Мулинский взрыв: осуждение невиновного?

В марте 2014 года Нижегородский гарнизонный военный суд вынес приговор 27-летнему жителю Дзержинска, старшему лейтенанту войсковой части номер 54046 Сергею Сидорову, которого обвинили в халатности, повлекшей гибель шести военнослужащих на военном полигоне в Мулино. Офицера приговорили к 4,5 годам колонии-поселения. Обстоятельства этого дела позволяют говорить о том, что в произошедшей трагедии офицер невиновен. Родственники погибших солдат с этим тоже согласны

История началась 2 мая 2012 года, когда на площадку испытательного полигона 3-го Центрального научно-исследовательского института Мин-обороны РФ (Нижегородская область, п. Мулино) для уничтожения были доставлены боевые части противотанковых управляемых ракет (ПТУР) «Фаланга». Старший лейтенант Сидоров был руководителем группы взрывных работ батальона уничтожения боеприпасов. В обязанности солдат входила выгрузка ПТУРов из автомашины и укладка их в специально подготовленные для этого воронки глубиной около 4 метров.
Около 14:30 прогремел взрыв. В результате него шесть военнослужащих-срочников погибли на месте происшествия и четверо, в том числе и сам старлей Сидоров, получили ранения различной степени тяжести.
Почти год шло расследование причин трагедии, унесшей жизни молодых парней, итогом которого и стало осуждение руководителя взрывной группы. По данным следствия, с которым согласился гарнизонный суд, офицер Сидоров не следил за разгрузкой боеприпасов. Взрыв якобы произошел по причине того, что один из солдат небрежно бросил в воронку боевую часть ракеты, из-за чего та встала на боевой взвод, взорвалась, а за ней сдетонировали и другие боеприпасы, которые штабелями уже были в ней уложены.
Адвокаты осужденного офицера Юрий Мальцев и Наталья Фроловичева не согласны с выводами следствия и суда. Взрыва было два, и первый произошел самопроизвольно в руках военнослужащего Александра Нехочина, который только-только подносил боеприпас к воронке.
Итак, давайте разберемся, как происходит утилизация боеприпасов. На полигоне на расстоянии порядка 30 метров друг от друга по диаметру выкапываются воронки. Подъезжает машина с ящиками боеприпасов. Часть солдат («такелажники») выгружает ящики из кузова машины, часть («саперы») относит их к воронке, на дне которой находятся солдаты («саперы»), которые принимают их и укладывают штабелями.
Это был последний боеприпас, который Александр Нехочин относил к воронке...
После взрыва, исследуя останки тела погибшего солдата, эксперты ЭКЦ ГУ МВД России по Нижегородской области Захаров и его начальник Пузов сделают однозначный вывод: боеприпас взорвался в руках парня. Об этом свидетельствуют разрыв туловища на уровне пояса, отрыв кистей рук.
Доцент кафедры судебной медицины судебно-медицинский эксперт Фридман, ранее проводивший несколько сотен судебно-медицинских экспертиз по травмам, полученным при взрывах, подтвердил выводы взрывотехников. Такие травмы типичны для террориста-смертника при взрыве надетого на него пояса со взрывчаткой. Кроме того, у Александра Нехочина оказались опалены волосы на голове, а на спине имелись несквозные осколочные ранения.
Было два взрыва, с уверенностью утверждали взрывотехники. Сначала взорвался снаряд в руках у солдата, затем произошла детонация боеприпасов, уложенных в воронке. Именно осколки сдетонировавших в воронке снарядов и посекли спину рядового Александра Нехочина. Находившиеся в яме военнослужащие… исчезли. Да-да, именно так. Их тела попросту разорвало на мельчайшие частицы.
Основная мощь взрывной волны была направлена в сторону головок и задних частей боеприпасов. В этой зоне находились еще трое военнослужащих. Они погибли. Сам Сергей Сидоров и еще трое его сослуживцев находились с боковых частей боеголовок, поэтому получили ранения. Кстати, в момент взрывов, между которыми прошли доли секунд, Сергей направлялся к другой воронке, которую только начали загружать.
Согласно показаниям многочисленных свидетелей следовало, что взорвавшиеся боевые части ПТУР 9Н114 были старыми и снятыми с вооружения. Несколько десятилетий они хранились на складах Минобороны и на улице. Они неоднократно демонтировались (отсоединялись от снарядов ПТУР «Фаланга»). В связи со старостью боеприпасов сроки их хранения долгое время даже не продлевались.
Дорога, по которой боеприпасы доставлялись от мест складирования к месту подрывов, на большом участке имеет много ям и неровностей. Автомобили с боеприпасами при движении сильно трясло. Боевые части 9Н114 доставлялись к месту подрывов в нештатных ящиках, внутри которых даже не были закреплены неподвижно. Были случаи выпадения боеприпасов при транспортировке.
Допрошенные в суде военнослужащие части рассказывали, что в 2011 году при уничтожении боеприпасов на Мулинском полигоне без видимой причины взорвался боеприпас БЧ 9Н114 ПТУР «Фаланга». Тогда, к счастью, в результате взрыва никто не пострадал. После этого автомашину с боеприпасами отправили назад, к месту складирования, и продолжать их уничтожение не стали.
Вот вам реальная картина произошедших событий 2 мая 2012 года на Мулинском полигоне, подкрепленная выводами экспертов. Но признать эту версию — значит обвинить Министерство обороны России в халатности и разгильдяйстве. Московским генералам этого, конечно же, было не надо. Административными рычагами следственный отдел по Мулинскому гарнизону повернули в нужном направлении.
«Неправильные выводы» нижегородских специалистов-взрывотехников были заменены на «правильные» выкладки никому не известного и не обладающего достаточной квалификацией московского эксперта по фамилии Колотушкин. Тот, не мудрствуя лукаво, просто скопировал из учебного пособия схемы-графики анализа произошедшего взрыва и выдал это за свою работу (методическое пособие «Экспертная практика» №66, Москва, 2009 год — прим. авт.). Далее эксперт сделал вывод, что взрыв произошел по причине того, что младший сержант Валерий Нецветов небрежно бросил боеприпас в воронку.
Судья Нижегородского гарнизонного военного суда, выносивший приговор Сергею Сидорову, конечно же, разобрался во всех перипетиях дела. Но против московского начальства не попрешь...
Родители погибших солдат: Дмитрия Петелина, Александра Нехочина, Валерия Нецветова, Андрея Маслова, Александра Бирюкова и Евгения Кузнецова — заявили многомиллионные иски к Министерству обороны России. Суд удовлетворил иски двух семей, снизив сумму компенсации морального вреда до 200 тысяч рублей.
Кстати, работа «эксперта» Колотушкина была оплачена. Он получил 99 960 рублей.
Алексей ПЕТРОВ

p.s. Адвокаты осужденного Сергея Сидорова намерены обжаловать приговор Нижегородского гарнизонного военного суда.

Запись опубликована в рубрике Журналистское расследование. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Мулинский взрыв: осуждение невиновного?

  1. Николай говорит:

    на мулинском полигоне снаряды просто так валяются прямо на земле

  2. Евгения говорит:

    Спасибо Вам большое за правдивую статью! (Родственники погибших)

  3. Татьяна говорит:

    Алексей, спасибо за статью!!! Мы будем верить и искать справедливость!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *