Несбывшиеся мечты чиновников и архитекторов

677

30 лет назад городской Совет народных депутатов утвердил генеральный план развития города Горького. Согласно ему к 2010 году население областного центра должно было составлять 1,8 млн человек, а его внешний вид мог измениться до неузнаваемости.

План был невероятно дорогостоящим, достаточно сказать, что только на осуществление его 1-й очереди требовалось 3 миллиарда рублей  – огромная сумма по тем временам.  В том числе миллиард требовался на жилищное строительство, ибо жилой фонд города намечалось удвоить!

ГИГАНТСКИЕ ДОМА-КОРАБЛИ И МИКРОРАЙОН СОРМОВСКОЕ ПРИВОЛЖЬЕ
В начале восьмидесятых в городе Горьком развернулся, как оказалось, последний в эпоху социализма строительный бум. Активно возводились три новых микрорайона: Молитовский, Мещерское озеро и Верхние Печеры. «Строительство продолжается, — рассказывала статья «Приметы времени». – Пока в Верхних Печерах два микрорайона – второй и третий, а будет и четвертый, и первый. Проектом застройки предусматривается строительство поликлиники, которая решит проблему медицинского обслуживания населения… Во втором микрорайоне в проекте застройки значатся медпункт, кафе, кулинарный и молочный магазины, парикмахерская, в третьем микрорайоне – магазины, общественно-торговый центр. Строится овощной магазин. Словом, у Верхних Печер большое будущее».
Однако до «коммунизма» было еще далеко. По состоянию на 1 января 1984 года средняя обеспеченность на жителя составляла всего 13,8 кв. метра на одного горьковчанина. Но уже через пару-тройку десятилетий горожанам обещали настоящий город-рай!
Планы развития Нижнего Новгорода – Горького, как известно, начали разрабатываться еще при императоре Николае I и продолжились при советской власти. И каждый из них был все грандиозней и масштабней. Работу над Генпланом-1984 известный институт «Гипрогор» начал еще в 1977 году. Большую роль в его создании сыграл и известный горьковский архитектор, начальник архитектурно-планировочного управления горисполкома Вадим Воронков. Кстати, последний прослыл, так сказать, радикалом в вопросе сохранения исторического облика «старого Нижнего». Воронков был сторонником нещадного сноса ветхого и просто старого фонда, расширения узких улиц в центре города и застройки его типовыми многоэтажными домами. «По общей оценке ведущих специалистов по градостроительству, Горький – один из сложнейших городов не только республики, но и всей страны, – говорил он в интервью «Горьковскому рабочему». – В связи с этим Госстрой СССР поручил Гипрогору до разработки генерального плана выполнить технико-экономические обоснования… Было предложено четыре варианта основных территориальных направлений развития города. Все они признаны возможными. Однако на период до 2000 – 2010 годов решено в основном развивать город в нагорной части – на юг, юго-запад, с размещением там жилищного строительства. В заречной части город будет расти на северо-запад, на Сормовской пойме».
Воронков имел в виду правый берег Волги за переулком Союзный и заводом «Красное Сормово». На месте многочисленных садовых товариществ и частного сектора планировалось возвести два огромных микрорайона: Сормовское Приволжье и Лунский, которые должны были состоять из 9 – 12-этажных домов серии Э-600 (с навесными утеплительными панелями). Последние были сильно распространены в Ленинграде, где получили прозвище «дома-корабли» за внешнее сходство с океанскими лайнерами. Сплошные линии окон на белом фоне напоминали палубы. Подобный тип застройки использовался для гашения сильного морского ветра в прибрежных районах, в Сормове же «корабли» должны были загораживать собой внутреннюю часть микрорайонов от ветра с восточного берега Волги.
ПАССАЖИРСКИЙ ВОКЗАЛ «МЫЗА» И МЕТРО К УСЛУГАМ ВСЕХ ГОРЬКОВЧАН
План предусматривал и серьезную реконструкцию железнодорожных линий, проходящих внутри городской черты. В частности, полную ликвидацию всех одноуровневых пересечений рельсов с автодорогами (проще говоря, переездов), таких как у станции метро «Заречная» на проспекте Ленина. Для разгрузки Московского вокзала было запланировано строительство нового пассажирского вокзала «Мыза», предназначенного для дальних и пригородных поездов южного направления. А вместо станции Кудьма должен был появиться новый грузовой вокзал. Кстати, идея переноса грузового порта с традиционного места на Стрелке также появилась в Генплане 1984 года. Тогда место для него было отведено на правом берегу Волги севернее поселка Большое Козино.
Не забыли и о дорогах. Было запланировано строительство не только Южного обхода, первые работы на котором начались как раз в январе 1984 года, но и Северного, с возведением мостового перехода в районе все того же Большого Козино. «Это позволит освободить дороги города от транзитного автомобильного транспорта», — обещали чиновники. В самом Горьком планировалось построить дороги-дублеры «перегруженных» Сормовского шоссе, проспектов Ленина, Гагарина и улицы Родионова, а также несколько многоуровневых развязок и подземных-наземных пешеходных переходов.
Серьезные изменения ожидали и общественный транспорт. К 2010 году наиболее сложные пассажиропотоки должен был уже обслуживать метрополитен. Две линии с двумя мостовыми переходами через Оку и несколькими пересадочными станциями в мечтах осуществляли быстрое сообщение между нагорной и заречной частями города, а далее в разные стороны вели подвозные трамвайные, троллейбусные и автобусные маршруты. «Таким образом, линии метро будут закольцованы, а услугами этого скоростного и комфортабельного вида транспорта смогут регулярно пользоваться практически все горьковчане», — рассказывала статья «Станция «Ждановская». При этом автобусов, идущих из конца в конец города, не должно было остаться, за исключением нескольких магистральных маршрутов и экспрессов.
Выдержки из плана 30-летней давности создают двойственное впечатление. С одной стороны, сейчас, когда 2010 год уже минул, очень мало можно найти того, что было за эти три десятилетия реализовано. С другой, очень многое из его содержания напоминает современные «новые» проекты и обещания чиновников. Как говорится, выводы делайте сами.
УЖЕ В 1985 ГОДУ ЯДЕРНАЯ КОТЕЛЬНАЯ ДОЛЖНА БЫЛА ДАТЬ ТЕПЛО
Чтобы обеспечить горячей водой и отоплением строящиеся на окраинах Горького микрорайоны, ударными темпами вели строительство Горьковской атомной станции теплоснабжения. Оно началось в 1980 году между деревней Федяково и железнодорожной станцией Ройка в Кстовском районе в нескольких километрах к востоку от городской черты. 1 января 1982 года началось сооружение первого энергоблока «Горький-1».
Вообще-то атомные станции обычно не возводились в непосредственной близости от крупных населенных пунктов, но ГАСТ являлась первой в мире ядерной котельной, а гнать горячую воду по трубам за десятки километров не имело смысла. Впрочем, в то время горьковчане ничего не слышали о радиоактивных авариях, с Чернобыльской АЭС все было в порядке, ее даже показывали в кино в научных киножурналах перед фильмами. Посему никаких опасений по поводу того, что прямо рядом с городом строится и скоро заработает атомная станция, у людей не возникало.
Согласно графику строительства, первый энергоблок планировалось ввести в строй уже в 1985 году, а в 1986-м должны были запустить и «Горький-2», после чего ГАСТ заработала бы на полную мощность. «Это позволит обеспечить теплом большую часть нагорных районов нашего города и отказаться от многочисленных мелких котельных», — рассказывала статья «На атомной станции». Строительству объекта придавалось первостепенное значение, был даже создан городской штаб по строительству Горьковской атомной станции теплоснабжения, который возглавили секретарь горкома КПСС Ю.А. Марченков и председатель горисполкома К.И. Базаев. Строительство самого корпуса ГАСТ вело строительно-монтажное управление №4, которое по итогам 1983 года выполнило план по генподряду на 100%. Если бы стройка и дальше шла такими же темпами, то уже через год-полтора в батареях жителей микрорайона Щербинки текла бы вода из второго контура охлаждения атомного реактора модели АСТ-500. Ну а необычайную надежность ядерной котельной, которую обещали проектировщики из ОКБМ, горьковчанам предстояло проверить на собственной шкуре…
Однако и этим планам не суждено было сбыться. Уже в январе 1984-го у СМУ-4 возникли первые трудности. «На строительной площадке не хватает рабочих, заметно сдерживает темп и плохое снабжение материалами и оборудованием, – сетовала пресса. – Члены штаба наметили конкретные меры по устранению этих недостатков и активизации хода строительства важнейшего объекта теплоснабжения». Но времена были уже не те. 30 лет назад Советский Союз вступал в период глубочайшего кризиса, вызванного как затянувшейся стагнацией, так и постепенным падением мировых цен на нефть, начавшимся еще в конце 1982 года. Это сказалось на всех отраслях экономики, в том числе и на ядерной энергетике. В итоге уже на завершающем этапе строительство ГАСТ было приостановлено, а после чернобыльской катастрофы на ее проекте и вовсе был поставлен жирный крест.
Вообще же в истории нашего города прослеживается весьма стабильная тенденция. Каждое поколение чиновников, находясь у власти, рисовало и продолжает рисовать свой собственный «генеральный план развития» областного центра. При этом за основу всякий раз берут остатки нереализованного предыдущего плана и дополняют его своими новаторскими идеями. После чего с помпой презентуют общественности и обещают ей скорое улучшение жизни: мосты, развязки и новые микрорайоны. Потом, как водится, деньги заканчиваются, и в жизнь воплощается только малая часть гигантоманческих проектов. Ну а далее приходят новые градоначальники и архитекторы и начинают рисовать свой план светлого будущего…
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Несбывшиеся мечты чиновников и архитекторов

  1. Drizzly говорит:

    Вино и женщины приносят нам,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *