«Война мертвых» на закрытых кладбищах

Практикующееся на кладбищах замещение старых захоронений на новые семейные носит ярко выраженный коррупционный характер
Оказывается, внутривидовая борьба идет не только в царстве живых, но и в царстве мертвых. Правда, не без участия ныне здравствующих. Как только родственники чуть не досмотрят за своими умершими на старых кладбищах, их могилы пытаются использовать для соседних семейных захоронений. И чтобы в этой «войне мертвецов» не проиграть, живым нужно серьезно готовиться к оной. Это в полной мере испытали на себе внуки героя 1-ой мировой войны (реальной, человеческой) Ивана Федоровича Дружинина, который скончался в декабре 1966 года и был похоронен на кладбище поселка Сортировочный. Примерно в 2009—2010 годах его могила, по мнению внуков, вдруг бесследно исчезла, чтобы стать частью чужого семейного захоронения. И его родственники уже года два не могут нигде доказать, что их дед умер и захоронен на Сортировке.

НАЛОГ С УЧАСТКА «ДВА НА ПОЛТОРА»
Надо бы начать эту историю с начала, но я попробую с конца. Когда внуки Ивана Федоровича Дружинина братья Мартыновы стали доказывать во всех инстанциях, что могилу их деда стерли с лица земли, им стали советовать по сути правильные, но страшные вещи. Мол, необходимо иметь фото с точками привязки к другим захоронениям и планом соседних захоронений. И, дескать, тогда проблем будет меньше.
Видимо, это совет юристов, которые отстали от жизни. Конечно, тут не до шуток, но впору проводить межевание земельного участка «два на полтора», его точное измерение. И либо платить налог за этот земельный участок, либо вносить арендную плату. То есть все идет к тому, что квартплата — это удел не только живых, но и мертвых. Если за могилой на закрытом кладбище, где захоронения якобы запрещены, не следят, не ухаживают, то есть условно говоря, не платят некий натуральный «налог», то ее могут сровнять с землей в пользу более расторопных «соседей».
Семья Мартыновых столкнулась с этим в 2009—2010 годах. Их захоронение, датированное 1966 годом, оказалось между свежих могил 2004 и 2007 года. А потом на месте захоронения Дружинина вдруг образовалось семейное захоронение. То есть произошло «недружественное поглощение» в пользу одного из «соседей». С помощью живых одни мертвые «победили» другого. И, по большому счету, это никого не возмущает.
«ЗАХВАТЫ» ПОЧТИ ЛЕГИТИМНЫ
Когда происходят совершенно постыдные акты кладбищенского вандализма, все изображают, как теперь выясняется, ханжеский и лицемерный гнев. Тут же по всем каналам ТВ, на страницах газет раздаются призывы найти и наказать подонков.
А вот когда сравнивают с землей могилку и на ее месте появляется другая, то общество, а также правоохранительные органы и судебные структуры почему-то не только безмолвствуют, но и встают на сторону «захватчиков». Мол, где у вас доказательства того, что «ваши тут лежали»? Это, конечно, полный абсурд, но доказать свою правоту в таких ситуациях на закрытых кладбищах практически невозможно.
Люди просто не готовы к тому, что «их» погосты будут захватываться. В лучшем случае они имеют свидетельство о смерти, фотографию могилы, и более ничего. И вот им приходится доказывать в полиции, в судах то, к чему они никогда не готовились, чего они никогда не ждали: вести борьбу не за землю для живых, а за землю для мертвых.
Немного лирики. Я всегда удивлялся тому, что никогда не видел очень старых могил, которым более 120-150 лет. Исключение составляют погосты возле храмов или внутри монастырей. Да и там памятники зачастую перенесли удары не только стихии, но и рук человеческих.
Что же происходило со старыми кладбищами? Как происходило их разрушение или замещение? Что двигало «вандалами», которых никто не пригвоздил к позорному столбу?
Понятно, что если бы все кладбища за века были сохранены, то живым негде было бы разместиться. Видимо, по прошествии времени могилы старого кладбища замещались новыми могилами. И это происходит из века в век. Но сейчас к этому добавилась не только некая целесообразность и логика смены поколений, но и коммерция. То бишь, бизнес.
Очевидно, что замещение старых захоронений на новые семейные носит бизнесово-коррупционный характер. Кто-то с этим мирится и развешивает на деревьях кладбищ таблички (мол, какая разница, где и чему поклоняться), а кто-то, как семья Мартыновых, бьется многие годы за восстановление могилы своего деда Ивана Федоровича Дружинина, считая, что гробокопатели с кладбища поселка Сортировочный попутали брошенную могилу с незабытой.
УЧЕТА НЕТ И ПРАВДЫ НЕ НАЙТИ
Юрий и Евгений Мартыновы действовали по всем «фронтам». Они пытались возбудить уголовное дело против кладбищенского «мародерства», а также в порядке гражданского судопроизводства вернуть могилу деда на прежнее место. Ни в полиции, ни в судах их не «поняли». Мол, нет у вас для этого достаточного количества доказательств. А где их взять? Только у кладбищенских служб. Но ведь братья Мартыновы собственно против них и боролись всеми доступными средствами. Те же, не будучи врагами себе, упорно заявляли, что никакой могилы на указанном Мартыновыми месте не было. В свою очередь, выяснилось, что учета захоронений не ведется, по крайней мере — на кладбище поселка Сортировочный якобы его нет с 1992 года. Вроде как документы уничтожены пожаром. Был пожар или не был – неизвестно. Но суд воспринимает отсутствие учета как минус родственников покойного Дружинина, а не минус для администрации кладбища, которая и отвечает за документацию.
В итоге, Мартыновы суды проигрывают, полицейские следов могилы Дружинина в упор не видят. Это дает «зеленый свет» тем, кто алчно смотрит на соседние брошенные могилы. Чтобы сформировать семейные захоронения.
Все бы хорошо, если бы не коммерческий расчет кладбищенских чиновников и их защитников и покровителей. Понятно, что тут присутствуют товарно-денежные отношения. Вы нам деньги, мы вам освободим место. На старых кладбищах комендантам и прочим работникам поживиться особо нечем. Поэтому приходится «крутиться» и такими способами. А если вдруг кто-то из нежданных посетителей могил обнаружит их пропажу, то нужно избавиться от улик. Мол, не было и нет никакой могилки, а учета захоронений тоже нет. Надо отдать должное Юрию и Евгению Мартыновым. Они дошли до всевозможных экспертиз. Все это игнорировалось. Уголовные дела не возбуждались десяток раз, несмотря на то, что прокуратура требовала дополнительных проверочных действий. По большому счету, никто не хочет бороться против сложившейся «системы», которая выгодна живым с деньгами.
Их «мертвые» побеждают других «мертвых», надо полагать, не только на старых кладбищах, но и на элитных, типа Бугровского. Там тихо и незаметно тоже происходит замещение старых забытых могил новыми? Действительно, откуда берутся на элитном кладбище места для усопших с известными фамилиями?
ПОСЕЩАЙТЕ КЛАДБИЩА ЧАЩЕ
Евгений Мартынов рассказывает, как «это» делается. Если рядом с могилой ваших родственников появляется свежее захоронение, то надо быть готовым ко всему. Посещение могилы должно быть частым, нужно оставлять явные следы внимания к захоронению. Все это довольно внимательно отслеживается.
Плохим сигналом является то, что рядом с могилой оказывается куча мусора. Если же кто-то намусорил прямо на могилу, то это проба захватить землю. Раз мусор никто не убирает год, второй, то можно положить глаз на это  захоронение. Дальше его просто сотрут с лица земли и похоронят другого человека.
Если все это вскроется, то «пострадавшим» скажут, что они сами виноваты. Не следили за могилой, не появлялись. А потом внаглую будут убеждать, что никакой могилы ранее тут не было. И документов, мол, тоже никаких не имеется. Что-то доказать, как показал опыт Мартыновых, очень трудно.
Также распространено «движение» могил. Ограду аккуратно переносят на десятки сантиметров, расширяя площадку кому-то под семейное захоронение. Поэтому мы и говорим, с иронией и без нее, что впору межевать территорию захоронения и замерять проходы между оградами.
На своем горьком опыте Евгений Мартынов убедился, что регистрация нужна не только родившимся, но и умершему. Мол, он похоронен там-то и там-то, могила на таком-то участке, номер такой-то, расположение вот такое. И регистрационно-учетные документы надо хранить не только в архиве администрации города или кладбищенской структуры, где они почему-то сгорают, но и дома. Иначе захоронение вдруг может исчезнуть. Земля сейчас в цене не только для живых, но для мертвых.
Видимо, это очень хороший бизнес, от которого кормятся многие. Отсюда совет: не забывайте усопших. У вас могут украсть место поклонения их памяти! Не давайте повода для, как максимум, вандализма, как минимум, хищения памятника!
Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Скандал недели. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *