Сатира со злым размышлением

«Редакция «Нижегородского листка» нарушила все нравственные требования и вместо разработки вопросов общественной жизни перешла в резкую критику и преследование отдельных лиц, главным образом принадлежащих к составу городского общественного управления… Честное имя было вытравлено, выжжено без всякой с его стороны вины… Рассуждения эти помещались не там, где обыкновенно помещаются всякого рода газетные сведения, а в статьях редакционных, которые пишутся со знанием цели и необходимости. Это была сатира продуманная, выпущенная со злым размышлением, посягавшая на честь человека!» — такие обвинения выдвигались 115 лет назад против либеральной нижегородской прессы. А на чьей стороне был суд?

ГОРОДСКАЯ ДУМА В БОРЬБЕ С ЧАСТНЫМИ ПЕРЕВОЗЧИКАМИ: КНУТЫ ЗАПРЕТИТЬ!
«- Извозчик!
— Пожалуйте…
Я сел в пролетку и постарался спрятаться за спиной извозчика от обильных брызг грязи. Колеса загремели по выбоинам мостовой, и мы стали лавировать между куч навоза, которые, как памятники весенней деятельности нижегородских дворников, свидетельствуют, что даже двухдневный дождь бессилен очистить наши улицы. Извозчик работал вожжами, стараясь этим способом увеличить рысь своей лошади; лошадь, подражая аллюрам русского прогресса, упорно отказывалась прибавить шагу и отвечала на меры своего хозяина лишь маханьем хвоста. Извозчик вынул из-под полы кнут, произвел им несколько внушений и спрятал его обратно под полу.
— А строго взыскивают, если заметят у тебя кнут? – спросил я.
— Нет, не строго… Но все-таки воспрещают, должен, говорят, без этого обходиться…».
Так описывал поездку на конном «такси» один из журналистов «Нижегородского листка» 115 лет назад. Поводом для публикации стал запрет, введенный городской Думой Нижнего Новгорода на использование извозчиками кнутов.
Как и сейчас, в конце славного XIX столетия депутаты были бесконечно озабочены работой частных перевозчиков. Гоняют-де, работают без разрешений, безопасностью пренебрегают, аварии устраивают. Не нравились чиновникам агрессивная манера езды и, так сказать, стиль вождения лошадей. Из-за высокой конкуренции извозчики носились по улицам как угорелые, подрезали и чуть ли не сталкивали друг друга в кювет. Да и некоторые клиенты, торопясь по делам или изрядно выпив, требовали не просто довезти их в нужное место, а непременно прокатить с ветерком! Какой же русский не любит быстрой езды? Поэтому мчащаяся по улице с диким игогоканьем кобыла, громкие крики «Ннноо, ннноо, пшла!», перемежающиеся с похожими на стрельбу ударами кнутов, были обычным делом. Как и последующие опрокидывания, столкновения и наезды на пешеходов… Посему гордума накануне очередного теплого сезона, когда гонки по городу усиливались, собралась на обсуждение, как с этой напастью бороться.
Надо сказать, что тогдашние депутаты, хоть и не имели дорогих айфонов, смартфонов и ноутбуков, в фантазии, а точнее ее отсутствии, нынешним уступали несильно. Покричав, послушав пламенные речи про беспредел на нижегородских улицах (а возможно, и «транспортную мафию» XIX века!) и пораскинув мозгами, они приняли простейшее и «гениальное» решение. Попросту запретить кнуты! А за пользование этим нехорошим средством «конников» нещадно штрафовать. Перевозчики, как водится, взяли под козырек. А потом опять начались жалобы от общественности. На сей раз нижегородцы сетовали на то, что в светлое время суток и на улицах, где много полицейских, пролетки стали еле-еле ползать... Ну а на «периферии» и ближе к ночи извозчики доставали припрятанные кнуты и все равно гоняли. Кстати, если опять же проводить параллели с современностью, то запрет на кнуты можно сравнить с запретом водителям маршруток пользоваться 4-й передачей!
«МЕДНЫЙ НАЕЗДНИК»
В 1899 году российские власти впервые всерьез вспомнили о Пушкине. Как это у нас принято, поводом для любви к поэзии стала приближавшаяся круглая дата – 100-летие со дня рождения. Власти на местах получили царские указания провести всевозможные мероприятия по увековечиванию памяти Пушкина и популяризации его творчества. Нижегородские депутаты, бизнесмены и чиновники рьяно взялись за выполнение задачи. Как-никак, и Болдино – вотчина поэта – под боком, да и в губернском центре тот однажды бывал. Однако вскоре выяснилось, что, по поводу и без повода восхваляя Пушкина, сами чиновники, а также представители «культурной элиты» города с его творчеством оказались знакомы весьма поверхностно, а то и не знакомы вовсе. Интернета и Википедии ведь в распоряжении господ не было, чтоб на скорую руку заполнить пробелы в знаниях. В результате газета «Нижегородский листок» даже открыла постоянную рубрику «Курьезы пушкинских торжеств», в которых приводились смешные цитаты и примеры. Так, член городской управы К.И. Михайловский, выступая перед купцами, прочитал «наизусть» несколько стихов Пушкина с откровенной отсебятиной и собственными «вставками». А глава биржевого комитета Прозоров на встрече с волгарями зачитал отрывок, как он изволил выразиться, из «Медного наездника» и вместо слов «На берегу пустынных волн стоял он, дум великих полн» пламенно сказал: «На берегах пустынных вод стоял в великих мыслях он»… В наспех изданном за счет гордумы юбилейном альбоме «Пушкин» одни только названия произведений вызывали смех и недоумение: «Араб Петра Великого», «Станционный служитель», «Капитанова дочка», «Цыгане» и т.п.
Кстати, скандалы с искажением текстов Пушкина бывали и раньше. Оказывается, еще в 1880-х годах в этом обвиняли автора оперы «Евгений Онегин» композитора Петра Чайковского. Последний, по мнению критиков, «решился обезобразить текст поэта своими заплатками и вставками».
В общем, нижегородским журналистам было над чем посмеяться и за что покритиковать власти и известных лиц города! Последние, понятное дело, нередко обижались на четвертую власть и шли в суд! Что ни говори, а после реформ 1860-х годов в России уже было правовое государство.
«ГОСПОДА СУДЬИ! СИЛА ПЕЧАТИ ВЕЛИКА»
«Третьего дня в окружном суде под председательством А.П. Гудим-Левковича, при членах А.Э. Климатовиче и Н.Г. Шалыгине, слушалось без участия присяжных дело по обвинению редактора-издателя «Нижегородского листка» Г.Н. Казачкова в клевете в печати против члена Нижегородской городской управы И.А. Белова», — сообщала пресса. Речь шла о весьма известной в Нижнем Новгороде личности. Белов несколько сроков подряд входил в управу – в те времена являвшуюся исполнительным органом гордумы. А с 15 марта 1890 г. он заведовал городским вывозным парком. Эта должность примерно соответствовала посту современного начальника департамента транспорта и связи. Только вывозной парк занимался больше не пассажирскими перевозками, а перевозкой нечистот, казенных грузов, покойников и т.п. В общем, объединял все муниципальные коннотранспортные конторы. Именно на этой должности Белов попал во внимание прессы, в первую очередь «Нижегородского листка», благодаря которой заработал себе репутацию бездаря, жулика и «темной личности».
Это, конечно же, не было случайностью. Когда в 1896 году в газете полностью сменилась редакция, издание взяло курс на вскрытие всех язв нижегородского общества, борьбу с коррупцией и предоставление слова на страницах непосредственно народу. Начавшиеся вскоре скандальные журналистские расследования и разоблачения быстро подняли рейтинг «Листка» в Нижнем Новгороде и создали обширный круг сочувствующих ему лиц, а публикации о бездарных и ворующих чиновниках, жадных купцах и прочих «врагах народа» цитировали вслух на улицах, в трамваях и кабаках. Без малого три года почти в каждом номере газеты печатались фельетоны и разоблачительные статьи про начальника вывозного парка Белова. А его письма в редакцию, призванные ответить на упреки, подвергались на страницах еще большему осмеянию. В итоге разъяренный чиновник и подал на «Листок» в суд. Процесс имел большой резонанс и привлек к себе широкое общественное внимание.
Слушание началось с пламенной речи представителя истца, частного обвинителя, помощника присяжного поверенного А.Н. Полидорова: «Господа судьи! Сила печати велика, и чем большим сочувствием пользуется известный орган, тем тяжелее наносимые им удары. Редакция «Нижегородского листка» нарушила все нравственные требования и вместо разработки вопросов общественной жизни перешла в резкую критику и преследование отдельных лиц, главным образом принадлежащих к составу городского общественного управления. Этому преследованию подвергся, между другими, и г-н Белов. До появления имени Белова в печати он был самым обыкновенным общественным деятелем, членом управы, работал, как умел, честное имя его не было ничем опорочено. Теперь не осталось ни одного угла в районе распространения «Нижегородского листка», где не было бы не знакомо имя Белова; имя его стало синонимом человека, руководствующегося в своей общественной деятельности низкими побуждениями. Честное имя его было вытравлено, выжжено без всякой с его стороны вины… Много, очень много писали о Белове, имя Белова склонялось и спрягалось на все лады как имя низкого человека, служило темой для всевозможных рассуждений в этом духе. Рассуждения эти помещались не там, где обыкновенно помещаются всякого рода газетные сведения, а в статьях редакционных, которые пишутся со знанием цели и необходимости. Это была сатира продуманная, выпущенная со злым размышлением, посягавшая на честь человека!»
Однако переполненный зал заседания в ответ на высокопарные рассуждения о морали только расхохотался. Несмотря на постоянные замечания председательствующего, все утверждения о «честности» и «порядочности» начальника вывозного парка сопровождались громкими возгласами и улюлюканьем. Многочасовое заседание длилось с перерывом в течение двух дней. Обвинитель, периодически вытирая потный лоб, бесконечно перебирал свою толстую, ощетинившуюся многочисленными закладками подшивку «Нижегородского листка» и неустанно зачитывал примеры «позорных» статей о Белове. Однако, как это нередко бывает в подобных делах, доказать собственно клевету, в которой обвинялся редактор издания, так и не удалось. А «сатира со злым размышлением» и «вытравливание честного имени» даже по весьма отсталым царским законам состав преступления не образовывали. В итоге Казачков был оправдан, а скандальные публикации про Белова продолжились.
 Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *