Они искривляли линию партии

В середине лета 1934 года горьковчане живо обсуждали новости из Германии. Не Третьего рейха (о таковом пока не слышали), а именно Германии.Газеты пестрели заголовками типа «Конец национал-социалистской революции», «Возбуждение в Берлине», «Гитлер и Геринг выполняют волю Тиссена и Круппа» и далее в таком духе. Речь шла о событиях, позднее вошедших в историю как «Ночь длинных ножей» — расправе Гитлера над штурмовиками СА, произошедшей 30 июня 1934 года.

А ВЫ НЕ ПОДУМЫВАЛИ ЗАСТРЕЛИТЬСЯ?

Официальным поводом для операции под кодовым названием «Колибри» послужила нелояльность штурмовиков во главе с Эрнстом Ремом и подозрения в подготовке путча. Неофициально последнего обвиняли в приверженности гомосексуализму и распространении его среди своих подчиненных. Но таких закулисных подробностей горьковчанам не сообщали. Напротив, пресса писала о кризисе национал-социализма и перспективах компартии Германии. «Происшедшие события – не последние, будущее принесет новые сюрпризы, – писала «Горьковская коммуна». – В Германии большое, хорошо организованное коммунистическое подполье. Имеет ли вообще Гитлер сегодня за собой большинство народа?» Среди прочего горьковчане узнали о том, что вчерашняя правая рука фюрера, командир штурмовых отрядов СА Эрнст Рем, покончил с собой. В действительности это была не совсем правда. После ареста Гитлер действительно приказал принести в камеру бывшему коллеге свежую газету с позорной статьей о нем и казни сторонников, а также пистолет с одним патроном. Однако Рем, прочитав ее, почему-то не застрелился, в связи с чем «самоубийство» пришлось совершить штурмбаннфюреру СС Михелю Липперту и будущему командиру известной дивизии «Мёртвая голова» бригаденфюреру СС Теодору Эйке.

Товарищ Сталин внимательно следил за событиями в Германии и спустя некоторое время взял на вооружение многие приемы нацистов. К примеру, по одной из версий, он еще за год до ареста спросил у маршала Тухачевского, не подумывал ли он когда-нибудь застрелиться. Однако тот намека не понял, посему повторил судьбу Рема. А всего спустя два с половиной года после Рема застрелится Серго Орджоникидзе...

Между тем летние события в нацистской Германии хорошо перекликались с тем, что творилось в самом Советском Союзе и Горьковской области. По всей стране тогда шли так называемые партийные чистки. Согласно постановлению ЦК ВКП (б) от 28 апреля 1933 г., к категории «вычищаемых» были отнесены: «классово чуждые и враждебные элементы, обманным путем пробравшиеся в партию и остающиеся там для разложения партийных рядов»; «двурушники», живущие обманом партии, «перерожденцы, сросшиеся с буржуазными элементами», не борющиеся с рвачами, лодырями, ворами и расхитителями, «карьеристы», «шкурники», «обюрократившиеся элементы», «морально разложившиеся», «пачкающие знамя партии» и т.п.

Любопытно, что практика «чисток», как и название, была заимствована большевиками от якобинцев, которые осуществляли нечто подобное в год своего пребывания у власти (1793—1794). Боясь, что к правящему клубу примазалось достаточное количество карьеристов, не исполненных соответствующих «республиканских добродетелей», а какое-то количество старых якобинцев «разложилось» и «таковые добродетели утеряло», они ввели нечто вроде клубного суда, на котором каждый должен был отчитаться перед коллегами в своей деятельности до и во время революции. А те могли задавать вопросы и сообщать компрометирующие факты.

НАКАНУНЕ ЧИСТКИ ВОЗНИК ЗАГОВОР ПРОТИВ ЧИСТКИ

В СССР все проходило в том же духе. Созывалось партсобрание, на котором каждый коммунист был обязан рассказать о своем происхождении, личной жизни и работе, причем с обязательным указанием недостатков и публичным покаянием. При этом любой желающий мог выложить на товарища весь имевшийся «компромат» и задать любые провокационные вопросы: «А я слышал, у тебя любовница есть!», «А правда, что твоя мать при царе содержанкой была?», «А мы тебя третьего дня пьяным видели!»

В общем, дальнейшая судьба человека фактически отдавалась на откуп его соседям и сослуживцам. И народ с радостью оправдывал доверие! Разве можно упустить такой шанс поквитаться с обидчиком, более успешным коллегой по работе или ненавистным начальником, залив его грязью и выложив на суд общественности все сплетни? Не это ли гарантированная сталинской конституцией свобода слова и советская демократия?! И не за это ли «широкие массы трудящихся» так любили советскую власть? За то, что каждый зарвавшийся чиновник или подпольный богатей в любой момент мог быть подвергнут публичному осмеянию, оплевыванию, а потом и позорному изгнанию.

Так во время чистки парторганизации сельхозинститута был разоблачен заведующий кафедрой диамата (диалектического материализма) и ленинизма профессор Долматов. Оказалось, что этот ученый «не сумел установить разницу между кустарем и кулаком». А именно, до рево- люции Долматов был сыном кулака и принимал участие в эксплуатации рабочих. Ну а когда вступал в партию, указал в заявлении свое происхождение как «сын кустаря». Именно за сей проступок профессора с позором исключили из ВКП (б) и выгнали с работы. Причем настучали на «кулацкого сына» его же студенты, якобы ранее работавшие у него в батраках и теперь «не давшие Долматову обмануть партию». А ведь кто знает, может, они просто зачет завалили и решили отомстить преподу? Коммуниста Овчинникова с госмельницы вычистили за то, что «на его глазах на мельницу проникли кулаки, бывшие арендаторы этой же мельницы». Причем проникли не с целью работать, а «организовать пьянство», в которое втянули и самого Овчинникова. А председателя промколхоза Огородникову обвинили в том, что она «искривляла линию партии». В качестве главных примеров и доказательств «искривления» приводились случаи, когда дама незаконно оштрафовала одного колхозника на 100 рублей, а другого «неправильно уволила». Да еще и отец ее оказался «бывшим торговцем». А вот некий Смирнов, заведовавший кассой взаимопомощи на транспорте, лишился партбилета за то, что выдавал ссуды сначала служащим, потом рабочим, а не наоборот. Да еще и морально разложился, завел любовницу! Вон, вон из партии!

В общем, было бы желание (ну и соответствующий донос), в «разложенцы», «двурушники» и «шкурники» можно было зачислить кого угодно. Вот, к примеру, директоров известных горьковских ресторанов «Антей» и «Ялта» коммунистов Радика и Карелову «подчистили» за то, что они якобы недоливали посетителям пиво, организовывали раздачу блюд в грязной посуде, не стирали занавески, ну и там попутно обсчитывали и обвешивали клиентов.

Местами чистка проходила по нескольку раз, неоднократно проверенные местными парторганизациями деятели, не успевшие перевести дух от предыдущего выворачивания наизнанку, вычищались уже районными и краевыми парткомиссиями. В связи с, так сказать, «вновь выявленными обстоятельствами». «Партсобрание исключило из партии только что проверенного на чистке начальника 4 участка Федосеева, – писала «Балахнинская правда». – Федосеев использует десятника по сушке Гузанова для своих личных услуг, а зарплату выплачивает ему за счет участка. Этот же Федосеев 8 июня вместе с зав. столовой Горячевым и зав. магазином Патренкиным уехал пьянствовать, избил коммуниста Седова и спустил под откос 2 жел. -дор. узкоколейных вагона...». «Накануне собрания по чистке председатель колхоза Толстиков устроил тайное собрание колхозников, на котором путем угроз, используя родовые обычаи контрреволюционного «Кенеша», обязал колхозников молчать, – рассказывала «Горьковская коммуна». – Чтобы замазать факт сговора против чистки, Толстиков организовал перед собранием демонстрацию. Колхозники пришли на собрание по чистке побригадно, с красными флагами. Во время чистки Толстикова на со брании царило гробовое молчание, ни один из колхозников не выступал... Но районная комиссия по чистке, при помощи политотдела МТС, вскрыла заговор против чистки и его организаторов. Обманщик партии Толстиков из рядов партии исключен».

СЕЛЬКОРА ВЫГНАЛИ ПИНКОМ, СТЕНГАЗЕТУ «АРЕСТОВАЛИ»

Одним из главных орудий партийной чистки начала 30-х годов стала пресса. В особенности стенгазеты, которые массово публиковали позорные статьи про двурушников, перерожденцев и моральных разложенцев. К стендам охотно шли целые толпы читателей, которые потом дружно хохотали над своими коллегами. Ну а если последние оказывались недовольны, это, естественно, становилось лишним «доказательством» их вины. На правду ж всегда обижаются! «На 3 участке давно уже чья-то преступная рука уничтожает стенгазеты, вырывая из газет заметки, – писала упомянутая «Балахнинская правда». – Стенгазета «За торф» выступила против пьяниц-разливальщиков. В тот же день эти заметки были вырваны из стенгазеты. В 14 общежитии только что вывесили стенгазету на татарском языке, а через час она уже была сорвана. Там же, в общежитии, сорвали стенгазету на удмуртском языке. В участковой стенгазете 5 июля была вырвана заметка с выводами комиссии по чистке».

Впрочем, не только герои стенгазет срывали их. Порой и усердные корреспонденты получали за свои публикации, как говорится, по полной. «В ряде колхозов имеют место факты преследований селькоров, – рассказывала статья «Почему не наказаны виновники издевательств над корреспондентами». – Редактор стенгазеты Б. Сундырского сельсовета т. Волков сообщает, что номер стенгазеты, где указывались недостатки председателя сельсовета т. Комарова, был снят и спрятан. В Кари-Кассинском колхозе председатель колхоза выгнал пинком из колхозного клуба селькора Фиминова Константина за то, что он пишет о колхозе и о недостатках правления. В Сареевском колхозе стенная газета (редактор-комсомолец – т. Давыдов), в которой были отмечены безобразия, творимые парторгом Долговым (пьянство, связь с кулаками), была «арестована» самим Долговым. Об «аресте» этого номера стенгазеты хорошо известно райкому партии... В деревне Кари-Касса селькор Иванов был избит за то, что разоблачил недостатки и безобразия в колхозе. В деревне Янат-Кассах Тайшевского сельсовета редактор стенгазеты тов. Емельянов был избит учителем Ивановым за то, что разоблачил пьянство Иванова, послужившее причиной частых срывов занятий в школе».

Но все это, конечно же, были только цветочки. У якобинцев «сочтенный недостойным» исключался из клуба, что чаще всего служило прелюдией к аресту и казни. У нас в стране чистки 1933 – 1934 гг. стали своеобразным учением перед полномасштабными репрессиями. Да и списки «вычищенных» потом тоже пригодились...

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Они искривляли линию партии

  1. Валерий говорит:

    Упаси нас Бог от подобных чисток. Факт разделения общества на патриотов и национальных предателей уже совершился в 2014 году. Всё может повторится при попустительстве гражданского общества.

  2. Сергей говорит:

    Не мешало бы и в наше время чистки производить, хотя бы перед выборами среди кандидатов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *