Абвер против Горького: схемы секретных объектов рисовали сами жители!

В Советском Союзе еще с начала тридцатых годов царила доходившая порой до идиотизма шпиономания и игра в секретность. Народу, как и сейчас, внушали, что мы, мол, находимся в кольце империалистических хищников, кои только и мечтают что-нибудь у нас оттяпать. При этом жила советская страна совсем не пацифистской жизнью. Каждый второй, если не каждый первый, точил на работе бомбы или снаряды, но при этом неустанно повторял, что «мы за мир во всем мире». Во время первых пятилеток в СССР была создана невероятная по масштабам военная промышленность, и даже «мирные» с виду предприятия вроде кожевенных и чулочно-трикотажных фабрик щедро загружались военными заказами.

Однако для всего мира мы как бы занимались мирным строительством. Посему заводы называли по номерам, прятали от «любопытных глаз» за деревьями и кустами, а продукцию обозначали кодовыми словами. К примеру, подводные лодки называли «баржами», а даже в секретной переписке скромно именовали «спецсудами». На всех, даже второстепенных, бумажках всюду стояли штампы «совершенно секретно» и просто «секретно». Любое разглашение «тайны», вроде проговориться в пивной, что, мол, самолеты выпускаем, строго наказывалось, приравнивалось к государственной измене. Даже газеты имели строгие инструкции, фотографии каких районов и видов города можно печатать, а каких нет.

К примеру, на фотографиях города Горького 30-х – 40-х годов можно найти десятки изображений Канавинского моста, площади Минина, автозавода и др., но нигде вы не увидите видов «Красного Сормова», машзавода или окрестностей авиазавода No 21. В годы войны вся эта, без преувеличения сказать, «секретная паранойя» приобрела еще большие масштабы. Весь Горький был обклеен плакатами со словами «Не болтай», «Болтун – помощник Гитлера» и т.п. Десятки людей арестовывались НКВД и судились как пособники Гитлера за то, что «болтали лишнее» и «разглашали тайну». Чтобы скрыть секретные объекты от воздушной разведки, их красили в камуфляжные цвета, завешивали маскировочными сетями, на крышах цехов устанавливали бутафорские домики и кустики, имитировавшие жилые поселки, а на пустырях возводили «ложные объекты».

Даже спустя десятилетия после войны ветераны некоторых горьковских предприятий уверяли, что «все у нас было тщательно замаскировано». В действительности же никакая «маскировка» и «секретность» не уберегли Горький от всевидящего ока фюрера. Когда весной 1943 года командующий 6-м воздушным флотом люфтваффе Роберт фон Грайм начал готовить массированные налеты на наш город, в его руках оказалось подробнейшее досье на все стратегические объекты. Немецкая разведка даже знала, как горьковчане добираются на работу. «Жители Горького живут в «рабочих городках», как правило, расположенных вблизи самих заводов. Но многие из них следуют на работу из других концов города, – говорилось в справке фон Грайма. – Основным видом транспорта в городе является трамвай, линии которого проходят по всем районам и пересекают Оку по железобетонному мосту».При этом информация была получена отнюдь не от шпионов, заброшенных в Горький!

ГИТЛЕРОВСКАЯ РАЗВЕДКА АКТИВНО «ПРИВЛЕКАЛА ОБЩЕСТВЕННОСТЬ»

В фильме «Осторожно, бабушка!», вышедшем на экраны в 1960 году, внучка лихо разъезжающей на «Москвиче-401» Елены Тимофеевны обеспокоена задержками в строительстве Дома культуры. Всему виной нерасторопное местное начальство. «Почему ты не привлекаешь общественность?!» — возмущается героиня, которую играла знаменитая Фаина Раневская. Вот и германская разведка руководствовалась в своей работе именно этим «принципом бабушки». Причем в самом прямом смысле слова! Зачем засылать во вражеский тыл и на заводы кадровых шпионов, если можно просто вежливо спросить у тех, кто в этом тылу жил и на тех самых за- водах работал?! Как следует из захваченных уже после войны немецких документов, данные о советской промышленности враг, прежде всего, черпал из опросов тех военнопленных, кто до войны трудился на фабриках и за- водах. Особое внимание уделялось инженерам и прочим техническим специалистам. В советских, да и современных кинофильмах создался довольно-таки типовой образ того, как в вермахте обращались с пленными. Ну, там, пытают злобные фрицы избитого солдата с кровоподтеками на лице и просят его рассказать какую-нибудь «военную тайну». В действительности немцы умели культурно работать с нужными людьми! Взятых в плен красноармейцев скорее не «допрашивали», а вежливо опрашивали, затем, отфильтровав нужных людей, приглашали их на чашечку кофе. В дружеском, доброжелательном тоне просили рассказать, где, мол, жил, где работал. Ну а разговорив человека, предлагали тому немножко посотрудничать с Третьим рейхом, а взамен обещали устроить хорошую жизнь в плену. И многие соглашались! Любопытные примеры того, как абвер работал с горьковской общественностью, приводит в своей книге «По следу Вервольфа» исследователь Вадим Андрюхин: «После опросов и допросов добытые материалы направлялись в отделение экономической разведки штаба «Валли- 1/1Ви» («Ви» — от немецкого слова «виртшафт» — экономика).

Отделение обобщало эту информацию и составляло обзоры, схемы, планы и карты советских промышленных предприятий. После чего эти документы шли прямиком в гитлеровскую ставку и в управление германской военной авиации – люфтваффе – для нанесения бомбовых ударов». При этом немцы не только допрашивали пленных инженеров, но и привлекали их к сотрудничеству в качестве чертежников и технических аналитиков. На этом специализировалась зондеркоманда-655, которой руководил выходец из России Вилли Мецнер: до 1931 года он жил и работал в Ленинграде. Наиболее ценные специалисты допрашивались в зондеркоманде-806. Это было особое подразделение, которым командовал опытный разведчик майор Гемпель, специалист по советской военной промышленности. Его сотрудники тщатель- но опрашивали пленных инженеров, выуживая у них всю известную им информацию. После чего предлагали закрепить сказанное на технических чертежах и планах.

«ВЫЯВЛЯЛ ИЗ СРЕДЫ ВОЕННОПЛЕННЫХ АНТИСОВЕТСКИ НАСТРОЕННЫХ ЛИЦ»

В указанных зондеркомандах, по данным Андрюхина, «трудились» и горьковские специалисты, как, например, Андрей Косун, руководивший группой по изучению советского пулеметного вооружения, и Федор Замятин, получивший штатную должность чертежника-копировальщика. Последний даже носил немецкую форму и получал оклад как военнослужащий вермахта. Уже после войны в Горьком было проведено несколько закрытых судебных процессов над земляками — немецкими шпионами. Так, в обвинительном заключении на Василия Шлемова, бывшего диспетчера пристани «Горький», говорилось: «Шлемов, находясь в составе 194-го полка морской пехоты, в октябре месяце 1942 года, во время боев с немецко-фашистскими захватчиками под городом Моздок, попал в плен к немцам, откуда в числе других пленных бойцов был переведен в лагерь в город Георгиевск. В георгиевском лагере военнопленных Шлемов был как специалист по эксплуатации водного транспорта выявлен и допрошен обер-лейтенантом Брауном (доктором экономических наук), возглавлявшим одну из групп экономической разведки германской армии, именуемую «Абверкоманда-101», а впоследствии «Зондеркоманда Штелле». На этом допросе Шлемов был предварительно обработан Брауном и выдал последнему секретные сведения о грузоперевозках по Московско-Окскому пароходству и количественном составе флота на пассажирских линиях Москва – Уфа и Москва – Горький, являвшихся в период Великой Отечествен- ной войны особо важными стратегическими путями. В ноябре 1942 года Шлемов из георгиевского лагеря был переведен в лагерь военнопленных в г. Ставрополь, где с ним по указанию того же доктора Брауна связался сотрудник вышеуказанной немецкой разведки Куроедов – в прошлом работавший инженером-механиком Средне-Волжского речного пароходства...

Дав согласие сотрудничать с органами немецкой разведки, Шлемов приступил к практической предательской работе, выполняя ряд чертежно-копировальных работ по оформлению материалов, собранных экономической разведкой от русских пленных, содержащих государственную тайну, лично на- чертил схему телефонно-селекторной связи и радиосвязи Московско-Окско-Камского и Волжского пароходств, а так- же расшифровал аэрофотоснимок города Молотовска, нанеся на него расположения военных объектов. Кроме того, выявлял из среды русских военнопленных антисоветски настроенных лиц, способных на предатель- скую деятельность в пользу немцев, и отбирал у них известные и секретные сведения, интересующие разведку противника». Аналогичным образом работал на немцев и бывший инженер завода «Красная Этна» Григорий Федорцов. Он служил на Черноморском флоте, а в плен попал в Севастополе в июле 1942 года. Впоследствии Федорцов работал у немцев чертежником и занимался копировкой планов городов и разного рода технического оборудования.

Пленные, конечно же, были не единственным источником информации. Еще в начале 30-х годов, когда многие заводы, в том числе в Горьковской области, только возводились, многие немецкие специалисты принимали не- посредственное участие в их строительстве. Благодаря этому в руках абвера оказались подробные схемы многих корпусов и сооружений, а также коммуникаций. Кроме того, в 1941 году, когда советские войска быстро отступали, а учреждения и предприятия просто не успевали уничтожить и вывезти свои архивы, к немцам попали огромные массивы секретной переписки между заводами, наркоматами и прочими ведомствами, в которой упоминались большинство военных предприятий и вся их продукция. Над Горьким постоянно летали самолеты-разведчики из специальной группы дальней разведки при главнокомандующем люфтваффе (Aufkl. Gr.Ob.d.L.), известной по фамилии своего командира как «группа Ровеля». Она регулярно снабжала абвер высококачественными снимками (на фото) всех военных объектов, расположенных западнее линии Пермь – Уфа, то есть Урала. При этом дурацкая камуфляжная «маскировка», на которую тратилось много сил и средств, в действительности не давала никакого эффекта. Дешифровщики без труда распознавали даже мельчайшие объекты вроде трансформаторов и калориферов и могли легко определить профиль предприятия. А потом сами горьковчане (пленные) «любезно» указывали, где и что там внутри находится.

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *