Алексей Морозов: министр дутых отчетов

Не хлебом единым жив человек. Но также мясом и молоком. Однако есть опасения, что жители Нижегородчины вскоре будут вкушать исключительно духовную пищу. К таким последствиям ведет политика министра сельского хозяйства Нижегородской области Алексея Морозова. У которого только на бумаге все цветет и благоухает, а в реальности же все выглядит хуже некуда

СРЕДСТВА ЕСТЬ, А ТОЛКУ НЕТ
И это несмотря на то, что областная власть в последнее время уделяет значительное внимание развитию сельского хозяйства, неустанно заботится о сельском производителе, нуждах крестьян с подворьем. Словом, и лично губернатор Валерий Павлинович Шанцев, и депутаты всех уровней уделяют огромное внимание развитию сельского хозяйства и агропромышленного комплекса. Итог: начиная с 2009 года объем инвестиций в отрасль постоянно растет (см. таблицу). Из областного и федерального бюджета на поддержку организаций АПК выделяются гигантские средства, на которые при должном подходе Нижегородскую область можно сделать реальной житницей России. Судите сами: в 2009 году финансирование агропромышленного комплекса Нижегородской области осуществлялось на уровне 2 миллиардов 135 миллионов рублей из областного бюджета. В 2010 году – уже на уровне трех с половиной миллиардов. В 2011 году планка поднялась почти до четырех миллиардов рублей и с тех пор практически не падает!
Однако создается впечатление, что эти деньги улетают на ветер. Поскольку, несмотря на рост финансирования, истинное положение дел в сельском хозяйстве региона удручает даже завзятых оптимистов.
Что самое странное: те сегменты, куда вваливается больше всего средств, только быстрее загибаются! В частности, активнее всего поддерживается животноводство. Почти 50 процентов средств, поступающих на развитие АПК из областного и федерального бюджетов, вкладываются именно в эту отрасль. Тем не менее производственные показатели здесь падают. Особенно эта тенденция усилилась в нынешнем году. К примеру, только за семь месяцев валовой надой молока в хозяйствах региона снизился на 1362 тонны. Поголовье крупного рогатого скота сократилось на 8193 единицы. Причем коров – на 3191 единицу. Такими темпами мы вскоре и вовсе без буренок останемся. А значит, без молока и мяса. Или будем импортировать эти продукты, питаясь суррогатом и финансируя чужой агропром.
Характерно, что коровьи стада начали стремительно редеть с 2009 года. То есть, получается, с того момента, как региональным сельским хозяйством стал заведовать Алексей Морозов. Когда тот заступил на пост в Нижегородской области, поголовье коров составляло 145 тысяч. А теперь у нас всего 134 тысячи голов. Тенденция, прямо скажем, тревожная.
Не лучше обстоит ситуация и в свиноводстве. Да что греха таить! Там положение просто катастрофическое… Если в 2009  году в хозяйствах региона насчитывалось 269 тысяч хрюшек, то теперь всего 130 тысяч.
В чем же причина печального феномена? Ответ, думается, очевиден. Виной всему крайне неэффективное и неумелое руководство отраслью. Похоже, министр сельского хозяйства Алексей Морозов и его команда просто не способны толково тратить богатства, которые словно манна небесная падают на них из бюджета. Не получается у них грамотно выстраивать стратегию развития агропромышленного комплекса, четко расставлять приоритеты. Модернизация отрасли проходит со скрипом. Слабым не помогают, сильных не поощряют. По сути, сейчас мы живем за счет резервов, накопившихся в прошлом. Зато на бумаге у чиновников министерства все хорошо, как в сказке. Если послушать отчеты Морозова, то в сельском хозяйстве региона вовсе никаких проблем не существует! Есть только объективные трудности, да и то они вполне преодолимы. На бумагах  министерства поголовье КРС в регионе неуклонно возрастает. Тогда как сами аграрии замечают, что стада, напротив, редеют. Как же это возможно? Да очень просто.
Выходит, г-н Морозов предпочитает не заниматься своими прямыми обязанностями, а все больше пускать пыль в глаза губернатору?
Откуда же у него такой талант? Истоки скорее надо искать в прошлом министра.
«КОРОЛЬ ПРИПИСОК»
Как известно, начиная с 2005 года он возглавлял управление сельского хозяйства Кстовского района. И уже тогда стала прослеживаться страсть Морозова лакировать действительность.
По итогам 2008 года министерство сельского хозяйства и продовольственных ресурсов Нижегородской области провело сравнительный анализ достоверности производственных показателей, представленных департаментом сельского хозяйства Кстовского района. Ревизоры пришли к выводу, что районные чиновники занимаются приписками. Оказалось, ряд показателей, отраженных в представленных формах, были завышены и не соответствуют фактическим данным годовых отчетов за 2008 год и государственной статистической отчетности. Причем местами отклонения составили до пяти процентов. А это уже существенное искажение, которое нельзя объяснить банальной арифметической ошибкой или статистической погрешностью.
С чем это было связано – с желанием пустить пыль в глаза начальству, со стремлением искусственно улучшить реноме местных сельхозпредприятий или в этом вопросе присутствовал корыстный умысел – судить не беремся. Но факт есть факт. И о нем областным министерством было доложено главе местного самоуправления Кстовского района. Став областным министром, Алексей Морозов не просто сохранил стиль управления, сформировавшийся у него в Кстовском районе, но довел его до «совершенства».
Из нижегородской глубинки с тревожной частотой поступают сведения, что министр на прошедшем в сентябре в Зеленом Городе совещании с начальниками районных управлений сельского хозяйства открыто заставлял их приписать несуществующие объемы зерновых и план озимого сева. Чуть ли не силком побуждают руководителей районных управлений сельского хозяйства заниматься приписками, а те, в свою очередь, «нажимают» на руководителей хозяйств. Причем касается это как животноводства, так и растениеводства. Тем самым открыто подталкивают и аграриев к «шельмовству». А ведь это чревато самыми пагубными последствиями. Получается, что на бумаге одни показатели, а в жизни – совсем другие. Между тем и областное, и федеральное руководство формируют политику продовольственной безопасности исходя из статистических данных. Но если они сознательно искажаются, как можно составить картинку реального положения дел в агропроме? И как можно верно расставить приоритеты? Правильно, никак.
Ведь, например, в этом году Морозов не только при-украшивает темпы сбора урожая, но и лукавит насчет посева озимых. Рапортует, будто они благополучно засеяны. Но это отнюдь не так.
Кстати, особо кощунственно смотрятся приписки министерства на фоне реально тяжелого положения, в котором в нынешнем году оказались нижегородские аграрии.
ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР
Отдельная история – кредитование сельскохозяйственных товаропроизводителей и организаций агропромышленного комплекса региона. Этим занимается Фонд поддержки АПК, созданный в бытность Морозова министром в декабре 2010 года. Кстати, минсельхоз до сих пор исполняет функции учредителя этой некоммерческой организации.
По идее, фонд должен поощрять комфортными займами те предприятия, которым нужны деньги на развитие. Но вместо этого существенные средства словно в бездонную бочку утекают в фирмы, находящиеся в предбанкротном состоянии и имеющие долги, что противоречит порядку выдачи займов организацией. К примеру, в 2011 году  были предоставлены займы следующим организациям АПК, имевшим задолженность в Пенсионный фонд РФ по состоянию на 01.03.2011 г:
— ООО «Агрофирма «Золотой колос» — 1,9 млн.руб.;
— ООО «Алга» — 434,6 тыс. руб.;
— ООО «Янтарь» — 452 тыс. руб.;
— ЗАО «Покровская слобода» — 238 тыс. руб.
В отношении ООО «Алга», получившего в марте 2011 года займ в сумме 70 млн.руб., и ООО «Кишкино», получившего займов в сумме 30 млн.руб., рассматривались в Арбитражном суде Нижегородской области исковые требования о погашении задолженности перед различными организациями.
В связи с отсутствием финансовой возможности возврата задолженности, в отношении ООО «Алга» в течение 2011 года были поданы заявления о несостоятельности (банкротстве). ООО «Кишкино» на дату выдачи займа Фондом в сумме 30 млн. руб. (март 2011 года) имело задолженность перед ОАО «Сбербанк России». Данный кредитор обратился в третейский суд при автономной некоммерческой организации «Центр третейского разбирательства» с иском о взыскании задолженности ответчиком ООО «Кишкино». Впоследствии данное исковое требование рассматривалось Арбитражным судом Нижегородской области.
А крупный заёмщик Фонда — ООО «Алатырь», которое получило займы в 2011 году и 1-й половине 2012 года на общую сумму 49 млн. рублей, в течение 2012 года был ответчиком в Арбитражном суде Нижегородской области по иску ООО «Химснаб» (г. Н.Новгород). На основании определения Арбитражного суда Нижегородской области от 28.09.2012 года в отношении ООО «Алатырь» введена процедура наблюдения и конкурсного управления.
Понятно, что вернуть все эти займы будет невозможно. Да и едва ли выделенные Фондом деньги в данном случае принесут хоть какой-то прок.
Кстати, сейчас на нижегородской земле появилась еще одна богатая ниша для злоупотреблений. Речь идет о борском предприятии — ГБУ НО «Агротеххимцентр», на создание которого выделены сотни миллионов областных средств. Ранее сельхозпредприятия напрямую получали бюджетные деньги на проведение мероприятий по повышению плодородия почв (известкования и фосфортирования), которые осваивались на 100%. Согласно областной целевой программе  «Сохранение и восстановление плодородия почв земель сельхозназначения и агроландшафтов Нижегородской области» в 2013 году было запланировано проведение работ в сельхозпредприятиях области: по известкованию — 15 тысяч гектаров, а сделано 2 тысячи гектаров, что составляет 13 %; по фосфортированию — 12 тысяч гектаров, сделано — 0 % !!! И так каждый год, при таком подходе Морозова к матушке-земле область останется без плодородных почв. Между прочим, ранее хозяйствами производились данные работы на площадях более 100 тысяч гектаров!!!
СВОИ ДА НАШИ
Не потому ли подобное происходит, что в министерстве окопались «свои да наши»? При Морозове в региональном минсельхозе вошел в моду «семейный подряд». Создается впечатление, что руководитель ведомства поставил целью пристроить к себе поближе всех родственников и друзей. Судите сами: начальником отдела финансов в министерстве, через который идут все финансовые потоки, трудится зять. Юристом – его невестка. В бухгалтерии трудится племянница, директором архива АПК – родная сестра, а друг семьи – заместитель министра Курепчиков, который занимается только личными поручениями  самого министра и его сомнительными делишками.
Что это – желание «помочь родным да близким»? Или Морозов окружает себя своей командой, потому что не хочет выносить сор из избы и ему есть что скрывать?.. В любом случае, нехорошо, когда министр путает свое ведомство с частной лавочкой, где все «свои да наши». С родственника или друга ведь не спросишь по всей строгости за очередной «косяк». Да и не каждый будет чрезмерно напрягаться, зная, что начальник – член твоей семьи.
КАК СТАТЬ МИНИСТРОМ
В общем, странно, как человек с запятнанной репутацией и весьма своеобразным стилем управления смог стать министром? Может, разгадка кроется в уникальном приспособленчестве данной личности? Когда в управлении по обеспечению экономической безопасности, взаимодействию с правоохранительными органами и мобилизационной подготовке правительства Нижегородской области узнали о возможности такой «рокировки», были крайне этому удивлены.
Дело в том, что годом ранее кандидатура Алексея Морозова уже рассматривалась на должность первого заместителя министра сельского хозяйства. Тогда было установлено, что в правоохранительных органах региона имеется немало вопросов к соискателю должности. Об этом были уведомлены вице-губернаторы Нижегородской области Сергей Потапов и Виктор Клочай. Последний, по некоторым данным, был настолько впечатлен «подвигами» претендента, что в резкой форме категорически запретил министру сельского хозяйства Леониду Седову даже рассматривать кандидатуру Морозова на должность первого заместителя министра.
Но в 2009 году, когда производилось назначение Морозова, из правительства области как раз уходили и Клочай, и Потапов. Кроме того, назначение Морозова министром произошло с нарушением процедуры, сопутствующей таким кадровым решениям. Анкета претендента на вакантную должность была направлена в управление экономической безопасности правительства 13 октября 2009 года. То есть уже после назначения его министром 29 сентября. 16 октября начальник управления направил письмо в управление государственной гражданской и муниципальной службы аппарата облправительства, в котором указывалось, что «в правоохранительных органах Нижегородской области имеется информация компрометирующего характера на Морозова А. И.». Однако эта информация пролежала под сукном два месяца, т.е. до момента, когда ни Потапова, ни Клочая уже не было в правительстве. В результате Алексей Морозов беспрепятственно был назначен региональным министром.
ДОКОЛЕ?
Последствия этого кадрового решения Нижегородчина по сей день ощущает на себе. Постоянные приписки, приукрашивание действительности, пустые и бестолковые прожекты вошли в практику минсельхоза. А на селе не ведется никакой реальной работы. За все годы министерской деятельности Морозова в регионе не реализовано ни одного масштабного инвестиционного проекта в сфере АПК, не построено ни одной мегафермы. Если и есть какой-то позитив, то он является плодом усилий селян, а не результатом министерских потуг. При таком «эффективном» управлении сельским хозяйством область может вовсе потерять село. Ведь у Морозова все идет по принципу «чем дальше в лес, тем злее партизаны». То есть с каждым годом дела обстоят все хуже и хуже. Так не пора ли задуматься, а нужен ли такой министр сельского хозяйства Нижегородской области? И найдется ли сила, способная, пока не поздно, остановить этого «государственного» деятеля?
Ефим БРИККЕНГОЛЬЦ

Запись опубликована в рубрике Скандал недели. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Алексей Морозов: министр дутых отчетов

  1. Анастасия говорит:

    «Экономическое положение в стране, практически беспрерывно ведущей одну войну за другой, было тяжёлым, кроме того, галантный век требовал от дворян следовать последним модам и веяниям. Поэтому помещики увеличивают площадь посевов, возрастает барщина. Сами крестьяне становятся ходовым товаром, их закладывают, меняют, просто проигрывают целыми деревнями. В довершении к этому последовал Указ Екатерины II от 22 августа 1767 года о запрещении крестьянам жаловаться на помещиков. В условиях полной безнаказанности и личной зависимости рабское положение крестьян усугубляется прихотями, капризами или настоящими преступлениями, творящимися в усадьбах, и большинство из них оставлялись без расследования и последствий.» У нас не войны — так олимпиады, а в остальном 1776 год...

  2. Иван говорит:

    Самое противное, что мы ко всему этому привыкли,что потакаем этому все от мала до велика...И ничего эта статья уже не изменит.

  3. Сергей говорит:

    Да!!! еще о земле и о паях неплохо бы да помасштабнее обсудить. А скоро селяне не только без хрюшек и коровушек но и без кормилицы-земли останутся. А тогда не только зерновых (на продажу), но и кормовых (для собственных нужд) не будет.

  4. Семен говорит:

    В городе и области вся политика назначений чиновников сводится к следующему — отдается на «откуп» и «кормление», причем откровенно и цинично.И во всем двойная мораль и откровенное презрение к народному «быдлу». Посмотрите на лица чиновников даже на экране. Скоро лопнут от сытости и самолюбования. А по сути вор — он и в Каннах вор и должен сидеть в тюрьме!!!

  5. valera говорит:

    Наследники великого богатства.

    Сентябрь 2013 года выдался дождливый. Давно сжаты небольшие участки зерновых, убраны в закрома лук и картошка. В огороде пыжатся и трескают от обилия влаги капуста и морковь. Как упитанные поросята, лежат румяные и грязно зелёные тыквы. Кое — где ещё висят на яблонях яблоки. Склонились под тяжестью ягод кусты терновника. Рдеет рябина и калина. Урожай всех культур хороший, с голоду не помрём, но крестьяне не радуются. Низки цены на сельхоз продукцию. Рост цен на энергоресурсы и коммуналку, на строй материалы и технику, понуждают крестьян к поиску дополнительных денег. Круглый год селяне работают на стороне. Кто помоложе, прозябают в Москве. Люди постарше, занимаются извозом и стараются подработать не далеко от дома. На земле нет дохода.

    Крестьяне и их наследники в 1993 году получили земельные паи. Многие самостоятельные земледельцы в ту пору объединили паи своих родственников, выделились из колхозов и зарегистрировали фермерские хозяйства. Казалось бы, работай и радуйся сельской благодати. Были и есть специалисты, могущие вспахать и посеять, ухаживать за скотиной. Да не тут – то было. Политики государства делают не возможной работу на плодородной земле. В течение пяти лет, большую часть земли, с болью на душе, крестьяне запустили. Уже заросли лесочками ближние и дальние поля. Только 1 из 5, пашется приусадебный участок. В магазинах села есть всё, привезённое из других мест и дороже, чем в городе Нижнем Новгороде. До 2008года земельные паи большинства крестьян и наследников числились за бывшими колхозами. Скупка земельных паёв началась и продолжается без конкуренции. Какую цену выставит покупатель, за столько и продают селяне — владельцы несметных богатств, закрывая вырученными деньгами семейную нужду. Цена нынешнего года 20 тысяч рублей за 7, 5 га чернозёма. Цифра большая, а призадумаешься, и становится до боли обидно. Что такое 20 тысяч? В Москве можно купить на эти деньги ¼ кВ метра жилья. В Нижнем Новгороде½ метра. Можно купить не плохой велосипед. Семь с половинкой гектар чернозёма приравнена к велосипеду? 75 метров в ширину и километр в длину плодородной земли… . Абсурд какой – то. Арендные дивиденды вообще смешные и в большинстве убыточны. СПК все в долгах. В прошлом году разорилось СПК в соседнем селе. Банкротство не минуемо.

    Двадцать лет идёт передел собственности на земле. Беспросветная нужда выжимает людей из села. Производственная деятельность в малых деревнях давно прекратилась. Теплится жизнь на центральных усадьбах. Н а сельской земле не работают законы рынка. Централизация власти и денег не даёт развиваться фермерским и частным подворьям. Распределяются большие, бюджетные, деньги по вертикали и они не доходят до поля и скотного двора. Страна живет у нефте и газовой трубы. Жители ждут пенсий и пособий. Инвесторы боятся вкладывать деньги в землю. Сельчане занимаются сельским, домашним хозяйством для себя. Вкладывая свой труд и прокармливая семью, не более. Крестьян изводили жесточайшим образом со времён коллективизации. Страна, государство и граждане России, перед крестьянами в неоплатном долгу.

    Нет понятных программ у руководящих партий и кандидатов от этих партий, стремящихся во власть. Аграрная партия видимо прекратила сосуществование. Не слышно об ассоциации фермерских и крестьянских хозяйств. По телевизору всё красиво и в достатке. Всё в стране подчинено вертикали. Сорный лес на плодородной земле села Стёксово, растёт вертикально.

    Куликов ВС. Нижний Новгород. Ардатовский район. Стёксово. 2013г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *