«Водоканал» тревоги нашей

767

Генеральный директор «Нижегородского водоканала» Александр Байер с удивлением обнаружил, что депутаты Думы Нижнего Новгорода в «…надцатый» раз просят его рассказать о реализации комплексной инвестиционной программы «Модернизация» в рамках концессионного соглашения с администрацией Нижнего Новгорода. Народные избранники все равно сомневаются, что экономика проекта, как говорится, «бьет». Они уверены, что кредиты (топ-менеджмент «Водоканала» предпочитает это называть инвестиционными вложениями) загонят предприятие в банкротство, после чего оно перейдет в частные руки. Собственно водоканал тоже может оказаться частным. На чем же основаны данные опасения?

ВЫРУЧКА — «СО СКРИПОМ»
Александр Байер на отчете комиссии Думы Нижнего Новгорода по городскому хозяйству очень красиво доложил, что из четырех вариантов «модернизации» «Нижегородского водоканала» (бездействие, латание дыр, комплексная модернизация, полное обновление инфраструктуры) выбран в наибольшей степени соответствующий целям и возможностям предприятия. А именно — комплексная модернизация. По первому варианту объем инвестиционного потока за 25 лет — 0 миллиардов рублей. По второму – 1,1 миллиарда, по-третьему  – не менее 6  миллиардов, а по четвертому – 29,9 миллиарда, хотя в реальности надо бы миллиардов 45.
Но тут Байер с самого начала противоречит сам себе. Выясняется, что комплексная модернизация с объемом инвестиций в 6 миллиардов требует среднего роста тарифов около 10 процентов в год. А он сам утверждает, что на 2014 год тариф будет 6,8 процента, а возможно даже 3,8 процента.
В своем рассказе руководитель «Нижегородского водоканала» не раз ссылался на план корпоративного развития ОАО «Нижегородский водоканал» до 2016 года. Но по расчетам консалтинговой фирмы «Эрнст энд Янг», которая готовила этот план, ситуация представляется еще более тревожной. План сформирован в 2011 году, а за два прошедших года ситуация вряд ли улучшилась радикально.
Так, консалтинговая фирма отмечает в итогах за 2010 год убыток от основной деятельности «Водоканала» в 231 миллион рублей. В прибыли на 128 миллионов он оказался только за счет штрафов с юридических лиц, платы за подключение, закрытия резерва по сомнительным долгам. А вообще «Эрнст энд Янг» тогда отмечал, что «НВ» имел один из самых низких показателей рентабельности среди сопоставимых «Водоканалов».
Это связано, помимо прочего, с низким уровнем тарифа при среднем показателе себестоимости среди сопоставимых «Водоканалов». Сам Байер не раз отмечал, что нижегородский тариф в 1,5-2 раза ниже, чем во многих других крупных городах.
«Эрнст энд Янг» говорит о том, что умалчивается сейчас руководителями «Водоканала». Консалтинговая фирма прогнозирует в результате снижения численности населения и установки счетчиков сокращение спроса на услуги водоснабжения на 19 процентов к 2026 году. Это объемный показатель, который трансформируется и в стоимостной. Кроме того, расчет платы за воду в большинстве случаев до последнего времени производился по нормативам, которые выше реального потребления на 56 процентов (это цифра для многоквартирных домов). Опять же, установка счетчиков у 100 процентов населения приведет к снижению уровня потребления воды. Видимо, его не компенсирует увеличение спроса на воду на 11 процентов к 2026 году за счет абонентов – юридических лиц.
Какой из этого можно сделать печальный вывод? Годовая выручка сейчас составляет примерно 4,5 миллиарда рублей. Очевидно, что она будет расти «со скрипом» даже с учетом инфляционных процессов.
ЭКОНОМЯТ НА ТЕКУЩЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Чтобы каким-то образом улучшить экономику, «Эрнст энд Янг» предложили сократить операционные расходы (то есть затраты на текущую деятельность) на 15 процентов. В том числе сократить кадровый состав (и, соответственно, фонд оплаты труда) на 9 процентов. Затрат на капитальные ремонты (то есть перекладку сетей?) — на те же 9 процентов. Ясно, что это заметный удар по оказанию услуги населению. По сути, мы то же самое видели в Арзамасе и знаем, к какой социальной напряженности это привело как на предприятии, так и в городе.
Судя по всему, в Нижнем Новгороде стартовые условия для модернизации намного хуже, чем в том же Арзамасе. Поэтому «гайки закручивать» тут будут намного сильнее. Сам Александр Байер признал, что кадры в 2013 году сократили на 7 процентов и это уже сказалось на текущей деятельности. А в 2014 году операционные затраты «сверху» потребовали сократить еще на 20 процентов. Это уже можно считать ломкой сформированной системы. Дело доходит, как заявил руководитель «Нижегородского водоканала», до ликвидации системы эксплуатационных участков. Это будет крайне болезненно.
По сути, к чему, видимо, сведется «модернизация»? Выделены те точки, где замена морально и технически устаревшего оборудования на современное и энерго-сберегающее даст наибольший эффект в части сокращения коммерческих потерь, а значит, увеличение выручки.
Но такая стратегия может и не сработать, если учитывать слабые стороны системы. Тут мы говорим об износе, который на сегодняшний момент исчисляется 80 процентами, а еще два года назад был 74 процента. Получается, что износ увеличивается на три процента в год? И как переломить эту тенденцию «точечными» мероприятиями? Очень сложно. Я бы сказал, вряд ли возможно.
Можно будет увеличить точечными действиями, и даже существенно, энергоэффективность, но в условиях растущей аварийности справиться с «отказами системы» нереально. Действительно, можно снизить физические потери воды. Но это то, что потребители не чувствуют на «своей коже». А вот аварии — это отключения, Которые больше всего население и прочих потребителей и волнуют.
ГАЗПРОМБАНК ВМЕСТО ЕБРР
Что касается финансирования модернизации, то «Нижегородский водоканал» действует в чем-то грамотно, а в чем-то рискованно. Плюс в том, что Байер и Ко отказались от услуг такого инфраструктурного банка, как Европейский банк реконструкции и развития. Во-первых, ЕБРР обычно требовал в качестве залога акции под кредитные ресурсы, во-вторых, ЕБРР обычно требует того, чтобы использовались европейские технологии и оборудование. То есть идет техническое навязывание неких стандартов, от которых мы далеки.
В качестве инфраструктурного банка на конкурсе отобран Газпромбанк, который уже выделил первый миллиард под 9,7 процентов годовых. Однако представляется рисковым моментом то, что и в лизинге «Водоканал» заложился на «газовиков» — «Газпром-лизинг». Нужно ли складывать так яйца в одну корзину?
Именно задействование одной структуры и вызывает дополнительное напряжение. К чему это все приведет?
Тем не менее российский инвестор по-любому предпочтительнее ЕБРР. Несмотря на то, что «Эрнст энд Янг» лоббировал как раз Европейский банк  реконструкции и развития, мотивируя это тем, что финансовые инвесторы в России в меньшей степени заинтересованы в инвестициях в капитал «Водоканалов», т.к. подобные вложения, как правило, не обеспечивают привычную для нашей страны доходность. Кроме того, ЕБРР обычно заинтересован в приобретении незначительной доли в капитале (10-15 процентов). А администрация Нижнего Новгорода из политических соображений зареклась от этого.
КАК БАНКРОТИТЬ «ВОДОКАНАЛ»?
В связи с вышеупомянутыми рисками, которые Байер практически обошел в своем оптимистичном докладе, депутаты гордумы не могут не озвучить тему возможного банкротства.
Поэтому возникают вопросы следующего плана. Имущественный комплекс «Нижегородского водоканала», существующий на сегодня, находится в казне муниципалитета. Однако, концессионер ставит насос или задвижку, которая определяет режим работы системы. И вот «Водоканал» оказывается неплатежеспособным и находится в состоянии банкротства. Кому будет принадлежать насос или задвижка? Кредитору или муниципалитету? Когда и как передаются имущественные права? В процессе концессионного соглашения или через 25 лет, когда истекает его срок?
Депутаты предполагают, что «точки инвестиций» могут оказаться по ходу дела у стратегического партнера – инвестиционного банка. А так как Газпромбанк водоснабжением заниматься не собирается, то важнейшие элементы системы, а значит и сама система как таковая, вдруг перейдут к некоему бенефициару, который через залог или напрямую никак не мог приобрести акции или имущественный комплекс.
В целом же экономика проекта будет в решающей степени зависеть от стоимости ключевых составляющих – модернизации и реконструкции главной насосной станции, создания УФО сточных вод и т.д. Если эти работы окажутся завышенными по стоимости, то предприятие экономически просто не выдержит. Поэтому контроль нужен именно в этой части, а не в каких-то мелких вопросах.
Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Экономика и жизнь. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: «Водоканал» тревоги нашей

  1. E2-E4 говорит:

    Грядет такая же афера, как и в Арзамасе с Ремондис. В Арзамасе немцы оптимизировали треть персонала, работать некому, в пору гл. инженеру лезть в колодец и латать дыры.А сейчас хотят вообще сократить весь технический персонал и нанять гастрабайтеров со стороны, несмотря на клятвенные заверения мэра и министра рег.развития Мигунова, что сокращений больше не будет.Все мольбы коллектива о помощи натыкаются на глухую стену, потому как Шанцев всеми силами защищает свое непотребное детище — Ремондис Арзамас. А насчет как обанкротить Водоканал — обращайтесь в Арзамасскую администрацию, здесь накоплен огромный опыт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *