская элита должна понимать, что какой-то «башкортостанский опыт» Рустэма Хамитова придется использовать «после Валерия Шанцева». Известно, что сейчас в Уфе вовсю идет борьба с «архаическим» наследием Башкортостана, которое оставил «диктатор» Рахимов. Нам придется делать то же самое с «архаическим» наследием «диктатора» Шанцева.

Чем еще характеризуется нынешний режим Валерия Шанцева? К сожалению, нынешний губернатор Нижегородской области относится к той когорте руководителей, которые страшно боятся потерять власть. Шанцев – это карьерный чиновник, он, по сути дела, не работал в бизнесе, не создавал его нуля вне ад- министративного ресурса. У таких людей в крови какое понимание роли и места в жизни? Человек без должности – никто, ноль без палочки, человек на должности — это хозяин всего, что есть на вверенной ему территории. Ему не удалось «до упора» реализоваться в Москве при мэре Юрие Лужкове. Он пытается все нагнать с перехлестом здесь, в Нижегородской области, не думая ни о преемственности, ни о долгосрочных перспективах субъекта Федерации.

Сейчас же востребованы руководители регионов другого плана: те, которые не хватаются намертво за должность, кто пришел из бизнеса во власть для «служе- ния». Это для них как «дар судьбы». Но если пойдет что-то не так, они не будут мертвой хваткой цепляться за власть, за должность. Уйдут обратно в бизнес. Не- большая пока практика нахождения таких людей во власти показывает, что они рабо- тают честно, без коррупционных мотивов, ради личностной реализации.

За последние два десятилетия на постах губернаторов перебрали всех: олигархов, силовиков, советскую номенклатуру... Все они хватаются за власть так, что с мясом не отдерешь. Конечно, сейчас такое уже не востребовано. Но Нижегородской области в 2014 году не повезло. У нас пока получается иначе. Что ж поделаешь, если Владимир Путин и Валерий Шанцев некоторое время были параллельно вице-мэрами, соответственно, в Санкт-Петербурге и в Москве, а президент у нас обладает хоро- шей памятью и тех, с кем встречался по жизни, не бросает. Даже когда это надо бы сделать?

Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Страсти по власти. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *