«Дело МОАС»: год спустя (Памяти М.Г. Бурдикова посвящается)

8 февраля 2013 года в Кстовской больнице скончался создатель знаменитой на весь мир школы самбо Михаил Геннадьевич Бурдиков.

Его здоровье окончательно подорвала скандальная продажа имущественного комплекса ОАО «Международная олимпийская академия спорта».
«Влезли под кожу» Бурдикову?

До сих пор многие не знают, что тогда произошло, и тем более мало кто понимает, что случилось за истекший год после кончины выдающейся личности Михаила Бурдикова.

Надо прямо сказать, что кстовская Академия самбо в последние годы находилась в сложном финансовом состоянии. Михаил Геннадьевич Бурдиков еще в 70-х годах начал создавать имущественный комплекс. За десятки лет он сделал очень многое. Но он никогда не был расчетливым бизнесменом. К тому же в последнее время он болел, оказываясь подолгу в больнице.

Поэтому в конце жизни он хотел передать имущество ОАО «Международная олимпийская академия спорта» государству под гарантии инвестирования туда больших средств, чтобы продолжить дело всей его жизни: спортсмена, тренера, созидателя, почетного гражданина Нижегородской области, бойца до мозга костей.
Как Бурдиков нам рассказывал, в тяжелый для Академии самбо период он встретился со своим давним знакомым Дмитрием Сычаевым. Тот тогда представился Михаилу Геннадьевичу советником министра внутренней политики Дмитрия Шурова. Видимо, Сычаев характеризовал Шурова как могущественного человека, имеющего обширные связи, способного решить чуть ли не любую проблему.

Бурдиков говорил, что Сычаев организовал ему несколько встреч с Шуровым и другими влиятельными фигурами. Переговоры закончились тем, что 27 июля 2012 года генеральный директор ОАО «МОАС» Михаил Бурдиков выдал Дмитрию Сычаеву нотариально заверенные доверенности на заключение от имени общества договоров купли-продажи пяти объектов недвижимости и на их последующую государственную регистрацию.

Интересно, что доверенности несколько раз переделывались. Лишь в последней версии Сычаев, как нам объяснял сам Бурдиков, получил право на заключение договора купли-продажи. Можно только предполагать, какие аргументы использовались, чтобы Бурдиков, как говорится, полностью доверился Сычаеву. С моей точки зрения, это первый любопытный вопрос.

Разница в 75 раз!

Почти сразу после получения доверенности, 31 июля 2012 года, между ОАО «МОАС» в лице представителя по доверенности Сычаева и ООО «ПолимерСтрой» был заключен договор купли-продажи пяти зданий. Цена договора составила 20,32 миллиона рублей.
И тут необходимо сделать ряд важных пояснений. Сычаев – это советник Шурова. Как нам говорил Бурдиков, ООО «ПолимерСтрой» – это фирма, которой владели друзья Шурова с ворсменскими корнями. Это означает, что подписанты договора были аффилированы, связаны друг с другом.

В каком-то СМИ указывалось, что именно Шуров занимался поиском покупателя имущественного комплекса. Цена договора – 20,32 миллиона рублей – не соответствует реальной стоимости пяти зданий. Видимо, она соответствует сумме неотложных долгов ОАО «МОАС».

В договоре купли-продажи оплата производится векселем, с погашением через год, а не живыми деньгами. Из этого следует, что договор не выручал Бурдикова в плане погашения долгов. Значит, в таком варианте договора и его исполнении Михаил Геннадьевич не мог быть заинтересован. А покупатель, ООО «ПолимерСтрой», приобретя имущество, не потратил ни копейки.

Тут следует обозначить предмет купли-продажи: здание главного корпуса в городе Кстово на улице Зеленой, здание универсального спортивного зала, здание теннисного корта, здание гостиницы на 24 места – там же, и наконец, здание спортивно-оздоровительного комплекса с плавательным бассейном в селе Безводное Кстовского района.

Маленькая деталь: в ходе дальнейшего разбирательства в Арбитражном суде Нижегородской области была проведена экспертиза по определению рыночной стоимости вышеуказанных объектов недвижимости. Суммарно она оказалась примерно 1 миллиард 600 миллионов рублей. Сопоставьте две эти цифры – 1,6 миллиарда и 20,32 миллиона! Разница раз в семьдесят пять!

В интересах «ПолимерСтроя»

Приходилось слышать такие доводы. Дескать, Михаил Бурдиков полностью согласился с условиями сделки, но потом вдруг стал возмущаться, не поняв логики Сычаева, Шурова и Ко. Мол, цель осталась прежней: перевести имущественный комплекс ОАО «МОАС» государству.

Другое дело, что у Международной олимпийской академии спорта были долги, а у ООО «ПолимерСтрой», которое выполняло функции «прокладки», было все «чисто». Это и облегчало процесс передачи имущества государству без изъятий и прочих процедур.

Логика в этих рассуждениях вроде бы есть. Однако дальнейшие события опровергают эти доводы. Как уже говорилось, Сычаев получил доверенность 27 июля 2012 года и уже 31 июля заключил договор купли-продажи. Дальше все разворачивалось столь же стремительно.

Уже 7 августа в Кстовский отдел Управления Росреестра по Нижегородской области поступили документы от Сычаева и от представителя ООО «ПолимерСтрой» некоего Крутикова для госрегистрации права собственности покупателя на пять объектов недвижимости.

И уже 10 августа госрегистрация была совершена, то есть срок с обычных двадцати дней был сокращен до трех рабочих дней. С чего бы это?

Выяснилось, что, подавая документы на госрегистрацию, Крутиков сдал заявление о сокращении ее срока в связи с необходимостью срочного получения кредита и заключения договора ипотеки с ЗАО «АКБ «Ланта-Банк». К заявлению Крутикова было приложено письмо управляющего нижегородским филиалом ЗАО «АКБ «Ланта-Банк», подтверждавшее эти обстоятельства.

Это означает, что аффилированные друг с другом стороны скандального договора купли-продажи действовали не в интересах Бурдикова и в этом аспекте. Цель была другая – прокредитовать ООО «ПолимерСтрой» на крупную сумму под залог имущественного комплекса ОАО «МОАС». Тут нет ничего общего с передачей имущества государству. Наоборот, пять зданий оказывались в зоне коммерческого риска.

А вдруг «ПолимерСтрой» умышленно или неумышленно не вернул бы огромный кредит? Имущество ушло бы к кредитору. А дальше оно могло быть распродано кому угодно. «ПолимерСтрой» оказался бы в выигрыше в любом случае. Ведь кредит мог быть в сотни миллионов рублей, а залог достался ООО де-факто почти бесплатно, за 20,32 миллиона рублей. Можно предположить, что банк не выдал огромный кредит «ПолимерСтрою» из-за шума в СМИ, в том числе в нашей газете.

Итак, Бурдиков выдал доверенность Сычаеву, а тот очевидно действовал не в интересах доверителя, а в пользу «ПолимерСтроя», который якобы близок к шуровским людям. Разве это не злоупотребление доверием Бурдикова? Вряд ли он допускал такой ход развития событий.

Почему правоохранительные органы этого не замечают, обращая внимание лишь на то, что Михаил Бурдиков сам выдал доверенность Дмитрию Сычаеву? Ведь при выяснении обстоятельств стороны говорили, что стоит задача выручить Бурдикова по долгам и передать имущественный комплекс государству. Иные договоренности просто абсурдны. Ведь Бурдиков не мог, выдавая доверенность Сычаеву, махнуть рукой: делай, что хочешь, хоть заложи пять зданий за ящик водки.

Боец на ковре, но не под ковром

Михаил Бурдиков, узнав о сделке, действовал последовательно против и духа, и смысла договора купли-продажи. Он сразу сделал заявление о совершении Сычаевым мошеннических действий, выразившихся, по его мнению, в незаконном завладении имуществом ОАО «МОАС». Далее он неизменно выступал с осуждением Сычаева и других лиц. Тот, насколько мы знаем, избегал контактов с Бурдиковым. А если изредка и появлялся на переговорах, то в сопровождении 8 (!) человек охраны.

Это также подтверждает, что Сычаев сделал то, что не оговаривалось при выдаче доверенности. Никто не отрицает наличие доверенности. Но на этом взаимоотношения Бурдикова и Сычаева не заканчивались. А далее Сычаев действовал в интересах другой стороны – ООО «ПолимерСтрой», а не Академии самбо.

По результатам проверки 12 июля 2013 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, в действиях Сычаева и Шурова. Замечу, что они тут указаны в связке.

4 декабря 2013 года это процессуальное решение отменено Кстовской городской прокуратурой, материал проверки возвращен в ОМВД России по Кстовскому району для проведения дополнительных проверочных мероприятий.

Полагаю, что именно в связи с этим решением в Канавинской районной администрации происходят непонятные кадровые манипуляции. Шуров, работая ныне главой Канавинской администрации, вроде как сделал Сычаева своим замом, потом сократил эту должность. Видимо, все-таки у тандема Шуров — Сычаев есть опасения, что уголовное дело могут и возбудить. И Шуров не хочет, чтобы его вечный советник числился в этот момент официальным замом главы Канавинской администрации. Шурову лучше, чтобы они с Сычаевым были на определенной дистанции.
Активизация кстовского городского прокурора, с моей точки зрения, связана с появлением нового областного прокурора.

Понасенко строго указал на недопустимость ненадлежащего осуществления надзора за деятельностью ОМВД России по Кстовскому району. При такой позиции дело может сдвинуться с мертвой точки и в уголовной плоскости. К этому есть, как уже указывалось, все основания. Тем  более что Арбитражный суд Нижегородской области уже признал скандальный договор купли-продажи от 31 июля 2012 года недействительным. Имущество возвращено в ОАО «МОАС».

В одном из СМИ Дмитрий Шуров заявил, что незадолго до кончины Михаил Бурдиков извинился перед ним. Все, кто знал Михаила Геннадьевича, возмущены этими словами Шурова. Мы общались с Бурдиковым до его последних дней. И он до конца оставался непримирим. Не было и отзыва заявления Михаила Бурдикова в правоохранительные органы. Эти доводы Дмитрия Шурова я оцениваю как попытку уйти если не от уголовной, то от моральной ответственности за скандальную сделку купли-продажи, а также за смерть этого выдающегося человека — почетного гражданина Нижегородской области Михаила Геннадьевича Бурдикова.

В годину его смерти мы заявляем, что будем отметать все наветы на этого бескомпромиссного борца на ковре и по жизни, но не под ковром.

Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Журналистское расследование с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: «Дело МОАС»: год спустя (Памяти М.Г. Бурдикова посвящается)

  1. Planeta говорит:

    Меня эта статья очень заинтересовала. Но есть и другие, более детальные мнения на этот счёт.

    Автору всеровно спасибо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *