«Ленинская смена» за новые частушки!

80 лет назад горьковчане прощались с товарищем Ждановым, который в течение без малого 12 лет руководил краевой партийной организацией. «Приветствуя решения пленума ЦК об избрании тов. Жданова секретарем ЦК ВКП (б), пленум Горьковского крайкома и партактив г. Горького, провожая тов. Жданова на его новую работу, выражают твердую уверенность, что на новой работе, используя весь свой опыт партийной работы и руководства, он с большевистской настойчивостью и энергией будет продолжать работу по социалистическому строительству», — писала «Ленинская смена». Ну а в Горьковском крае в это время развернулась борьба за новый сельский быт.

«БЕЗ ТЕБЯ НЕ ПРОПАДУ, КОМСОМОЛОЧКУ НАЙДУ!»
В нашей стране, как известно, регулярно с чем-то и кем-то борются. Причем при любом режиме и любой власти. То с курильщиками, то с пьяницами, то с болтунами, то со старообрядцами, то с врагами народа, то с нетрудовыми доходами, то с геями и т.д. Вот и март 1934 года неожиданно ознаменовался борьбой с… народными частушками и посиделками.
Начало тридцатых годов было отмечено большими преобразованиями в деревне. На смену единоличному хозяйству, кулачеству приходили колхозы. Все больше и больше людей, кто добровольно, кто принудительно, вступали в них. Попутно революционно менялся и сложившийся веками облик самой русской деревни. Если раньше, по сути, единственным культурным центром там были церкви, то теперь их место занимали клубы и избы-читальни. «Старая деревня с ее церковью на самом видном месте, с ее лучшими домами урядника, попа, кулака на первом плане, с ее полуразваленными избами крестьян на заднем плане начинает исчезать, — сказал товарищ Сталин на прошедшем в январе — феврале 1934 года XVII съезде партии. — На ее место выступает новая деревня, с ее общественно-хозяйственными постройками, с ее клубами, радио, кино, школами, библиотеками и яслями, тракторами, комбайнами, молотилками, автомобилями».
И, в общем, Сталин был прав. Если раньше самыми знатными людьми в деревне были батюшка, кулак и ростовщик, то теперь главными героями стали трактористы, бригадиры комбайнеров, ударники и ударницы. Их награждали орденами, о них писали в газетах и снимали фильмы. Вообще же, на съезде, который позднее получил название «съезд победителей»,  о колхозах и новой жизни на селе говорилось много. Среди прочего делегаты отмечали, что развитию нового сельского быта, кроме пресловутых кулаков, сильно мешают всевозможные пережитки вроде традиционных пьяных посиделок и всякого рода похабщины типа народных частушек. В связи с этим партийные органы и СМИ на местах получили указание развернуть нещадную борьбу с данными явлениями.
«Всем прекрасно известно, какое огромное распространение имеет в деревне частушка, — писала газета «Ленинская смена». — Сейчас уже есть немало замечательных песен народного творчества, в которых тематика резко отлична от частушек прошлых лет.  Правда, в частушках осталось еще много наносного от пьяных посиделок и гулянок, много похабства и грязи. Можно услышать частушки против колхоза, против политотдела, так как классовый враг еще очень крепко держится за такое большое оружие, каким является частушка в деревне. Наша задача заключается в том, чтобы выбить это оружие из вражеских рук и создать свою новую, бодрую, советскую частушку – любимицу деревенской молодежи».
Политотдел Арзамасской машинно-тракторной станции (МТС) совместно с комсомольскими ячейками района выступил с инициативой провести мероприятие по сбору и распространению новых  советских частушек, которые должны были полностью заменить кулацко-пьяную похабщину. А «Ленинская смена» как  официальный орган Горьковского крайкома и горкома ВЛКСМ организовала на своих страницах публикацию новых комсомольских и колхозных частушек. Газета уже писала о том, какие частушки надо собирать. Об этом рассказывала статья «Новые песни придумала жизнь»: записывать, собирать можно частушки, отражающие животрепещущие темы дня, темы колхозной жизни, быта и т.д. Нужно посылать частушки самобытные, любовные и т.д. Нужны частушки, которые поют парни и девушки».
Вот некоторые примеры частушек, опубликованны «Ленинской сменой» в марте 1934 года:

— Город Горький недалеко,
Я сейчас туда спешу,
На неделе в комсомолки
Свою милку запишу.

— Не форси, форсистая,
Милашка голосистая.
Без тебя не пропаду,
Комсомолочку найду.

— Вышивала я миленку
На платочке слово КИМ.
Записался в комсомольцы,
Нынче стал совсем другим.

— Сено сухо, сено сухо.
На сухое сено дождь.
Скоро, скоро в комсомоле
Будет наша молодежь.

— Я помру, меня несите
Всю дорогу без попа,
А на крышке напишите,
Что колхозница была.

«КАЖДЫЙ КОМСОМОЛЕЦ СОСТАВИЛ СЕБЕ ЛИЧНЫЙ КУЛЬТБЫТПЛАН»
Примерно в таком же духе была организована повсеместная борьба с посиделками. Под таковыми понимались сборища в избах, сопровождавшиеся игрой в карты, пением похабных частушек и пьянками. Теперь им на смену должны были прийти смотры художественной самодеятельности, драматические кружки и красные уголки. Передовиком здесь также выступил упомянутый политотдел Арзамасской МТС в содружестве с районной комсомольской организацией и газетой «Ленинская смена». «Товарищи из политотдела поступили совершенно правильно, предупредив ячейки от борьбы с посиделками путем администрирования, – рассказывала статья «Шаги культуры». – Ячейки учли это предупреждение и поставили дело совсем по-иному. На посиделках стали появляться лозунги и плакаты, начали выпускаться стенные газеты, проводиться громкие читки газет… Сейчас можно уверенно сказать, что благодаря большой работе, проведенной арзамасским политотделом и комсомольской организацией, клубы и красные уголки вытесняют старые посиделки, а в ряде деревень (Шатковка, Выездное, Ивановка) посиделки становятся совершенно непохожими на старые. Здесь культурные посиделки! На них очень хорошо используются люди, записанные в тетрадке помполита (помощника по политической части,  — прим. авт.): гармонисты, запевалы, плясуны, балалаечники».
«Каждый комсомолец Малышевской ячейки составил себе личный культбытплан, за реализацию которого он борется в повседневной работе. Вот, например, комсомолка Маруся Гришина регулярно посещает клуб, является активным участником политзанятий. Маруся взяла обязательство – прочесть книжки Шолохова «Поднятая целина», Панферова «Бруски» и Серафимовича «Железный поток». Такие обязательства берет каждый комсомолец ячейки… Каждый комсомолец добивается, чтобы пол и стены его избы мылись не реже двух раз в неделю, а пол мелся сырым веником не реже 4 раз в день. Комсомольцы борются за то, чтобы в избе было чисто и уютно, членами семьи соблюдались гигиенические правила (перед обедом мылись руки, имелись отдельное полотенце, зубной порошок, щетка, отдельная тарелка и ложка)».
СКАЧКИ В МАЛИНОВКЕ
Впрочем, новый колхозный быт нес не только культуру,  и далеко не все сельские жители и крестьяне после работы рвались в клубы петь комсомольские частушки: «Массовые случаи выхода лошадей из строя происходят из-за варварского отношения к ним со стороны ряда местных работников, поощряемых «нейтральностью» районных организаций. В Б. -Малиновском колхозе Темковского сельсовета лучших коней поместили в плохие дворы. Лошади гибнут от холода, но правление не собирается проводить отепление конных дворов. Конюх Чекмарев постоянно избивает лошадей, не чистит их, не выводит на прогулку. На лошадях в Малиновке устраивают дикие гонки, ездят в гости. В Красилевском колхозе председатель Сахаров и его помощник Бугров на колхозных лошадях почти ежедневно ездят пьянствовать. Каждый раз после таких поездок лошади выбывают из строя на полторы – две недели».
Ну, правильно! А что вы хотели?! Раньше каждая лошадь имела своего хозяина, который за ней ухаживал, берег, холил и лелеял, ибо в крестьянском хозяйстве кобыла испокон веков была и кормилицей, и основным транспортным средством. Теперь же все стало общим, народным добром – чего его беречь-то? Как хотим, так и пользуемся! Самыми «веселыми» в таких деревнях, как Малиновка, были базарные дни. Во время них колхозники, традиционно выпив в честь важного события, устраивали по деревне безумные гонки на лошадях. Придумали даже своего рода «спортивную игру». Один из «конников» по жребию брал сухую палку, после чего становился водящим. Суть затеи состояла в том, чтобы на скаку ударить ей одного из игроков, после чего тому передавалась роль преследователя. «Рыцарские турниры» сопровождались рискованными скачками, в пьяном угаре всадники не только носились по улицам деревень, но и перепрыгивали через заборы, ручьи, проносились прямо через кустарники. О здоровье самих кобыл, понятное дело, никто не думал…
Полнейшая бесхозяйственность и повальное пьянство охватили многие колхозы Горьковской области. «В «Победе» Сосновского сельсовета засели кулаки, – возмущалась «Ленинская смена». – Машины и инвентарь переломаны и разбросаны. На 50 хозяйств осталось только 18 лошадей… Начиная с осени 1933 года пало 70 свиней, прирезано колхозниками 30 голов крупного и мелкого скота, испорчен жеребец-производитель. С ноября 1933 года в ячейке не было собраний, секретарь ячейки Домпачев, первый лодырь в колхозе, заработал всего лишь 140 трудодней, остался без хлеба, продал корову. Комсомольцы Сосновского сельсовета варят самогон и пьянствуют… Комсомолец Шубин продал корову и завел гармошку, гармошку пропил и стал агитировать – мол, «в колхозе жить невозможно»…
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: «Ленинская смена» за новые частушки!

  1. valera говорит:

    Без комментариев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *