Горький – город пробок

Времена, как известно, меняются, нравы тоже. Однако есть в нашей жизни такие вещи, которые вечно актуальны. Как, например, возмущение политикой Соединенных Штатов, которое, пожалуй, стало такой же частью национального самосознания, как водка и встреча Нового года под фильм «Ирония судьбы или...». «Состоялся обмен телеграммами между Н.С. Хрущевым и главой государства Камбоджа принцем Нородомом Сиануком по поводу нового нападения сухопутных и военно-воздушных американо-южновьетнамских сил на территорию Камбоджи», — писал «Горьковский рабочий» 50 лет назад. «Совсем обнаглели, сволочи американские!» — справедливо возмущались трудящиеся. А порой бывает, что сегодняшние проблемы, которые кажутся атрибутом именно современной эпохи, в действительности уже обсуждались и решались когда-то в прошлом…

«СКОРОСТИ ДВИЖЕНИЯ НЕИЗМЕРИМО УПАЛИ»
«С каждым годом в городе увеличивается число автомобилей, автобусов, пополняются новым подвижным составом трамвайный и троллейбусный парки. В то же время существующая организация движения долго не подвергалась значительным изменениям. И не случайно поэтому многие улицы и перекрестки стали своеобразным тормозом, сдерживающим работу транспорта. Скорости движения неизмеримо упали, во многих местах машины вынуждены подолгу простаивать, так как планировка уличных проездов не позволяет увеличить их пропускную способность. Расширение проезжей части улиц требует больших капиталовложений и, естественно, в ближайшие годы осуществлено быть не может». Между прочим, это не 2014-й год, не 2005-й и даже не 2002-й. Так описывал город Горький заместитель начальника областного управления охраны общественного порядка П. Староверов 50 лет назад!
Сейчас мы живем в эпоху автомобильных пробок, которые уже стали неотъемлемой частью городской жизни и так или иначе затрагивают всех, кому приходится передвигаться по Нижнему Новгороду. Нередко люди с ностальгией вспоминают прошлые времена, когда в любое время из конца в конец города можно было доехать за 30 – 40 минут, а на центральных улицах царила пустота. В действительности наш город уже однажды переживал транспортный коллапс. В эпоху создания «Операции «Ы» и «Кавказской пленницы».
1960-е годы стали эпохой быстрого жилищного строительства и одновременно бурного развития городского транспорта. Улицы заполонили крупногабаритные грузовики и автобусы большой вместимости. В эти же годы в продажу поступили сравнительно недорогие легковушки, которые могли себе позволить многие граждане: «Москвич-403/407», ЗАЗ-965 «Запорожец». Ну а таксопарки и госучреждения пополнились новенькими «Волгами». Однако город Горький в силу своей сложной планировки оказался попросту не готов принять такую массу разнообразного автотранспорта. Узкие улицы в верхней части города, всего один Канавинский мост, построенный еще в начале 30-х, большое количество трамвайных путей и железнодорожных переездов привели к образованию большого количества пробок. Причем Горький оказался самым загруженным транспортом городом во всей стране!
КОЛЬЦА ОДНОСТОРОННЕГО ДВИЖЕНИЯ КАК СПАСЕНИЕ
Тогда власти в отчаянии предложили, как им казалось, единственный выход из сложившейся ситуации – сделать все движение в городе односторонним. В первую очередь это касалось самой проблемной – исторической части Горького, образованного в 1956 году Нижегородского района. Здесь предлагалось создать два левосторонних кольца. Внутреннее должно было проходить от пл. Горького по одноименной улице – ул. Фигнер – пл. Минина и Пожарского – ул. Свердлова. По этой схеме планировалось пустить и троллейбусные маршруты. Большое, внешнее кольцо должно было проходить от Окского (Канавинского) моста вверх по Похвалинскому съезду, далее по ул. Малой Ямской – ул. Красносельской – пл. Лядова – улицам Белинского – Новой – Генкиной – Ижорской с выходом на пл. Сенную и далее вниз по Казанскому съезду и Нижне-Волжской набережной до того же Окского моста.
Аналогичные изменения ожидали и задыхавшийся в пробках Канавинский район. Чтобы разгрузить район Московского вокзала, цирка и ярмарки, чиновники и автоинспекторы предлагали образовать здесь несколько кольцевых маршрутов движения и параллельных линий с односторонним движением. Пустить транспорт только в одном направлении предполагалось по улицам Гордеевской, Водопроводной, Должанской, Совнаркомовской, Коммунистической и Прокофьева. «Следовательно, скорости движения транспорта значительно возрастут, удастся избежать заторов, так называемых «пробок», — сообщала статья «Пешеход, транспорт, улица».
Проблема достигла таких масштабов, а изменения планировались  настолько революционные, что горьковские чиновники решили провести своего рода общественные слушания на страницах газет. Руководителям автохозяйств, водителям автобусов, грузовиков, а также сотрудникам автоинспекции дали возможность выступить со своими предложениями и замечаниями по поводу новой транспортной схемы города.
Как показала история, та транспортная схема была реализована лишь частично. Организация движения в районе Московского вокзала в целом была приведена в соответствие с планом и позволила на долгие годы ликвидировать пробки. Многие нововведения тех лет просуществовали, с некоторыми изменениями, и по сей день. А вот идея двух транспортных колец в центре Горького так и осталась на бумаге. Ограничились лишь введением одностороннего движения на ул. Свердлова в сторону пл. Горького, сделав исключение только для троллейбусов. Дело в том, что в 1965 году был открыт второй, Молитовский мост через Оку, что сразу же позволило перенаправить значительную часть грузовиков и автобусов в обход. Проблема пробок была решена на целых 40 лет.
А вот сейчас, когда ситуация 50-летней давности вернулась, к тому же в гораздо больших масштабах, не пора ли вспомнить здравые идеи горьковских чиновников и гаишников? Может быть, именно теперь, когда администрация, по сути, разводит руками и ограничивается полумерами, настал-таки момент введения большого и малого транспортных колец в центре уже Нижнего Новгорода?
ГОРЬКОВСКИЕ ПИОНЕРЫ В ЛАПАХ ПАРТГОСКОНТРОЛЯ
Весной 1964 года в Ленинском районе Горького был зафиксирован вопиющий случай. «Произошло удивительное, невиданное еще в нашем городе происшествие, – рассказывала статья «Ротозеи». – Средь бела дня украли… нет, никогда не угадаете – целенькую, приготовленную для монтажа вентиляционную систему!» Как оказалось, в подвале одного из домов в Слесарном переулке началось оборудование телефонной подстанции. Поскольку работа данной конторы требовала мощной вентиляции, как раз и была закуплена новая система. Несколько грузовиков доставили ее детали к указанному дому и выгрузили прямо на землю. Месяц все это валялось посреди двора, а потом вдруг бесследно исчезло… В итоге делом занялся зловещий партгосконтроль.
Проблема плохой работы чиновников и неэффективного расходования финансовых средств, конечно же, существовала и в хрущевские времена. Для борьбы с этими явлениями 24 ноября 1962 г. в Советском Союзе был образован Комитет партийно-государственного контроля при ЦК КПСС и Совете министров СССР. Он являлся основным органом проверки исполнения решений правительства, расходования денежных средств и материальных ценностей. Главой структуры, получившей сокращенное название Партгосконтроль, стал Николай Шверник. Это была довольно известная личность: в годы войны именно он руководил эвакуацией промышленности на Урал, а в 1946 г. сменил умершего Михаила Калинина на посту председателя Президиума Верховного Совета СССР и находился на этой должности до самой смерти Сталина. Кстати, согласно советской Конституции 1936 г. формально это был высший пост в государстве. В декабре 1953 г. Шверник входил в состав Специального судебного присутствия Верховного суда СССР, которое рассматривало дело Лаврентия Берии.
Горьковский партгосконтроль должен был разобраться, каким образом новое оборудование оказалось брошенным, а потом полностью расхищенным. Как восклицал Жорж Милославский в комедии «Иван Васильевич меняет профессию»: «Как же вы допустили?!» В ходе расследования выяснилось, что вентиляционная система оказалась, по сути, бесхозной. Подстанция еще не была принята в эксплуатацию, посему дирекция от оборудования открестилась. Как, впрочем, и тресты «Стройгаз» и «Промвентиляция», занимавшиеся монтажом оборудования. Что касается расхитителей, то жильцы окрестных  домов припомнили, что в районе был объявлен месячник по сбору металлолома. Тогда партгосконтроль отправился в расположенные в окрестностях школы № 107, 148 и 175. Увиденное поразило «контролеров». Во дворах учебных заведений они обнаружили не только все детали той самой вентиляционной системы, причем поломанные и погнутые, но и целый склад новеньких радиаторов отопления (48 шт.), строительной арматуры, элементы кладбищенских оград, металлические скамейки, двигатель от автомобиля, части трансформаторных блоков и даже целую телефонную будку! Дальнейшее расследование показало, что ребятишки в погоне за планом обошли все соседние стройки, предприятия, ну и на кладбище тоже заглянули. А чего добру пропадать? Хорошо еще, трамвайные пути не разобрали!
Если к детским шалостям Партгосконтроль еще мог отнестись с пониманием (всё ж не для себя, для Родины старались), то вот факт, что ни одно из предприятий, ни один строительный трест не заявляли о пропаже, вызвал недоумение. Ну, стащили почти полсотни чугунных батарей — и стащили, жалко, что ли?!
 Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *