«Особо» быть или не быть?

На прошлой неделе областные чиновники с помпой отметили очередной патриотический юбилей – 300-летие Нижегородской губернии. Хвалили Петра Первого, вспоминали, как обычно, славное прошлое. Причем губернатор Валерий Шанцев заявил, что прошедшее
в бывшей усадьбе Рукавишникова мероприятие — это только начало празднеств по этому случаю. А действительно ли образование Нижегородской губернии являлось столь важным историческим событием? И почему тот факт, что не далее как 14 января 2014 г. исполнилось 85 лет со дня образования Нижегородской области, остался вовсе не замеченным?
ПРАЗДНОВАТЬ И ЕЩЕ РАЗ ПРАЗДНОВАТЬ
Накануне «праздника» губернатор Валерий Шанцев неоднократно подчеркивал, что, мол, великий Петр I триста лет назад подписал указ о том, что Нижегородской губернии «надлежит быть особо». Видимо, по его мнению, тем самым подтверждался некий намек на какой-то «особый» статус Нижегородской губернии. Ну и, следовательно, признание, что у нашего региона «особый путь», «особо важная судьба» и «особое» место в истории России. Доказательством оного, с точки зрения  Шанцева, является тот факт, что первым губернатором Нижегородской губернии Петр I назначил «не кого-нибудь», а своего давнего друга и коллегу по потешным полкам Андрея Измайлова. Кстати, последний пробыл на этом посту всего несколько месяцев, после чего внезапно помер. А уже в конце 1717 года Нижегородская губерния была упразднена и снова отдана в управление казанского губернатора…
В ходе приуроченных к 300-летию мероприятий попутно выяснилось, что это лишь начало отмечания важных исторических дат в 2014 году. Кульминацией же станет 21 сентября, когда будут праздноваться начало правления династии Рюриковичей и день Куликовской битвы. В это время на Нижне-Волжской набережной около Зачатьевской башни будет открыт памятник Петру I. Император будет стоять лицом к Волге и смотреть в сторону Бора.
История, как известно, нынче не обижена ни федеральной, ни местной властью. По мнению некоторых политологов, это такая новая национальная идея. Если в советские годы людям постоянно говорили о «темном» прошлом и «светлом» будущем, то теперь все наоборот. Будущее представляется весьма туманным, а источники для вдохновения и радости чиновники советуют черпать в славном прошлом. При этом события и факты из него берутся и пиарятся весьма произвольно и поверхностно, а «300-летие губернии» как раз типичный тому пример. У обывателя может сложиться впечатление, что Нижегородская губерния образца XVIII века и современная Нижегородская область примерно равны по своей территории и статусу. Область – это субъект федеративного государства, а губерния была эдаким субъектом царской империи. В действительности же, кроме, собственно, слова «губернатор», между ними нет ничего общего.
ГЛАВНОЙ ЗАДАЧЕЙ ГУБЕРНАТОРА БЫЛА ДОСТАВКА ПУШЕЧНОГО МЯСА
Областная реформа Петра I началась в 1708 году и проводилась одновременно с устройством коллегий. Она диктовалась необходимостью совершенствования системы административного деления, которая к началу XVIII века давно устарела и вела свои корни еще от Московского государства эпохи Ивана Грозного. Вся страна делилась на уезды — округа, во главе которых  стояли воеводы, присланные из столицы. При этом по своим размерам они были чрезвычайно неравномерны, а отношения между центром и провинцией стали крайне сложными и запутанными. Однако главной причиной проведения областной реформы была все же необходимость создания новой системы финансирования и продовольственно-материального обеспечения армии и флота в условиях затянувшейся войны со Швецией. 18 декабря 1708 года Петр I издал указ, согласно которому были учреждены 8 губерний: Московская, Ингерманландская, Киевская, Смоленская, Архангелогородская, Казанская, Азовская и Сибирская. Причем во главе каждой были поставлены лучшие друзья царя: Александр Меньшиков, Петр Голицын, Федор Апраксин и т.д. Впоследствии Петр увеличил число губерний еще на две, образовав Рижскую, Астраханскую и Нижегородскую, одновременно ликвидировав Смоленскую. А фраза «быть особо» в указе об образовании нашей губернии означала всего лишь то, что она отныне будет обособленной, отдельной. Территориально новые образования рассчитывались исключительно исходя из потребностей армии и флота. Так, пять из десяти губерний являлись «приморскими», хотя к ним были приписаны и области, находящиеся далеко от моря. Делалось это для того, чтобы налоговые сборы с этих территорий содержали флот. С этой же целью 25 городов были приписаны к «корабельным лесам».
Во главе губерний были поставлены губернаторы, причем люди это были преимущественно военные. Их основная функция заключалась в командовании расположенными в губерниях войсками, а гражданское управление подчинялось последним лишь на правах, так сказать, «военного положения». При этом никаких задач по устройству местного благосостояния и развитию регионов на губернаторов не возлагалось вовсе. Одним словом, они должны были осуществлять многочисленные казенные сборы и следить за тем, чтобы все повинности, наложенные на губернию, были исполнены. А также лично отвечали за поставку в армию рекрутов, а на казенные стройки — работных людей. Стимулировал работу губернаторов царь Петр и кнутом и пряником. Если глава губернии добывал денег, провизии, ресурсов и солдат сверх положенного, то его ожидали щедрые награды и премии. А если, напротив, допускал «недобор» и недоимки, то ему грозил штраф за каждого недостающего человека, вплоть до полной конфискации в пользу казны всего личного имущества! Вот такое вот жесткое «доверие» и «недоверие» царя. То есть фактически тогдашние губернии, в том числе и Нижегородская, в отличие от нынешних, являлись скорее военными округами, чем административно-территориальными единицами. Не случайно, получая от чиновников и населения многочисленные жалобы на мздоимство, казнокрадство и прочие бесчинства со стороны губернаторов, Петр, как правило, смотрел на это сквозь пальцы. Коррупция коррупцией, главное, чтобы план по пушечному мясу и сборам выполняли! Стоит ли говорить, что между губернатором – де-факто командующим военным округом – и нынешним главой субъекта Федерации нет ничего общего, кроме названия?
Когда война уже подходила к концу, в 1720 году, были образованы провинции. По замыслу царя именно они в будущем должны были стать высшим административно-территориальным делением в стране. Была образована и Нижегородская провинция, в которую вошли Нижегородский, Балахнинский и Юрьевецкий уезды. А провинции, в свою очередь, делились на дистрикты. Во главе провинций  стояли воеводы (видимо, Петр не смог подобрать этому чудом уцелевшему русскому слову немецкий аналог), а во главе дистриктов — земские комиссары. Впрочем, этот указ вовсе не отменял деления на губернии, но те по-прежнему выполняли лишь роль военных округов, не более того. Причем провинциальные воеводы подчинялись губернаторам исключительно в военных вопросах, в гражданских же делах они отчитывались только перед Сенатом. В 1719 – 1721 годах Петр I решил разукрупнить «округа», в связи с чем ранее упраздненная Нижегородская губерния была восстановлена. А после смерти великого реформатора и переименователя провинции ликвидировали, а основными административно-территориальными единицами в Российской империи стали уезды. Которые, кстати, в периодически изменяемом статусе просуществовали вплоть до советской власти.
ДАЕШЬ 600-ЛЕТИЕ НИЖЕГОРОДСКОГО УЕЗДА?!
Вообще-то мы сейчас живем не в Нижегородской губернии, а все-таки в Нижегородской области. Которая, между прочим, недавно тоже отмечала юбилей. Именно 85 лет назад, 14 января 1929 года, Постановлением Президиума ВЦИК СССР губернии на территории РСФСР были полностью ликвидированы. Вместо Нижегородской была образована одноименная область, в которую также были включены  территория упраздненной Вятской губернии и небольшие участки бывших Владимирской и Костромской губерний. Однако сей факт почему-то не привлек к себе внимание ни современных политиков, ни нижегородских историков, уже привыкших послушно выполнять все заказы действующей власти и выдергивать из прошлого именно те факты, которые последней нравятся. То ли потому, что Сталин не писал: «Нижегородской области быть особо», то ли советские руководители нынче не в моде. Не попадают, так сказать, в тренд. Хотя Иосиф Виссарионович тоже ведь нередко посылал в Нижний Новгород (Горький) своих товарищей по партии: Андрея Жданова, Юлия Кагановича (старшего брата Лазаря Кагановича). Кстати, памятников указанным деятелям ставить не собираются. Видимо, не заслужили. Хотя, в отличие от Петра Первого, бывавшего в наших краях всего дважды, причем в один из приездов пьянствовавшего, отмечая свое 50-летие, они здесь работали и внесли реальный вклад в историю и культуру Нижнего Новгорода.
В общем, ясно одно. Празднование так называемого «300-летия Нижегородской губернии» целиком и полностью притянуто за уши и абсолютно не соответствует исторической значимости события. По всей видимости, оно было просто подогнано под удобную дату. С тем же успехом можно смело праздновать 600-летие Нижегородского уезда (или Нижегородского воеводства, чего уж там), 300-летие Нижегородской провинции, 80-летие Нижегородского края или же 60-летие Горьковского совнархоза! Почему бы нет? А если уж Валерию Павлиновичу так хотелось придумать новый праздник, то более логичным было бы назвать его просто 300-летием введения поста нижегородского губернатора.
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *