Загадочная смерть в городе Богородске

574

В редакцию «ЛС» обратилась Фаина Александровна Каткова, которую хорошо знают в городе Балахне. Оказалось, что в соседнем – Богородском – районе происходят странные, если не сказать больше, события вокруг кончины родственницы мужа Ф.А. Катковой.

Вообще, в подобных случаях одно, как говорится, тянет другое. И вот уже приходится вмешиваться в дело средствам массовой информации. Сразу оговорюсь: журналист – это не следователь, а обыватель, который расценивает события с позиции здравого смысла, а не каких-то специальных знаний или навыков. Поэтому позиция газеты вряд ли совпадает с оценками и той, и другой стороны.
Очень коротко – предыстория событий. В Богородске внезапно умирает до последних дней очень бодрая женщина Каткова Мария Дмитриевна. Ей было 94 года, и, с моей точки зрения, здоровых людей в таком возрасте не бывает. Вести речь о естественном или неестественном характере ее смерти лично мне трудно. Это вопрос, конечно, судебно-медицинской экспертизы, которая, по словам балахнинских родственников умершей, вообще не была проведена.
Но обстоятельства смерти представляются странными. Умершая М.Д. Каткова обнаружена в ванной. По ее телу проявились трупные пятна, а также распространялся сильный трупный запах. При этом вода в ванной была… горячей. Эти два факта явным образом противоречат друг другу.
Первой забила тревогу местная жительница Панфилова, которая ухаживала за М.Д. Катковой. Она вроде как заходила к ней между 12 и 13 часами, но дверь не открыли, потом зашла в 17 часов. Опять никто не ответил. Тогда и появились с ее подачи работники полиции.
Очень сложно обвинять кого-либо в каких-то тяжких преступлениях (например, в преднамеренном убийстве старушки). Но согласитесь, ситуация противоестественная. Труп не свежий, а вода горячая, хотя она остывает в ванной минут за тридцать… Создается впечатление, что кто-то (Панфилова?) уже видел труп, провел какие-то действия в квартире, в том числе налил кипяток в ванну, а потом вдруг изобразил полное неведение: «Что-то, по-моему, с Марией Дмитриевной случилось». Возникает вопрос: были ли действия Панфиловой (?) корыстно-криминальными? Например, поиск денежных средств в квартире хозяйки и т.д. В общем, дело ясное, что дело темное.
Далее прибывает на место ЧП участковый полицейский Тураев. Профессионализм, как показала практика, на уровне плинтуса, если не сказать больше – ниже уровня канализации. Мертвой женщине 94 года, столько не живут. Панфилова, возможно, ему знакома. Поэтому по совокупности причин Тураев никаких странностей не замечает. Все действительное, по классику, разумно. Участковый оставляет квартиру покойной на попечение Панфиловой. Сразу вопрос: почему? А сам с чувством выполненного долга рапортует: здесь криминала нет!
Панфилова по-хозяйски, как она выражается, «выполняет волю покойной»: хоронит ее, вещи раздает встречным и поперечным. Стенка «Стэнли» переезжает на время к друзьям сына в Нижний Новгород, новая мутоновая шуба за 40 тысяч рублей идет соседке в дар за помощь на похоронах. Собственно похороны за счет умершей Марии Дмитриевны обошлись в 30 тысяч рублей.
Еще один важный момент, со слов Панфиловой: якобы покойная в Панфиловой души не чаяла, все ей хотела подарить, вплоть до квартиры, а все родственники вроде как мерзавцы, негодяи, подонки...
Интересно, что едва Панфилова успела похоронить М.Д. Каткову, как с ходу заселила в «осиротевшую» квартиру жильцов. Конечно, под благовидным предлогом: чтобы квартиру не ограбили. Да и коммунальные услуги надо кому-то оплачивать, раз все родственники такие плохие.
Но откуда так быстро подыскались квартиранты и не платят ли они побольше, чем согласно жилищно-коммунальной квитанции? Это к вопросу выгоды, то бишь корыстных моментов наряду с заботой об имуществе покойной.
В общем, Панфилова и участковый Тураев сразу и навсегда поняли друг друга, оказались в одной связке. А далее на все заявления родственников М.Д. Катковой из Балахны следовали отказы в возбуждении уголовного дела. И то правда, чего тут возбуждать, когда задействованы все местные, богородские, а жалуются «чужаки» какие-то из Балахны, которых никто не видел.
Еще один очень важный момент. Когда по горячим следам Панфилова допрашивалась, она полностью отрицала какую-либо заинтересованность в кончине М.Д. Катковой. Мол, при жизни М.Д. Каткова говорила, что Панфилова – это и есть ее семья и все имущество останется опекунше. Но она умерла и вроде как не успела оформить данные документы. Мол, все было по принципу отца Федора из «Двенадцати стульев»: «Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены». В общем, она была вне подозрений, лицо не заинтересованное.
Но потом выяснилось, что у Панфиловой самым стремительным образом нарисовалась некая дарственная на квартиру покойной. Еще и такая деталь проявилась: «ключ от квартиры, где деньги лежат» (по образному выражению Остапа Бендера), то есть от квартиры М.Д. Катковой, у Панфиловой, оказывается, тоже был. Зачем же полиция проникала в квартиру через окно?
А в полиции Богородска говорят, что нет тут «сюжета». Есть сюжет. Да еще какой! Чувствую, что есть место и для продолжения темы.
Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Журналистское расследование. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *