Пиррова победа сталинских соколов

21 февраля 1940 года советская 7-я армия после тяжелейших боев, понеся огромные потери, наконец вышла ко второй полосе обороны финских войск, а 13-я армия — к главной полосе обороны севернее города Муолаа. Основные укрепления противника на Карельском перешейке остались позади, и была открыта дорога на Выборг, который согласно первоначальным планам должны были взять за неделю. Прорыв явно подгонялся к Дню Красной армии и флота. Тимошенко и Ворошилов стремились во что бы то ни стало угодить товарищу Сталину…

НЕУСТОйЧИВЫЙ ПОЛЕТ ГОРЬКОВСКИХ АВИАСТРОИТЕЛЕЙ
Вскоре был заключен мирный договор, согласно которому Карельский перешеек и другие территории отошли к Советскому Союзу, в составе которого была образована 12-я республика: Карело-Финская ССР. Однако в действительности победа эта была поистине пирровой! Потери армии, которая, согласно песням, «от тайги до британских морей была всех сильней», более чем в 5 раз превышали потери противника: 343 тыс. человек. А одних только танков было подбито и уничтожено 2450 штук, еще 1500 сами вышли из строя по техническим причинам. Да и образование Карело-Финской республики первоначально подразумевало, что в нее войдет вся Финляндия, а отнюдь не 10% ее территории… Между тем одной из малоизвестных причин столь плачевных результатов стало неожиданное и полное превосходство в воздухе финской авиации.
Уже после конфликта на Халхин-Голе предприятия, производившие истребители, в первую очередь авиазавод
№ 21 в Горьком, были буквально завалены рекламациями и претензиями по поводу качества самолетов. На заводе вроде как бы не сидели сложа руки. Постоянно принимались меры по оптимизации производства и велась бесконечная борьба за улучшение качества. В конструкцию истребителя И-16 вносилось просто-таки невероятное количество изменений, а именно около 7000 в год! Вооружение самолета усиливали, ставили на него более мощные моторы. Однако увеличение массы привело к тому, что летчики стали жаловаться на неустойчивость «ишаков» в полете. Машина не сохраняла угла крена, самопроизвольно изменяла высоту полета, создавая тем самым трудности в ведении воздушного боя. В СССР всегда куда-то торопились и опаздывали, все задания выдавались производителям как «срочные», «безотлагательные» и «важнейшие». Количество брака при их выполнении, естественно, сразу же возрастало. В ноябре 1939 г. на авиазаводе № 21 было выявлено много брака по литью, непригодными оказались целые партии деталей. Например, ОТК отклонил в приемке 75% предъявленных корпусов коллектора, в сборочном цехе 204 детали были забракованы по причине трещин в основном материале. Было также выявлено массовое смешение марок сталей на лонжеронах центроплана, моторамах и других деталях, находящихся в процессе производства и установленных на готовых самолетах. По этой причине только с 9 по 12 ноября было забраковано 1404 детали, а всего за месяц 3057 штук.
Впрочем, когда Советский Союз 30 ноября напал на Финляндию, казалось, что уж их-то авиацию мы все равно разобьем. Даже с «неустойчивыми в полете» истребителями. Ведь у финнов вообще не было авиастроительной промышленности, а их истребительная авиация располагала всего 36 более-менее современными машинами. Численное преимущество ВВС Красной армии было десятикратным, одних только И-16 на границе с Финляндией сосредоточили 368 штук! Что, казалось бы, должно было обеспечить сокрушительный успех. Однако в итоге случился невообразимый позор…
БИТВА С «БУЛЬДОГАМИ» И «ФОККЕРАМИ»
Первый воздушный бой произошел 1 декабря в районе озера Муолааярви, когда шесть И-16 из 7-го истребительного авиаполка (иап) перехватили пару патрульных бипланов «Бульдог» и подбили один из них. В следующие дни эскадрильи «ишаков» неоднократно вылетали на патрулирование, а иногда на сопровождение бомбардировщиков, однако встреч с противником не имели. Да и погодка стояла в основном нелетная. Поэтому следующая схватка имела место только 19 декабря. В этот день советская 7-я армия предприняла крупное наступление с целью прорвать «линию Маннергейма» в районе реки Сумма. Здесь горьковские истребители впервые вступили в бой с «Фоккерами» голландского производства. В этот же день адъютант 1-й эскадрильи 25-го иап лейтенант Виктор Вильчик, патрулируя в районе линии фронта,  заметил истребитель противника, преследующий звено бомбардировщиков СБ. На глазах летчика финский истребитель, сблизившись с замыкающим бомбардировщиком на 25-30 метров, расстрелял его и продолжил погоню за остальными. В этот момент Вильчик и атаковал противника. Финский истребитель пилотировал сержант Пентти Тилли. При этом во время боя с ним произошел весьма курьезный случай. Один из членов экипажа подбитого СБ покинул горящую машину, после чего грохнулся прямо на крыло «Фоккера»! Финский истребитель получил повреждение и стал трудноуправляем. Тилли, увидев преследующий его И-16, решил не вступать в бой, а перевел самолет в крутое пике. Вильчик последовал за ним, обстреливая противника из пулеметов. Согласно боевому донесению 25-го иап, финский истребитель, не успев выйти из пике, врезался в землю. Однако на самом деле Тилли выровнял машину у самой земли и благополучно вернулся на базу.
Первый месяц войны был за финнами. Им удалось сбить четыре И-16 при потере одного «Бульдога». Однако главные события были впереди. По идее, главной задачей И-16 должно было стать сопровождение своих бомбардировщиков, которые несли большие потери от атак финских истребителей. К примеру, 6 января лейтенант Йорма Сарванто в одиночку сбил сразу шесть двухмоторных ДБ-3. При этом погибло 22 члена их экипажей. 17 января было сбито 9 самолетов СБ, а 20 числа финские летчики записали на свои счета сразу 13 бомбардировщиков! В то же время истребители И-16 сумели «завалить» только один «Фоккер». Эскортировать бомбардировщики на большие расстояния И-16 были попросту не в состоянии из-за слишком малого радиуса действия. Проблему могли решить только подвесные баки. Испытания таковых начались еще весной 1939 г. Однако дело поначалу не заладилось. Причина в том, что 100-литровые баки, подвешиваемые под фюзеляжем, чрезмерно сдвигали центр тяжести машины назад. В итоге при взлете истребитель сильно заваливался на хвост. Тогда конструкторы авиазавода № 21 придумали нетрадиционную схему подвески баков под крыльями. Так сказать, для равномерности нагрузки. В результате были случаи, когда топливо отсасывалось из баков неравномерно, вследствие чего истребитель в полете перекашивало на бок. Ну а при «отстыковке» баки почему-то отлетали не синхронно, а один за другим, из-за чего машина теряла равновесие и сразу валилась в штопор…
НА КАЖДЫЙ СБИТЫЙ ФИНСКИЙ САМОЛЕТ ПРИХОДИЛОСЬ 9 НАШИХ
18 января советское командование категорически запретило использовать бомбардировщики без истребительного прикрытия, за исключением случаев, когда цели находились вне радиуса их действия. А 1 февраля был специально сформирован новый 149-й иап, базировавшийся на замерзшем озере Липовское, на полуострове Кургальский в западной части Лужской губы. В его состав вошло 5 И-153 «Чайка» и 16 И-16. Все они были оснащены приспособлениями для подвесных баков. Первым заданием 149-го иап и стало сопровождение 30 СБ к железнодорожному узлу Ковола. Вылет прошел без потерь, финских истребителей в небе не наблюдалось. В 15.42 два звена И-16 отправились в повторный рейд, на сей раз прикрывать пару ДБ-3, которые должны были разбомбить железнодорожный мост западнее Коуволы. До цели полет проходил нормально, бомбардировщики беспрепятственно отбомбились по мосту, правда, ни разу не попав. В 16.35 в паре десятков километров от цели советские истребители заметили нагоняющий группу истребитель противника. Звено капитана Мамаева осталось с бомбардировщиками, а второе, ведомое старшим лейтенантом Киселевым, начало разворачиваться на врага. При этом лейтенант Павличенко в момент выполнения виража попытался одновременно сбросить подвесные баки, а отцепился лишь один из них, в результате чего И-16 сорвался в штопор. Когда же напуганный летчик восстановил управление, своего звена он уже не увидел, в связи с чем повернул в сторону аэродрома. Примерно то же самое произошло и с «ишаком» помощника военкома эскадрильи — политрука Астахова. В момент разворота и сброса баков он был обстрелян противником, которого даже не успел толком разглядеть, и сорвался в штопор. С трудом восстановив управление, Астахов тоже никого не обнаружил и отправился на базу. Третий же летчик, старший лейтенант Киселев, пропал без вести…
К середине февраля положение сталинских соколов, так и не сумевших добиться господства в воздухе, еще более осложнилось. Сочувствующие Финляндии западные страны, в первую очередь Англия и Франция, поставили ей несколько десятков новых истребителей «Гладиатор», «Фиат» и «Моран», бороться с которыми горьковским самолетам было еще сложнее. К примеру, 10 февраля финские истребители атаковали в районе Лаппенранты большую группу бомбардировщиков (61 СБ из 16-й авиа-бригады), которую сопровождали 14 И-16 149-го иап. Однако шесть из них по дороге потеряли ориентировку и вернулись на базу, а у И-16 старшего политрука Захарова забарахлил мотор. В результате «эскорт» практически распался, а финны записали на свой счет еще три победы над бомбардировщиками.
Впрочем, потери мы несли не только и не столько от огня противника. 13 февраля 1-я эскадрилья 149-го иап лишилась сразу нескольких И-16, причем вовсе не по боевым причинам. При первом вылете четырех звеньев на прикрытие бомбардировщиков в районе Выборга, при заходе на посадку, потерпел катастрофу истребитель начальника связи эскадрильи лейтенанта Анатолия Мурашова. Зацепив деревья, он рухнул в лес. В ходе второго вылета, в тот же день, пять И-16 по ошибке улетели в Эстонию и совершили там вынужденные посадки. В итоге к 14 февраля в 1-й эскадрилье полка осталось всего 8 исправных «ишаков». 21 февраля 149-й иап лишился сразу пяти самолетов и трех летчиков. И тоже не в воздушном бою. «Ишак» помощника командира полка майора Кулдина потерпел катастрофу во время посадки, а И-16 старшего лейтенанта Пиндюкова  врезался в лед Финского залива. Правда, пилот остался цел. Еще три машины из 2-й эскадрильи разбились вместе с пилотами. И все было в таком же духе!
В I квартале 1940 г. авиазавод № 21 получил много «лестных» отзывов от ВВС об эксплуатации его продукции в зимних боевых условиях. Летчики жаловались на заклинивание лыж в поднятом состоянии, прогорание выхлопных патрубков, обрыв кронштейнов крепления каркасов капотов, обрыв пятой точки крепления моторамы и т.д.  Среди наиболее опасных дефектов было загустевание масла в цилиндре винта, что приводило к большой раскрутке при пикировании и авариям самолетов.
Общие потери ВВС РККА в небе Финляндии, по разным данным, составили от 582 до 640 самолетов, в том числе 334 бомбардировщика. Точное число сбитых в боях И-16, увы, до сих пор неизвестно… Финская авиация лишилась 71 самолета, еще 6 потеряла шведская добровольческая группа. При этом число потерянных по боевым причинам истребителей составило только 33 штуки.
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Пиррова победа сталинских соколов

  1. Макс говорит:

    Была у финнов шутка во время этой войны — 1 финн может убить 9 русскиx, но что делать когда появится 10-й

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *