Время ломать стереотипы!

876

В советские времена в обществе возник стереотип, что служба психиатрической помощи — максимально зашоренная структура, вокруг нее формировались самые разнообразные слухи. Мол, нужна она главным образом для того, чтобы изолировать от общества неуравновешенных граждан, а может, даже диссидентов. Этот миф давно пора искоренить. В первую очередь, служба призвана облегчить жизнь людям с ментальными заболеваниями, от которых не застрахован никто из нас.

Сегодня отечественная, и в частности, нижегородская психиатрия стремится к максимальной открытости и прозрачности. А гуманность — ее основополагающий принцип. Свидетельством тому стал «День открытых дверей», посвященный Всемирному дню психического здоровья и прошедший не так давно в клинической психиатрической больнице №1 на улице Ульянова.
На мероприятии, которое проводится уже второй год подряд, присутствовали медики, пациенты, родственники, а также представители различных общественных организаций. Что символично, поскольку проблема психического здоровья — это зона ответственности не только профильных медицинских служб, но и всего общества.
ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ
В этой связи небезынтересно вспомнить, как формировались современное состояние и понимание психиатрической помощи жителям, какие этапы развития прошла нижегородская психиатрия, и в частности первая клиническая психиатрическая больница.
В середине XIX века в Нижегородской губернии действовало одно психиатрическое отделение в Мартыновской больнице. Условия содержания душевнобольных в шести старых обветшавших корпусах были крайне плохими. Старший врач Мартыновской больницы г-н Венский неоднократно ставил перед губернскими властями вопрос о необходимости строительства новых корпусов. Наконец, решение было принято. Из местной казны выделили 60 тысяч рублей (по тем временам – очень серьезные деньги) на строительство. Проект заказали в Министерстве внутренних дел Российской империи, что позволяло добиться его софинансирования. А подготовил его известный архитектор Штром. Вскоре на улице Тихоновской (ныне Ульянова) были построены два новых лечебных корпуса – мужской и женский. И 1 мая 1889 года произошло официальное открытие первой психиатрической больницы города Н. Новгорода.
Тогда же остро встал вопрос дефицита квалифицированных медицинских кадров. Решать эту проблему доверили молодому перспективному специалисту Петру Кащенко, ранее работавшему в Бурашевской колонии для душевнобольных Тверской губернии. Это был врач с передовым мировоззрением, стремившийся использовать максимально гуманные методы лечения душевнобольных в наименее стесненных условиях. Он предпринял несколько поистине революционных для своего времени шагов. Первым в России провел перепись всех душевнобольных, проживающих в Нижегородской губернии, создав уникальную базу данных. А главное, создал систему оказания полноценной комплексной помощи таким людям. По его инициативе была построена больница-колония в деревне Ляхово (ныне нижегородская областная психоневрологическая больница №1 имени Кащенко), средства для которой собирались, что называется, всем миром.
Итак, была сформирована трехэтапная система организации помощи душевнобольным. Первый этап – психиатрическая больница на улице Тихоновской, одновременно служившая для лечения больных с острыми расстройствами и выполнявшая приемно-сортировочные функции. Второй этап – больница в Ляхово, где пациенты проходили более длительный курс лечения. Наконец, третий этап – патронаж,когда выздоравливавшие пациенты жили в семьях зажиточных крестьян Балахнинского уезда. Таким образом проходили их окончательная реабилитация и возвращение в социум.
Принципам, провозглашенным Петром Кащенко столетие назад, верны и сегодняшние нижегородские психиатры. Основополагающий момент – стремление минимизировать стеснение пациентов, адаптировать их к полноценной жизни в обществе.
ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ
О сегодняшнем дне ГБУЗ Нижегородской области «Клиническая психиатрическая больница №1 города Нижнего Новгорода» рассказывает главный врач Юрий Сучков:
«Под наблюдением нашей больницы находится порядка шести тысяч человек. Мы обслуживаем население нагорной части города, а это около 370 тысяч человек. В нашем лечебном учреждении имеются 200 коек круглосуточного стационара, два отделения  дневного пребывания на 200 мест, то есть пациенты утром приходят к нам, получают помощь, лечение, а вечером идут домой. Помощь они получают в менее стесненных условиях, чем в круглосуточном стационаре: они продолжают полноценно общаться с родными и близкими. Никаких ущемлений и скованности не чувствуют. И еще — диспансерное отделение амбулаторной помощи. Обращаю ваше внимание на то, что большая часть пациентов получает внестационарную помощь — не внутри круглосуточного, закрытого отделения, а в полуамбулаторных и амбулаторных условиях.
С 1993 года в Российской Федерации работает Федеральный закон о психиатрической помощи, гарантирующий права граждан при ее оказании. Он четко регламентирует взаимоотношения всех трех сторон – пациента, психиатрической  службы и общества. Основные принципы – это добровольность, гуманность и помощь в наименее стесненных условиях. Безусловно, закон оговаривает процедуры принудительного лечения в тех случаях, когда это необходимо. Все это осуществляется по судебным решениям, под прокурорским надзором, нашим ведомственным надзором и надзором общественных организаций».
ВЕРНУТЬ ПАЦИЕНТА В СОЦИУМ
Огромным плюсом больницы является наличие в ней медико-реабилитационного отделения. «Пациент направляется сюда либо из диспансера, либо после стационарного лечения с целью прохождения психосоциальной терапии,  реабилитации и профилактического медикаментозного лечения, — говорит врач-психиатр, в настоящее время исполняющая обязанности заведующей отделения Анастасия Мурзакова. – Пациент в первую очередь консультируется с психиатром. Делается это, чтобы определить его состояние, необходимость и степень интенсивности медикаментозной терапии и спектр психосоциальных вмешательств. Если у пациента неустойчивая трудовая адаптация и мы видим, что у него есть коммуникативные затруднения или низкий уровень стрессоустойчивости, он подвержен стрессам, у него частые обострения, низкая комплаентность к терапии или неполное осознание наличия болезни, то в зависимости от проблем, которые мы наблюдаем, определяется спектр психотерапевтических вмешательств на фоне медикаментозной терапии. Какие психотерапевтические вмешательства? Прежде всего, это психообразование. Оно имеет большую роль для пациента и для родственников пациента, для лучшего контроля за симптомами болезни, для повышения уровня комплаентности (приверженности) к терапии, то есть важны согласие пациента на прием медикаментозной терапии, снижение риска нарушения медикаментозной терапии вследствие психообразования  и повышение уровня критики и самооценки, самоконтроля.  Сам пациент может отследить свои первые симптомы. В сотрудничестве с врачом легче предупредить обострение состояния. Дальше идут разнообразные групповые занятия, направленные на тренинг эмоций, стрессоустойчивости, коммуникативных навыков. Для групповой работы в некоторых случаях играет роль однородность группы по возрастной категории, по патологии, по степени критики, по некоторым другим параметрам. Для какой-то работы, например, арт-терапии, это не имеет такого серьезного значения. Поэтому в арт-терапию с творческим самовыражением могут быть включены разнообразные пациенты и по половому, и по возрастному принципу, никаких ограничений в этом плане нет для любого человека. Правда, это только после спектра вмешательства, который определяет на первом этапе  врач-психиатр. В дальнейшем уже каждую неделю у нас есть собрание бригады, собрание врачей-психиатров, психотерапевтов, медицинских психологов, реабилитационных медсестер, где обсуждается программа ведения каждого случая, каждого пациента в отдельности, и на этих же собраниях определяется необходимость тех или иных мер и вмешательств  — каких, какого объема, как длительно. И, конечно, раз в неделю отслеживается динамика».
Клинический психолог Надежда Сумина провела для автора этих строк экскурсию по медико-реабилитационному отделению.
— Это отделение дневного пребывания, — рассказывает и показывает Надежда Викторовна. — Сотрудники отделения утром  встречают  пациентов. Пациенты приходят сюда в восемь часов утра, раздеваются, завтракают в светлой, просторной столовой. Напротив – кабинет психотерапии, в котором выполняется групповая работа, то есть тут мы работаем с группами. Для людей, приходящих  к нам впервые, мы разместили  на стене информацию о нашем отделении, повесили расписание занятий. Есть также в нашем отделении комната отдыха, где пациенты рисуют, вяжут, танцуют, репетируют. Словом, занимаются творчеством. Рядом находится ординаторская, кабинет, в котором принимаются врачами пациенты, а затем направляются дальше по всем другим программам, существующим в отделении. Имеются и процедурный, и сестринский кабинеты. Ну и, конечно, мой тоже. Здесь я работаю практически с основания  отделения, семь лет.
Отделение наше молодое. Раньше здесь было обычное — закрытое — второе мужское отделение, а потом, когда речь зашла о переходе с медицинской модели на биопсихосоциальную, в нашей больнице открылось это отделение. Вообще, во всех цивилизованных странах психотерапевтическая помощь очень доступна. В нашем городе она довольно хорошо уже распространена, однако не всегда доступна пациентам в финансовом плане. А здесь они получают качественную психолого-психотерапевтическую помощь бесплатно. Наша форма лечения — так называемая «комполарис» (сочетание лекарственной терапии и психотерапии). Мы не брали за основу чей-то опыт, хотя я училась и у канадцев, и у всех кого только возможно. Но мы стали создавать свой собственный опыт.
В отделении лечение проходят сто человек. И очень много людей выходит в социум, уменьшается процент инвалидизации, они работают, учатся и живут полноценной жизнью. Есть такие пациенты, которые первый раз столкнулись с подобными психиатрическими срывами. Так вот, для них у нас специально создан кабинет первого психотического эпизода, эти люди, пройдя лечение, продолжают приходить, уже будучи выписанными, в диспансер к специально выделенному доктору и ко мне. Это две так называемые группы поддержки. В одной из них (я ее называю группой ветеранов) они сами друг другу помогают. Вторая -  пока более молодая, там проходят тематические занятия.
«Для нас за последние 3-4 года стал совершенно очевидным тот факт, что одних усилий, одного ресурса психиатрической больницы для полноценной психосоциальной реабилитации крайне недостаточно, — говорит Юрий Сучков. — Наступает тот момент, когда человек, пациент, получивший всю необходимую помощь в стенах больницы, должен выйти в социум. А вот в обществе поддержки, сопровождения полноценной психосоциальной реабилитации очень не хватает. И мы все чаще и чаще видим, что излечившиеся пациенты возвращаются к нам не по медицинским  клиническим показаниям, а по социальным и психологическим причинам. Поэтому  совершенно очевиден был следующий этап, следующий шаг в развитии нашей больницы и нашей службы – это выход в сообщество. И здесь нам огромную помощь оказывает нижегородское отделение общероссийской организации инвалидов «Новые возможности». По инициативе этой общественной организации совместно с нами проведено огромное количество проектов. Так, есть всероссийский конкурс «За подвижничество в области душевного здоровья» имени академика Татьяны Борисовны Дмитриевой. Два года подряд наша больница была дипломантом этого конкурса, причем второй раз (в прошлом году) мы стали дипломантами в номинации «Психореабилитация» за работу с общественными организациями, и отчет мы готовили совместно с нижегородскими «Новыми возможностями».
А самым последним шагом в направлении организации поддержки и сопровождения наших пациентов за пределами больницы явился выход на Общественную палату Нижегородской области. Летом был проведен первый круглый стол, куда были приглашены представители различных структур – медицинских, психиатрических, наркологических, представители социальных служб, высшего образования и науки (университет имени Лобачевского и педагогический университет имени Козьмы Минина), общественных организаций, просто волонтеры. На сегодняшний день создана рабочая группа. Уже состоялось первое ее заседание по организации и реализации пилотного проекта, который предложила наша больница. Смысл этого проекта заключается как раз в том, чтобы попробовать организовать следующий за пределами больницы этап поддержки и сопровождения тех пациентов, которые в этом нуждаются».
— Если же говорить о перспективах нашей больницы на будущее, то на самом деле в работе психиатрической службы, в психосоциальной реабилитации предела совершенствованию нет. На сегодняшний день создана структура и некая поэтапная система. Наша задача – осуществлять непрерывное обучение, повышение профессионализма, а также  совершенствовать формы и методы работы. Ведь наука и практика – мировая, отечественная – не стоит на месте, она постоянно совершенствуется.
Нижегородской психиатрической службе необходимо продолжать и развивать традиции, которые были заложены Петром Петровичем Кащенко, совместно с общественными организациями, всем нижегородским сообществом и средствами массовой информации. Клиническая психиатрическая больница №1  и нижегородское отделение ООИ «Новые возможности» всегда открыты к диалогу и сотрудничеству. Необходимая информация доступна в сети Интернет, – заключил главный врач больницы.
Ольга КОЛЧАНОВА

Запись опубликована в рубрике Социум. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *