Сталинград волжский капкан фюрера

4567

Сегодня, 10 октября, на экраны кинотеатров выходит военная драма Федора Бондарчука «Сталинград», заставляющая еще раз вспомнить о страшной битве на Волге. В ней принимали участие не только солдаты, танкисты, летчики, но и речники. Матросы, штурманы, капитаны, многие из которых были родом из нашего края и происходили из потомственных династий судоводителей. Ну и суда, построенные на заводе «Красное Сормово». Какие-то были ветеранами Волги, спущенными на воду еще в XIX веке, другие уже при советской власти.

ДЕСЯТЬ КАПИТАНОВ
Не случайно в 2010 году Волжское пароходство приняло решение назвать первые десять речных грузовых судов нового проекта RSD 44 в честь нижегородских капитанов, погибших в Сталинградской битве. Они были построены в 2010 – 2012 годах на Окской судоверфи в Навашино. Экипажи речных судов не имели военных званий и редко получали военные награды за свои подвиги. Данные некоторых из них были утеряны, а имена незаслуженно забыты.
Гитлер не случайно, по его собственному выражению, «маршировал» в Сталинград. Целью немецкого наступления в 1942 году была нефть Кавказа. А выйдя на волжские берега, фюрер планировал лишить последней Сталина. Кавказское «черное золото» поставлялось в центральные районы СССР только по двум транспортным артериям: нефтеналивными судами по Волге и цистернами по однопутной железной дороге, проходящей восточнее, по границе Казахстана. Бесперебойное функционирование этих магистралей имело огромное стратегическое значение для страны. Кроме танкеров и нефтебарж, по Волге регулярно ходили пассажирские пароходы, военный транспорт и др. суда — различного назначения. В июле, предвосхищая скорый выход к крупнейшей реке Европы, Гитлер отдал приказ уничтожить судоходство на ней.
В ночь на 23 июля старшина поста воздушного наблюдения И. Ситников, находясь на боевом дежурстве в районе поселка Ступинский Яр, услышал гул самолетов, идущих над Волгой. Он слышался несколько минут, после чего постепенно стих. Сделав записи в журнале наблюдений и указав время, Ситников напряженно вглядывался в июльское небо и вдруг заметил на фоне звезд несколько парашютов, опускающихся прямо на Волгу. Сначала он подумал, что немцы выбросили десант, но, внимательно присмотревшись, увидел, что к парашютам прицеплены предметы цилиндрической формы. Вскоре послышались тихие всплески, и зловещие «подарки» быстро погрузились в воду. «Мины!» – осенило старшину.
Ситников был прав. 23-27 июля немецкие самолеты забросали «адскими машинами» Волгу на протяжении 400 км, от Камышина до села Никольского в Астраханской области. Одновременно с этим стали наноситься авиаудары по судам и нефтекараванам, а также пристаням и портам. Нацисты применяли даже торпедоносцы!
В ночь на 27 июля пароход «Гастелло», буксировавший груженную боеприпасами баржу, следовал по Волге в районе Капустина Яра. Пароход был атакован бомбардировщиками. В результате капитан Петр Рузманкин, находившийся в рубке, погиб. При взрыве бомбы погибли еще пять членов команды, в том числе жена капитана. А его 14-летний сын Михаил, служивший матросом, получил осколочные ранения в ногу и был отправлен в госпиталь. На следующий день во время разгрузки в речном порту Камышин был атакован теплоход «Черкесия». Взрывом пробило топливный бак, и судно загорелось. От осколочных ранений погибли 4 военных, сопровождавших груз, 3 члена экипажа и капитан теплохода Алексей Сергеев. 31 июля теплоход «Казанка», следуя с баржей на прицепе, подорвался на мине в районе пристани Каменный Яр. Затем уже тонущий пароход был расстрелян немецкими самолетами. Капитан Иван Шумилов погиб… А 4 августа теплоход «Данилиха», построенный в 1913 году на Сормовском заводе, следовал из села Владимировка в Сталинград с солдатами на борту. Возле села Солодники судно также подорвалось на мине и затонуло, капитан Федор Юров погиб.
Всего с 25 июля по 10 августа по заминированному участку Волги прошли 302 судна, из которых 69, то есть каждое четвертое, подорвались на минах либо были потоплены самолетами. При этом погибли сотни людей, ушло под воду значительное количество грузов, по реке разлились 115 тыс. тонн нефтепродуктов!
23 августа немцы вышли к Волге севернее Сталинграда, одновременно начались беспощадные бомбардировки города. В тот день был потоплен и плавучий госпиталь «Илья Муромец», погиб его капитан Матвей Канатов вместе с женой. На следующий день  во время тушения пожара, возникшего на дебаркадере после налета авиации, капитан Николай Афанасьев был убит осколком бомбы. В сентябре снабжение защитников Сталинграда осуществлялось только через Волгу. 10 числа катер «Вторая пятилетка» стоял под погрузкой в районе Соляного причала. Во время очередного авиаудара капитан Владимир Кадомцев был ранен осколком разорвавшейся бомбы и вскоре скончался.
ПЕРЕПРАВА, ПЕРЕПРАВА: БЕРЕГ ЛЕВЫЙ,  БЕРЕГ ПРАВЫЙ…
Об условиях, в каких работали речники на сталинградских переправах, красноречиво говорят события только двух дней: 21 – 22 сентября. В центре города, совсем недалеко от Волги, шли ожесточенные бои с применением артиллерии, танков и огнеметов. А на берегу среди обгоревших развалин портовых складов и сооружений, беспорядочно сваленного заводского оборудования, которое не успели эвакуировать, скопились сотни жителей и беженцев, ожидавших погрузки на корабли. Здесь же вповалку лежали сотни раненых, брошенных на произвол судьбы. Помощь им никто не оказывал, продовольствия почти не было. Мучаясь от жажды, многие люди подползали к реке и пили воду прямо из нее. Повсюду среди воронок валялись изуродованные трупы и человеческие останки, которые никто не хоронил. Стоны раненых, крики женщин и плач детей, грохот взрывов и вой сирен немецких пикирующих бомбардировщиков создавали у любого, кто видел этот ад, ощущение конца света.
Когда к берегу причаливали очередная баржа или паром, начиналась поспешная разгрузка. Спрыгивавшие на берег солдаты стремились поскорее попасть под обрыв, чтобы уйти с открытого пространства. Беженцы, наоборот, хотели как можно скорее попасть на судно. В этот момент начиналась страшная давка. Люди, сминая, а порой и втаптывая в грязь друг друга, с дикими криками ломились на причал. Малочисленные сотрудники НКВД с автоматами были не в силах контролировать этот процесс.
И тут происходит самое страшное: в небе появляются немецкие самолеты. С ощущением собственной безнаказанности они ровным строем идут прямо над берегом. С ужасом люди видят, как отделяются бомбы и с воем устремляются вниз. Корабли тут же отчаливают и устремляются прочь от берега. Люди виснут на бортах, многие падают в воду, но их никто не спасает, каждый предоставлен сам себе. Те, что на суше, бегут, наталкиваясь друг на друга и спотыкаясь, пытаясь найти какие-нибудь укрытия. Кто-то просто ложится там, где стоял, и закрывает голову руками. Гремят взрывы, в небо поднимаются огромные столбы воды, песка и щебня. Некоторые бомбы взрываются прямо в толпе, разбрасывая на сотни метров куски человеческих тел и ошметки одежды. Вскоре две последние уцелевшие пристани охвачены огнем. Пламя и дым полностью скрывают из вида восточный берег. Через некоторое время налет заканчивается, и все повторяется сначала...
На следующий день немцы прорвались к Волге в районе центральной переправы. Самолеты с воем сирен беспрерывно бомбили стоянки судов у восточного берега, одновременно по кораблям наносила удары немецкая артиллерия. Солдаты советской 62-й армии могли наблюдать, как на другой стороне реки горели временные причалы, поднимались столбы воды, огня и песка. Через некоторое время все это рассеивалось, но появлялись новые группы «Юнкерсов», которые виртуозно входили в пике, и вновь воздух сотрясали мощнейшие взрывы. В результате к концу дня были потоплены катера «Четвертый», «Тринадцатый» и «Лейтенант Здоровцев», а также газоходы № 71 и № 99, тяжелые повреждения получили три парома СП-19. Но речники не дрогнули. Лавируя между остовами затонувших судов и мелями, уцелевшие корабли под непрерывными бомбежками и артобстрелами совершали по три-четыре рейса в сутки, в основном по ночам. Как раз 22 сентября, выполняя очередное задание, был потоплен пароход «Орджоникидзе». Вместе с судном геройски погиб и его капитан Леонид Загрядцев. Коренной волгарь, сын речника, с 14 лет работавший на судах и в 32 года ставший капитаном парохода, был посмертно награжден орденом Красного Знамени.

КОНЕЦ ВОЛЖСКОГО ФЛАГМАНА
Корабли Волжского речного флота продолжали гибнуть на минах и после Сталинградской битвы. Весной 1943 года немецкая авиация возобновила минирование Волги. Адские машины, начиненные сложными электромагнитными и акустическими взрывателями, было очень трудно обезвредить. Некоторые из них устанавливались на определенное число срабатываний и приводились в действие лишь после того, как над миной проходило 15 – 20 судов и участок уже считался безопасным для плавания.
2 мая 1943 года пароход «Сергей Лазо» подорвался на мине в районе села Солодники. Капитан Яков Краснов погиб на рабочем месте. А 9 сентября произошла настоящая катастрофа. Пассажирский теплоход «Карл Либкнехт» следовал из Астрахани в Горький с 500 пассажирами на борту, когда под ним взорвалась донная мина. «Долго не мог я уснуть, невольно прислушиваясь к натужному реву перегруженных дизелей, к свисту ветра и плеску воды за окном, под бортом, — вспоминал один из членов судовой команды. — Только, кажется, забылся, как теплоход встряхнуло с невообразимым треском и грохотом. Вместе с обломками каюты сколько-то времени летел я во тьме и наконец упал в студеную воду». Корабль стал быстро крениться на левый борт, на нем рухнули носовые надстройки, над почти невидимой во тьме рубкой поднимались клубы пара и дыма. Успевшие выбраться на палубу пассажиры тут же начали прыгать за борт в темную волжскую воду. Пароход тем временем быстро погружался, но вскоре сел на дно, затонув по верхний тент. На помощь пришел пароход «Манычстрой», экипаж которого подобрал раненых. 400 военных и 20 членов команды погибли. Капитан теплохода Леонид Гудович был доставлен в госпиталь в г. Горький, где и скончался от полученных тяжелых ран. Комиссия по расследованию причин катастрофы сделала вывод, что гибель «Карла Либкнехта», флагмана волжского пассажирского флота, вызвала акустическая мина с кратным взрывателем.
Кстати, в боях под Сталинградом принимал участие и катер «Герой», установленный напротив Чкаловской лестницы. Он входил в состав Волжской военной флотилии, корабли которой прикрывали суда от налетов авиации и сами перевозили грузы и раненых.
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *