р. Волга: судоходство может совсем прекратиться!

Мы уже рассказывали о трудностях, с которыми в этом году столкнулось судоходство на Волге. Из-за обмеления реки на участке Городец – Балахна сухогрузы садятся на мель, а туристические лайнеры вынуждены высаживать пассажиров. Каковы прогнозы развития ситуации и что ждет волжский путь этим летом, а также в ближайшие годы?

Почему нельзя углубить реку с помощью земснарядов, и поможет ли постройка низконапорной плотины в районе поселка Большое Козино? За разъяснениями мы обратились к директору по эксплуатации судоходной компании «Волжское пароходство» Дмитрию Ростиславовичу Фролову, который знаком с проблемами Волги, как говорится, не понаслышке.

На данный момент компания располагает 60 грузовыми теплоходами и 35 буксирами, большинство из которых рассчитаны на караваны четырехсекционного состава (из четырех барж). Ежегодно они перевозят свыше 6,5 млн тонн грузов.

ЗЕМСНАРЯДЫ УЖЕ НЕ ПОМОГУТ!

Как выяснилось, у нынешнего критического обмеления Волги есть как множество причин, которые можно условно разделить на исторические и ситуационные. Первые связаны с тем, что расчеты, выполненные для Чебоксарского водохранилища и всей Волжской лестницы, так и не были осуществлены.

В результате в русле реки начали происходить необратимые изменения, глубины из года в год падают и все больше зависят от сбросов воды с Нижегородской ГЭС. Соответственно, судоходство по проблемному участку, начиная с 1996 года, становится все более затруднительным и приносит значительные убытки.

«Вот простой пример, — объясняет Дмитрий Фролов. — Идет сверху буксир с четырьмя баржами. В Городце он вынужден отцеплять две из них, чтобы пройти дальше. А потом ставит их на якорь и возвращается за остальными. Либо мы вынуждены посылать навстречу второй буксир, как бы деля караван надвое. Вы же понимаете, что это огромные дополнительные расходы, простой».

Что касается нынешнего года, то основной причиной малой воды стали ошибки в прогнозах водостока и уровня воды на Рыбинском водохранилище – главном регуляторе Волжского каскада. Обычно действует следующая схема. Рассчитывается прогноз на паводок, и в конце зимы ГЭС заранее срабатывает воду с тем, чтобы во время половодья наполнить водохранилище до нормального уровня.

В этот раз воды сбросили много, и вдруг 5 апреля выясняется, что запасов снега – ноль, новой воды не будет! Поэтому срабатывание остановили на 99-й отметке, фактически оставив нас на голодном пайке. Для нашего пароходства ситуация в целом не самая критическая. Посудите сами: за 2013 год через Городецкий гидроузел прошло в общей сложности 9000 бортов. Из которых только 920 наши.

Дело в том, что основные маршруты «Волжского пароходства» идут в обход Городца: из Астрахани на Каму и в порты Кавказа, из Череповца в Петербург и т.д. Однако для судовладельцев положение сейчас действительно тяжелое. Огромные убытки несут как перевозчики грузов, так и пассажирские компании. Сейчас Москва, Ярославль, Кострома, Череповец и другие порты практически отрезаны от Нижнего Новгорода, Казани, Самары и т.д.

При этом некоторые обыватели полагают, что проблему можно решить простым углублением дна, почему же, как раньше, земснаряды не работают? В действительности с технической точки зрения это не имеет смысла. Есть такое понятие, как зона выклинивания подпора.

При впадении реки в водохранилище вода теряет скорость, песок постепенно намывается, в результате чего выше по течению глубина постепенно уменьшается. Подпор как бы смещается все ближе к плотине. Углубление дна в такой ситуации не дает никакого эффекта, одним словом, сколько не копай, а глубина Волги выше Балахны все равно не изменится.

НИЖЕ ДВУХ МЕТРОВ ГЛУБИНА НЕ УПАДЕТ

Каков же выход из ситуации? По мнению экспертов, в том числе судовладельцев, это однозначно подъем уровня воды. «Нам в принципе все равно, будет ли это плоти- на около Большого Козино или повышение Чебоксарского водохранилища до 68-й отметки.

Главное, чтобы гарантированные глубины увеличились, и суда могли свободно плавать», — комментирует Дмитрий Фролов. При этом низконапорная плотина, в отличие от ГЭС, будет работать по принципу водопада, то есть держать максимальный уровень «68», а вся «лишняя» вода при этом просто сбрасывается вниз.

Это позволит решить проблему судоходства, однако никак не скажется на качестве воды в Чебоксарском водохранилище и не решит проблемы самой одноименной гидроэлектростанции. Агрегаты, рассчитанные на определенный уровень и напор воды, будут по-прежнему работать частично вхолостую и быстро изнашиваться.

Также останется проблема нехватки запасов воды в Волжском каскаде, по-прежнему нечем будет «поить» Волго-Донской канал и засыхающую Волго-Ахтубинскую пойму. Каким образом решить все это комплексно – задача государства. Так чего же нам ждать в жаркие летние месяцы? Может быть, уже скоро мы сможем перейти Волгу пешком? «Полный паралич судоходства этим летом очень даже вероятен, — поясняет Дмитрий Ростиславович. — Хотя есть такое понятие, как санитарный сброс воды.

То есть Нижегородская ГЭС в любом случае обязана обеспечить нам минимальную глубину 2,05 м. В таком случае в Городец смогут «прорваться» только суда с осадкой 1,8 м: есть у нас, к примеру, баржи для малых рек с широким корпусом и малой осадкой. Они точно пройдут, а вот остальным су- дам путь будет закрыт.

Михаил ХВОРОВ

Запись опубликована в рубрике Экономика и жизнь. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *