Крах Великого княжества Нижегородского

8768

Много шума в последнее время наделал озвученный проект так называемого единого учебника истории, сделанный по инициативе президента. Не только своим непривычным статусом, но и некоторыми формулировками, непривычными для слуха граждан, окончивших советскую еще школу.
В частности, давно знакомый термин «татаро-монгольское иго» заменен на более благозвучный «система зависимости русских земель от ордынских ханов». Насколько такое название соответствует исторической реальности?

ИСТОРИЯ, КОТОРОЙ НЕ ГОРДЯТСЯ
Слово «иго» было растиражировано и закреплено в основном в советские времена, когда всю историю страны нужно было разложить по полочкам, разделив ее на простые и доступные для рабоче-крестьянского сознания этапы. Это же касалось и злополучной эпохи XIV – XV веков, когда народ постоянно страдал от татарских набегов. Мол, сначала было завоевание и порабощение, потом долгое и непосильное иго, ну и, наконец, освобождение. И все благодаря горячо любимой нашей Москве. Ведь это тамошние князья ночами не спали, только и думая, как объединить весь русский народ в одну большую силу и избавить его от засилья поганых татар. Ну а поскольку учебники истории у нас всегда писали и утверждали именно в столице, то и получилась она заведомо промосковская. С нужной расстановкой мотивов и акцентов.
В действительности систему власти, существовавшую на русских землях в XIV – XV веках, действительно трудно назвать этим одним простым словом «иго». В чем-то она даже напоминала современную. Роль центральной, можно даже сказать, федеральной власти играли золотоордынские ханы, которые по своему усмотрению выдавали князьям ярлыки – грамоты на правление тем или иным регионом. А потом смотрели, как те работают и выполняют свои обязательства перед федеральным центром. Если политика князя их устраивала, то он мог проправить до конца жизни, если же что-то шло не так, князь «утрачивал доверие» хана и его полномочия могли быть досрочно прекращены. При этом нередко ордынцы учитывали и общественное мнение жителей княжества: если на правителя поступало слишком много жалоб и нареканий, проводилась проверка с возможными оргвыводами. Многие поколения русских князей даже и не пытались бороться с этим «игом», оспаривать порядок назначения глав регионов, предпочитая борьбу и склоки друг с другом ради получения заветного ярлыка на правление.  Наиболее лакомым куском, конечно же, была грамота на Великое Владимирское княжение, ибо она гарантировала хоть и номинальное, но верховенство над остальными и приоритетное право на сбор дани. А дань, как известно, – это деньги, причем огромные, огромное поле деятельности для всевозможных «распилов» и «откатов». Практически деньги из воздуха: со всех собрал, часть оставил себе в качестве «премии». Именно так, тряся ханским ярлыком, собирая дань и обогащаясь, Московское княжество и пробивало себе путь во власть над всеми землями.
Впрочем, не все были с этим согласны, а кое-кто даже пытался конкурировать с москвичами либо проводить независимую от них политику. Какое-то время осмелилось противостоять Москве и даже преуспело в этом Суздальско-Нижегородское княжество. Кстати, вспоминать об этой эпохе, длившейся без малого 53 года, у нас не любят, никаких памятников, праздничных дат на сей счет не предусмотрено. Оно и понятно: нижегородцы тогда не выступали за «народное единство», не призывали к борьбе с захватчиками и супостатами, а отстаивали свои вотчинные, сепаратистские и «мелкокорыстные» интересы.
ХАН ДЖАНИБЕК  И СТОЛИЦА НИЖНИЙ
А началось все с того, что в 1340 году помер московский правитель Иван Калита. Русские князья тотчас отправились в Орду за ярлыками. Хан Узбек утвердил великокняжеское достоинство за сыном Калиты Семёном. А попутно провел административную реформу. Он разделил Владимирское великое княжество, передав Нижний Новгород и Городец суздальскому князю Константину Васильевичу. Располагаясь на крупнейшей транспортной магистрали Руси – реке Волге, Нижний Новгород в то время быстро рос и богател за счет торговли. А некогда богатый Суздаль, наоборот, приходил в запустение. В связи с этим в 1350 г. Константин перенес в Нижний столицу своего княжества и стал именоваться великим князем Нижегородским. Ему удалось мирно подчинить часть мордовских земель и заселить их выходцами из Суздальской волости. Народ охотно ехал в Нижний Новгород, так как Константин позволял выбирать для поселения любые земли на свое усмотрение. Под властью княжества оказалось Поволжье от Юрьевца до устья Суры, западная граница пролегала по Клязьме и Оке, а на юге – по Тёше и Вадку.
Деньги и поддержка Орды позволили Нижегородскому княжеству начать борьбу за Великое княжение Владимирское, означавшее господство над всей Русью. В 1342 году ханом Золотой Орды стал Джанибек. При нем татарская держава достигла самых больших размеров и могущества, в ее состав входили Западная Сибирь, Среднее Поволжье, Русский Улус, Казахстан, Хорезм, Кубань, Дон, Крым и Кавказский Улус (включая Азербайджан). В 1346 году Джанибек при штурме генуэзской Каффы даже применил бактериологическое оружие. После того, как в его войске началась чума, хан приказал с помощью катапульт забрасывать трупы умерших от болезни в крепость, где немедленно началась эпидемия, позднее перебросившаяся в Европу и получившая там название «Черная смерть».
У амбициозного Джанибека были свои планы на то, как управлять русскими землями. В отличие от своих предков, делавших ставку на москвичей, он решил опереться именно на Нижний Новгород. И расположен близко, и ротация власти давно назрела. В 1355 году Джанибек назначил Суздальско-Нижегородским князем сына Константина – Андрея. «Князь Андреи Костянтиновичь по преставлении отца своего поиде въ Орду къ царю Джанибеку и взя степень отца своего, Суздаль и Новъгородъ Нижнеи и Городець, – сообщает летопись. – И прииде на Русь въ свою отчину с пожалованием от царя и седе на княженье Суздальскомъ». Это время стало эпохой наибольшего могущества и расцвета нашего края. Вполне реальной стала перспектива, что именно Нижний Новгород станет политическим центром всех русских земель.
«НЕ ПЕЧАЛЬСЯ, ГОСПОДИНЕ КНЯЖЕ…»
Однако этой мечте не суждено было сбыться. Уже в 1357 году Джанибек скоропостижно умер, после чего в Золотой Орде начались смута и длительная борьба за власть. До 1380 года там сменилось более 25 ханов, один претендент убивал другого для овладения престолом. Воспользовавшись этим, русские князья тоже начали открытую  борьбу за власть. Ну а на нижегородскую землю в 1364 году, словно кара господня, обрушилась страшная напасть: невиданная засуха и затем сильный голод. Только в самом Нижнем Новгороде умирало до сотни и более человек ежедневно. На фоне этих бедствий князь Андрей заболел и вскоре вслед за многими голодающими ушел в мир иной, не оставив прямых потомков. После этого Суздальско-Нижегородский великокняжеский стол занял сначала его младший брат Борис, а после смещения Бориса — средний брат Дмитрий (настоящее имя Фома) Константинович. Эти склоки и разорение, понятное дело, ослабили княжество. Отныне нижегородцы боролись уже не за верховенство над Русью, а лишь за сохранение собственной независимости.
Князь Фома не отличался, мягко говоря, большим умом. Это при нем в Нижнем Новгороде был безо всякой причины убит Мамаев посол Сарайка, что привело к известной битве на реке Пьяна. Которая, как известно, закончилась позорным поражением русских войск и сожжением столицы княжества. А в 1382 году, не без участия Дмитрия-Фомы, наши бояре написали ложный донос хану Тохтамышу о том, что москвичи якобы собираются заключить против него союз с Литвой. В карательном походе татар, завершившемся сожжением Москвы и убийством всех жителей, принимали участие и нижегородцы, в том числе сыновья великого князя Симеон и Василий. В общем, жили «весело»…  Ну а перед смертью, боясь возмездия за свои авантюры, Дмитрий решил начать строительство каменного кремля. Однако успел возвести только одну башню, которая в честь него по сей день и называется Дмитриевской. Это, пожалуй, стало единственным полезным делом, которое Фома-верующий сделал за свое 18-летнее правление…
Еще более позорно завершилось «правление» младшего сына Константина – Бориса. После смерти Дмитрия ему снова удалось завладеть нижегородским княжеством, но ненадолго. Под давлением Москвы Борису пришлось опять покинуть Нижний. Но он не смирился с этим и отправился в Орду добывать ярлык. И добился-таки своего. Однако едва Борис достиг Нижнего Новгорода с «ксивой» в руках, как узнал, что и князь московский Василий Дмитриевич тоже получил от Тохтамыша такую же грамоту. В душевной тревоге он созвал своих бояр и сказал им: «Бояре, други мои, вспомните крестное целование свое, вспомните, как клялись вы мне». Первым ответную речь держал приближенный из бояр Василий Румянцев, ранее уже подкупленный  конкурентом: «Не печалься, господине княже, мы тебе верны и готовы головы за тебя сложить». Вскоре у стен нижегородских появилось посольство Василия Московского. Престарелый Борис, поддавшись на уговоры бояр, велел отпереть ворота, а сам уселся на трон в своем великокняжеском дворце во всем одеянии, ожидая поклонов. Однако никто к нему так и не явился, вместо этого в Спасо-Преображенском соборе прозвучал набатный колокол. И снова обратился Борис к боярам: «Дружина моя, вспомните крестное целование, не выдавайте меня врагам». Но в ответ тот же Румянцев сказал: «Не надейся на нас, мы теперь уже не твои и не за тебя, а на тебя!» Напрасно глупый старик взывал к помощи, на площади нижегородцы уже присягали московскому князю. Прямо в своем великокняжеском дворце Борис был закован и оттуда отправлен в заточение в Суздаль, где потом и умер. На том в 1393 году и закончилась, причем бесславно, история Нижегородского княжества.
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Крах Великого княжества Нижегородского

  1. Иван говорит:

    Что раньше Москва такая была — так и сейчас. Ничего не меняется. Вот менталитет!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *