БОГОРОДСК: ОХОТА ЗА КВАРТИРАМИ СТАРИКОВ?

854

Некоторое время назад «ЛС» писала о, мягко говоря, странных обстоятельствах вокруг кончины жительницы Богородска Марии Дмитриевны Котковой. Тогда удивил непрофессионализм сотрудников отдела МВД России по Богородскому району. У нас, как всегда, где тонко, там и рвется. В дальнейшем, «по принципу домино», возник спор за квартиру и имущество покойной Котковой. Это в немалой степени последствие некачественной работы полицейских. Но дело не только в этом конкретном эпизоде. Мы хотим проанализировать довольно распространенное явление: «охоту» на одиноко проживающих стариков с целью получения их имущества, а еще лучше квартиры.

О, ГОРЯЧЕНЬКАЯ ПОШЛА…
Делайте со мной что хотите, но я считаю, что если около одиноко проживающего старого человека начинает кто-то крутиться, это в девяносто девяти случаях из ста корыстный мотив. Практика показывает, что в пожилом возрасте люди становятся раздражительными, подчас капризными, в особенности к своим родственникам. Старики любят поделиться посторонним доброжелателям, что родственники и такие, и сякие. И вот тут возникает самый подходящий момент влезть старому человеку в душу, еще больше углубить трещину в отношениях родственников, а дальше использовать свой шанс и поживиться.
В лихие 90-ые стариков силой или подлым обманом заставляли писать дарственные, подписывать договоры купли-продажи квартир. Сейчас времена другие и методы иные. Самый эффективный способ отхватить квартиру — это, образно говоря, «задушить в объятиях» пожилого человека. Подозреваю, что у нас есть конкретный пример.
Как «ЛС» уже писала, 11.02.2012 года в своей квартире в Богородске умерла М.Д. Коткова. Когда сотрудники МЧС проникли через окно в квартиру, она находилась в ванной с горячей водой, а тело уже покрылось трупными пятнами. Как будто мертвый уже человек попросил Господа выполнить его последнее желание: полежать в кипятке.
Когда участковый полицейский прибыл на место (умышленно упускаем слово — преступления), то он не увидел в ситуации ничего необычного. Или у него задача была такая? Он взял показания, в частности, с педагога художественной школы Надежды Панфиловой, которая в последнее годы ухаживала за 94-летней Марией Котковой. Панфилова изначально, 11.02.2012 года и 14.02.2012 года дала такие показания и объяснения, из которых следовало, что она никак материально не была заинтересована в кончине Котковой.
В первых своих объяснениях участковому полицейскому Панфилова заявила, что давно является самым близким человеком покойной, родственников у той, мол, нет. Ввиду этого её оставили хозяйничать в квартире Котковой, а тело еще сутки находилось там же. Она забрала ключи, документы, а также стала раздавать вещи умершей, вроде как выполняя ее волю…
У ХУДОЖНИКА ПАНФИЛОВОЙ НАРИСОВАЛИСЬ ПРОТИВОРЕЧИЯ
Можно предположить, что участковый полицейский юридически абсолютно безграмотен, а можно выдвинуть версию, что он с Панфиловой был в каком-то сговоре. В этом «бизнесе» — перехватывать стариковские квартиры без связей в полиции ничего не получится, быстро посадят и отнимут захваченное. Но дело не в том, чем тогда участковый полицейский руководствовался в своих некомпетентных действиях. Главное тут состоит в том, что он максимально затруднил выяснение истины: при каких обстоятельствах умерла Мария Коткова, что стало причиной и было ли эта смерть естественной?
Почему это так принципиально? Дело в том, что Надежда Панфилова вдруг начала менять одну маску на другую. Изначально она заявила, что Мария Дмитриевна не болела, сама за собой ухаживала, в квартире у нее была чистота. Также она утверждала, что никаких документов по поводу квартиры и находящегося в ней имущества Коткова на неё, Панфилову, не оформляла. Мол, видимо, она это хотела сделать, но не успела, так как умерла. Кроме того, ключи от квартиры и документы на неё Панфилова забрала себе после похорон, опасаясь, что в квартиру влезут и все украдут.
Все первые объяснения Панфиловой таковы, что она не имела претензий на квартиру и имущество Котковой.
Участковый полицейский и Панфилова в четыре руки разыгрывали, как по нотам, пьесу ля-минор: человек старый, заинтересованных в смерти Котковой нет, Панфилова в ней души не чаяла. Следовательно, надо избежать каких-либо расследований, экспертиз. И на этом поставить точку.
Когда расследование было заблокировано, и угроза дознания миновала, Панфилова сменила маску. Оказывается, между Марией Дмитриевной Котковой и Панфиловой 26.01.2012 года, за две недели до кончины Котковой М.Д., был якобы заключен договор дарения квартиры. Выясняется, что этот договор не был оформлен в учреждении юстиции по причине плохого самочувствия и болезни М.Д. Котковой.
Хотя она вроде как была здорова и никогда в больницы и поликлиники не обращалась. Кроме того, ключи и документы на квартиру Панфиловой были переданы еще до смерти Котковой М.Д. по акту, который является приложением к договору.
Свои абсолютно новые объяснения в судебных инстанциях Панфилова сопровождала неожиданными подробностями. Так, например, якобы М.Д. Коткова даже показала Панфиловой место на кладбище, где ее следует похоронить. Почему же у Котковой не хватило здоровья доехать до органов юстиции, чтобы зарегистрировать договор?
Панфилова также сообщает, что сама жила у Котковой по нескольку дней, также и Коткова порой жила у Панфиловой. Почему же этого не происходило после подписания договора дарения? Ведь он, по идее, символизирует полное единение, а тут еще и плохое самочувствие Катковой. Вот такие противоречия «нарисовались».
ШИРОКОЕ ПОЛЕ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЙ
Учитывая то, что Панфилова сама себе противоречит, это дает нам повод для размышлений, а значит, и для версий. Итак, в суде Панфилова соловьем заливалась, как они с Котковой тепло относились друг к другу, как покойная готова была ей все отдать. А изначально Панфилова демонстрировала полную незаинтересованность: мол, ей ничего не «отломилось» и не надо.
Раз все-таки ключи от квартиры, где деньги лежали, у Панфиловой все-таки были, значит вызов МЧС и полиции можно считать просто комедией. Можно предположить, что Панфилова до приезда МЧС уже была в квартире Котковой и обнаружила ее мертвой. Почему бы сразу об этом не заявить полиции? В чем была нецелесообразность такого заявления? Видимо, она хотела до полиции, на всякий случай, по укромным местам квартиры пройтись. После этого куда-то уходила. Зачем? Скинуть то, что забрала? А далее вернулась в квартиру «горячо любимой» Марии Дмитриевны, «батюшки, неужели что-то случилось?»
Практически у каждого одинокого живущего человека есть запасные ключи. На случай их потери. Видимо, ими и завладела каким-то образом Панфилова. Вот это все очень похоже на реальность. А вот остальные рассказы Надежды Панфиловой не выглядят убедительными.
Я лично абсолютно не верю в то, что договор дарения «настоящий». Понятно, что при заключении такого договора обе стороны должны были пользоваться услугами юридической фирмы, даже если договор дарения типовой. Вряд ли Мария Дмитриевна Коткова и Надежда Панфилова знают, что в плюс к договору дарения нужен еще и некий передаточный акт. Не каждый же раз Панфиловой дарят квартиры? Но нет никаких ссылок на юристов: мол, смотрите, я там-то и тогда-то консультировалась и вот такой формы договор в итоге мы подписали 26.01.2012 года. Получается, что до смерти Котковой этого не было?
А мы ведь видим, что Панфилова в судах юридически подкована весьма неплохо. Кто-то оказывает ей поддержку и, похоже, не бесплатную. Наоборот, наверняка, дорогостоящую. Это тоже важный элемент «бизнеса» по отъёму  стариковских квартир.
Приходишь к следующему печальному выводу. Не Панфилова во всей этой истории играет «первую скрипку». Она лишь удачно вышла на одиноко проживающую старушку. Дальше действовала «система». Поэтому участковый полицейский не увидел признаков преступления, а дальше началась юридическая борьба за квартиру. Вот могут сказать, что экспертиза признала  подпись Котковой на договоре дарения и передаточном акте подлинной. Но ведь Надежда Панфилова работает педагогом в художественной школе. Как известно, подписи великих художников копировали так, что ни один эксперт отличить не мог. Это ж художники!
В пользу аферы свидетельствует буквально все. Говорится о том, что все документы для регистрации договора дарения Мария Коткова передала Панфиловой. А зачем? Почему она не держала один из экземпляров договора у себя? Ведь без Котковой договор зарегистрировать все равно нельзя. Но этого договора дома у умершей Марии Дмитриевны не было. Все это возникло потом, когда полиция позволила Панфиловой забрать документы на квартиру?
КОРЫСТНЫЙ МОТИВ НАЛИЦО
Мария Дмитриевна Коткова умирает 11.02.2012 года. Несмотря на протесты родственников, в полиции не реагируют на их «сигналы», что тут сыграли нечисто. После этого вдруг появляется договор дарения от 11.02.2012 года. Сопоставление двух дат 26.01.2012 года и 11.02.2012 года вроде бы выглядит пугающе для Панфиловой. Стоило Катковой якобы подписать договор, как через две недели она умирает при «неестественных» обстоятельствах. Но «одаряемую» это уже не пугает. Полиция упорно отказывается возбуждать уголовное дело не только по квартире, но и по имуществу, которое не проходило по договору дарения и все-таки раздавалось Панфиловой налево и направо.
Наоборот, Панфилова полагает, что все обставлено чуть ли не гениально. С даты подписания договора дарения прошло всего две недели? Ну и хорошо. Старушка ведь этот промежуток времени якобы болела, вот и не успела зарегистрировать договор Котковой и Панфиловой.
С «бумагой», которая нотариально не заверена, не зарегистрирована в юстиции, выходит суд против родственников Марии Дмитриевны Котковой, какие бы там отношения внутри их «круга» ни были. Это очень «погранично» с морально-этической точки зрения: нехорошо заглядываться на чужое! Для меня это лишнее доказательство того, что и в кончине Марии Котковой не все прозрачно. По меньшей мере, в корыстных мотивах Надежде Панфиловой можно и нужно бросить упрек. А если бы полиция сработала по полной программе, то вообще неизвестно,  на что бы в результате вышли.
С моей точки зрения, непонятно и решение коллегии  областного суда во главе с Б.П. Лазориным. Сейчас сплошь и рядом фальсифицируются документы. Это известно всем, тем более судейскому корпусу. Как в этой ситуации «абсолютизировать» документ, который не зарегистрирован в юстиции? Полагаю, что это решение в отрыве от жизни, от реальности. Я бы назвал его «книжным», а то и фарисейским. А если бы по такой незарегистрированной бумажке дарилась собственность не на 1 миллион рублей, а на 1 миллиард, то Б.П. Лазорин и это бы проштамповал? Это просто удивительно! Впрочем, это тоже необходимое условие для бизнеса со «старушечьими квартирами», формальная работа судейской машины, если не сказать больше.
Виктор ДЕМЕНЕВ              

Запись опубликована в рубрике Журналистское расследование. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: БОГОРОДСК: ОХОТА ЗА КВАРТИРАМИ СТАРИКОВ?

  1. Андрей говорит:

    Ну и бред...

    Почём нынче жареные «журналистские расследования»?

    От этих новоявленных «племянников» даже в полиции устали...

    А следователям и участковому в пору было самим подавать в суд на них, за оскорбления при исполнении.

    Все нелицеприятные факты общения умершей с «любящими родственниками» были подняты при расследовании и приняты судом во внимание.

    А то что по нелепому стечению обстоятельств в этот вечер во всём доме (показания соседей) из крана с холодной водой шёл кипяток — никому не даёт право «намекать» на убийство!

    Может ещё и котельную сюда, до кучи, к следователям и судьям, в «мафию» записать?!

    Аккуратнее с выводами, уважаемые!

  2. Марина говорит:

    Вашему писателю-фантасту сколько оплатили, чтобы оболгать людей которых он не знает и не знает ситуации (вернее со слов родственников, которые никоим образом материально не заинтересованы и 10 лет не подходили к умершей Котковой М.Д. вернее однажды чуть не отдали в психушку а второй раз заперли дома и кормили грибочками а так они праведные люди, которые проиграли все суды и теперь очерняют всех вокруг включая полицию) Бог Вам в помощь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *