Дитя в печи

Случившееся в селе Наченье Дальнеконстантиновского района не укладывается даже в рамки привычного отечественного раздолбайства. Там пьяная мать вместе со своим любовником сожгла в печке двухлетнего сына, помешавшего им заниматься сексом.
Сельская эклектика
Семья Барановых на односельчан производила неоднозначное впечатление. Глава семьи, Владимир, не пьет, не курит. Вроде как индивидуальный предприниматель — свиней на продажу разводит. В то же время он сам, 26-летняя жена Елена и двое маленьких детишек живут... на заброшенной колхозной свиноферме. Натурально — спят на матрасах, брошенных в хлеву, белье сушится над горами поросячьего навоза, запах в жилище такой, что иприт по сравнению с ним — чистый озон. Эклектика, еклмн! Сам Владимир чувствовал себя в данном житейском нонконформизме вполне уютно. Интересующимся говорил, что на квартиру в областном центре копит, а пока — и это крыша. Удивительно, но местные власти почитали за лучшее не замечать того, что двое детишек, двухлетний Витя и его четырехмесячный брат, живут буквально в свинских условиях, дыша черт-те чем и используя вместо игрушек засохший навоз. Нормально, да? По мнению главы сельсовета, Сергея Морозова, которое было озвучено на камеру одного из нижегородских телеканалов, нормально. Дескать, жилищного фонда для переселения семьи из свинарника нет, повода забирать детей из семьи тоже нет, так как Баранов-старший — мужичок не асоциальный: не пьет, свиней разводит, квартиру который год купить собирается. Ну да ладно. Оргвыводы касательно позиции властей на местах без нас сделают. Или не сделают. Там будем посмотреть.
Елена же Баранова своему мужу полным антиподом была. Выпить весьма любила. И в количествах, могущих привести в ужас любого нарколога. Супруг пытался ее в этом деле ограничивать, но толку от его усилий было мало. Елена всегда находила мужчин, готовых побаловать ее водкой, пивом или самогоном за ее, прямо скажем, не по возрасту увядшие женские прелести. Ведь в тесном социуме небольших российских поселений, как известно, простите за грубость, иным и кобыла невеста.
А по соседству с обжитой Барановыми свинофермой жил бобылем 54-летний Владимир Абрамов. Даже для мужа Елены, не говоря про остальных односельчан, не было секретом, что спивающаяся замужняя бабенка через день к нему в гости ходила. А чего не ходить, если одинокий тезка мужа на выпивку-закуску щедр, на нормальной кровати поспать даст, у печки погреться, теплой водой помыться можно. Да и помоложе Абрамов супруга законного аж на два года.
Крематорий на дому
Так и в тот роковой день где-то к полудню Лена к своему другу собралась. Витьку 2-летнего с собой забрала — пусть в нормальной избе погреется малость. 4-месячного Витиного брата в самодельной лежанке оставила: не приветствовал любовник в своем доме орущих младенцев, которых то пеленать, то кормить надобно.
Владимир встретил подругу радостно. Выставил на стол водку, консервы, леденцов Вите дал, шоколадку. Все шло по отработанному сценарию: застолье, разговоры за жизнь, постельные утехи.  Когда добрались до последнего пункта, все порушил 2-летний несмышленыш, доселе не докучавший и мирно ползавший по полу. То ли замерз пацан, то ли интересно стало ему: чего это там на кровати под одеялом его мама и дядя Вова так активно барахтаются? Залез туда. Наверное, в самый ответственный момент. Помешал. Рассвирепевший Абрамов схватил ребенка за ногу и из кровати выбросил. После чего продолжили они с Еленой начатое. Потом только обратили внимание, что тихо в доме. Не ползает Витя, не лопочет что-то себе под нос. Встали и увидели страшное. Вышвырнутый с кровати Владимиром мальчик угодил головой в стул. Уж и кровь из пробитой головы запекаться начала. Выпив для храбрости и посовещавшись, решили так: Абрамов дров в печь подбросит и Витю там спалит, а Елена кровь замоет и скажет потом, что без сына к любовнику пошла, куда за это время мальчик делся — знать не знает. Сделали, как и порешили. Опосля еще бутылку приговорили и спать улеглись.
Страшная находка
Наступил вечер. Владимир Баранов волновался все сильнее: в служившем его семье домом свинарнике так и не появились ни жена, ни ребенок. Идти за ним к Абрамову не хотелось. Стыдно для мужского самолюбия, хоть и сам все знает, и все село давно «любовный треугольник» обсуждает. Да и свет в соседском доме не горит. Или нет там никого, или в таком виде застанешь, что и поступить как — не знаешь. Одно дело — разговоры слушать и душой чувствовать, другое — своими глазами увидеть.
Но ближе к полуночи Владимир решился. Черт с ней, с Ленкой, сына бы забрать! Пошел. Дверь не заперта. Включил свет в комнате. Жена с соседом, в соплю пьяные,  на кровати хозяйской в обнимку храпят. Сына нет нигде. Потолкал спящих — без толку. Стал мальчика по имени звать. Ничего в ответ. Внимательно огляделся: может, забился куда и спит? Увидел разводы неаккуратно вытертой крови у затухшей печки. Открыл дверцу. Там лежало обугленное тело Вити. На негнущихся ногах отец вышел на крыльцо. Вызвал полицию с мобильного.
Поначалу и на Баранова-старшего подозрение упало. А ну как сам с младенцем расправился, мстя так неверной жене и ее полюбовнику? Однако те, протрезвев в камерах, вспомнили сотворенное и ужаснулись. Всё рассказали, как было. Владимир Абрамов после дачи признательных показаний попросил батюшку ему привести. Его пожелание исполнили и только потом поняли, зачем поп спонадобился. Удавиться Владимир после ухода священника попробовал. Надзиратели спасли. Так что небесный суд для убийцы отложен на неопределенное время. А в суд земной дело прокуратурой Дальнеконстантиновского района уже передано. Елену же станут судить по ст. 316 УК РФ (укрывательство преступления).
P.S. Только после этой жути местные власти зашевелились. 4-месячного Баранова-младшего наконец-то изъяли из свинских условий существования и поместили в районную больницу для комплексного обследования на предмет каких-либо заболеваний и психических нарушений. Отцу его вряд ли вернут. Что, как ни жестоко это звучит, наверное, правильно.
Только неужели для того, чтобы кто-то на что-то начинал аврально реагировать, непременно нужна сакральная жертва?
Александр КОБЕЗСКИЙ

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Дитя в печи

  1. Revenger говорит:

    А что слышно о возбуждении уголовных дел за халатность в отношении местного прокурора, начальника полиции, инспектора ПДН, органа опеки и попечительства местной администрации?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *