«Укрепление», «углубление», «картошка» и «пиночет»

57567

Четыре десятилетия назад горьковчане впервые посмотрели на экранах кинокомедию Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию», оплакивали генерала Сальвадора Альенде, вели битву за урожай, а также радовались за дорогого Леонида Ильича, получившего заслуженную награду.

ГЕРОЙ БОЛГАРИИ, ЛАОСА, МОНГОЛИИ И ПРОЧАЯ И ПРОЧАЯ
18 сентября все газеты в качестве главной новости писали о важном историческом событии, а именно о вручении генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу Золотой Звезды Героя Народной Республики Болгария и ордена Георгия Димитрова. Как сообщала пресса, данная награда была вручена ему «за исключительные заслуги в деле расширения, укрепления и углубления болгаро-советской дружбы и в строительстве социализма в Народной Республике Болгария, за активное участие в разгроме гитлеровского фашизма и освобождении народов, личный вклад в разработку и осуществление ленинской генеральной линии КПСС в строительстве коммунизма» и т.д. и т.п. В общем, море заслуг. «Комсомольские организации города Горького единодушно приветствуют награждение генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева Золотой Звездой Героя Народной Республики Болгария, — писала «Ленинская смена». – Эта высокая награда свидетельствует о том огромном и неоценимом вкладе, который внес товарищ Брежнев в дело укрепления и углубления дружбы между братскими народами».
В начале семидесятых над Брежневым еще несильно смеялись, он пока выглядел хоть и престарелым, но еще бодрячком, разъезжал с визитами по братским странам и столицам союзных республик. И всюду дорогому Леониду Ильичу пели хвалебные оды. А фразы про «расширение», «укрепление» и «углубление» отношений еще тоже не перешли в разряд юмора. Поэтому тогда еще горьковчане не видели во вручении медали ничего особенного. Ну наградили человека, и хорошо… Это потом сообщения о вручении бесчисленных медалей и орденов будут напоминать анекдоты. Тех же звезд Героя Болгарии и орденов Димитрова Брежневу вручат еще по две штуки. Кроме того, Брежнев станет  трижды Героем ГДР, трижды Героем Чехословакии, Героем Кубы, Монголии, Лаоса и даже Героем труда Вьетнама... Ну и четырежды Героем Советского Союза и восьмикратным кавалером ордена Ленина.
«ЧИЛИ: ДУШИТЕЛИ ДЕМОКРАТИИ»
Между тем враги социализма и дружбы народов не дремали, поэтому с таким гневным заголовком вышла газета «Ленинская смена». «Мир облетела весть о военном мятеже в Чили, о захвате власти в этой латиноамериканской стране военной хунтой, — возмущенно писало издание. — Сообщается о гибели президента республики Сальвадора Альенде… 11 сентября войдет в историю Чили и национально-освободительного движения в Латинской Америке как «черный вторник». В этот день махровая чилийская реакция подняла военный мятеж против законного правительства Сальвадора Альенде, который пришел к власти в результате выборов три года назад. Путчисты потребовали отставки Альенде. Но он отверг их ультиматум. В выступлении по радио президент сказал: «Я заявляю, что не уйду со своего поста и ценой своей жизни готов защищать власть, данную мне трудящимися». После многочасового ожесточенного штурма путчисты овладели президентским дворцом. Сальвадор Альенде был убит. Он погиб, как герой, как воин на своем боевом посту».
Вскоре по всему городу Горькому прокатилась волна возмущения и недовольства. Рабочие, служащие, речники, учащиеся проводили внеочередные политинформации, митинги и собрания, на которых единогласно клеймили гнусную военную хунту и оплакивали президента Чили. А также писали письма в «Ленинскую смену»:
«Мы, комсомольцы и молодежь школы № 47, с гневом и возмущением узнали о контрреволюционном перевороте в Чили, приведшем к свержению законного правительства Народного единства. Комсомольцы и молодежь школы решительно осуждают действия чилийской военщины, попирающей демократические завоевания, преследующей членов правительства и прогрессивных деятелей. Мы говорим сегодня генералам, предавшим свой народ, свое решительное НЕТ!»
«Мы, речники Волги, члены комсомольско-молодежного экипажа дизель-электрохода «Советский Союз», с гневом и возмущением узнаём о всё новых чудовищных действиях реакционных сил Чили. Вместе со всем прогрессивным человечеством мы склоняем головы перед светлой памятью стойкого борца за будущее чилийского народа Сальвадора Альенде», — такая радиограмма пришла в редакцию газеты прямо с борта речного лайнера.
А 23 сентября «Ленинская смена» вышла со стихами студента Горьковского государственного университета А. Веселкова:
«Солнце закрыли, словно
Стаей лиловых туч,
Четыре тяжелых слова –
В Чили военный путч.
Из затхлой, вонючей гнили
Выползли в погонах и без.
В светлую песню Чили
Врезался рев ВВС…»
Ну а совсем скоро горьковчане узнали и зловещее имя председателя правительства военной хунты Чили – генерала Аугусто Пиночета. Долгие годы слова «Пиночет» и «хунта» постоянно звучали на школьных политинформациях и стали синонимами зла и диктатуры.
БИТВА ЗА КАРТОШКУ
Ну а на полях Горьковской области тоже шли «бои» не местного значения. Точнее, традиционная битва за урожай. Те, кто жил в СССР, еще помнят, что в те времена пшеницу, картофель, кукурузу, свеклу не просто убирали. За них именно бились и боролись. Как на войне. Здесь были свои фронты, армии, народные ополчения, штурмовые группы и бригады. А также сводки о победах и поражениях, награды и звания. Пик битвы приходился на август – сентябрь. Главное, говорили, успеть до проливных дождей и холодов. Успеть собрать и отправить все выращенное непосильным трудом в «закрома Родины». Поля в 70-е годы не пустовали и не зарастали бурьяном, как сейчас. Практически все свободные площади между лесами и реками были чем-нибудь засеяны и засажены. Убрать все выращенное силами одних «бойцов» из колхозов и совхозов не представлялось возможным, поэтому каждую осень тысячи школьников и студентов вывозились на поля. В народе оно так и называлось – «на картошку».
Хроники уборочных сражений печатались в прессе. «Студентов ГИСИ в совхозе «Зиняковский» Гороховецкого района встретили хлебом-солью, — рассказывала «Ленинская смена» в рубрике «Урожай-73». – Еще бы! Прибыла большая подмога. Около 300 человек с архитектурного факультета и факультета промышленного и гражданского строительства обязались убрать картофель на площади 500 гектаров. Со времени их приезда прошла неделя, работа уже кипит вовсю. В ведении студентов оказалась не только картошка. Они белят коровники, помогают на току. Ребята смеются: «Нас здесь хотят обучить буквально всем сельскохозяйственным профессиям! На днях мы даже коров пасли. И ничего! У новоявленных пастухов стадо не разбежалось».
Быстро освоившись в новой обстановке, ребята организовали между группами соревнование. Итоги пока не подведены, они будут известны в конце недели, но по всему чувствуется, что юноши и девушки загорелись азартом состязания. Кто зарекомендует себя лучшим? Почти все они – первокурсники, и «картошка» – их первый студенческий экзамен».
Как и положено на «фронте», каждый день здесь издавались «боевые листки» и «молнии», а в центральной усадьбе деревни Зиняки, где жили студенты, вывешивались списки ударников и ударниц. А также карикатуры на тунеядцев и «дезертиров», срывавших план.
Однако сил все равно не хватало. На железнодорожных станциях скопилось много запасов свеклы и картофеля. С полей их убрали, а в вагоны перегружать оказалось некому. В связи с этим в начале сентября бюро областного комитета ВЛКСМ постановило сформировать ударный комсомольско-молодежный батальон численностью 1000 человек и срочно направить его на колхозные поля. Часть молодых людей записывались добровольцами, других попросту «призывали» райкомы комсомола. В общем, всё как в памятном 1941 году. Отправлялись на битву тоже в переполненных эшелонах, уходивших с Московского и Казанского вокзалов. «Станция Смагино Бутурлинского района – пункт назначения отряда автозаводцев, насчитывающего 50 человек, – рассказывала газета. – Ребята будут работать там до 25 сентября, затем их сменят свежие силы, следующая группа в 50 человек. Канавинцы – их тоже 50 человек – выехали в Лукоянов. Сборный отряд Ленинского района приступил к работе на станции Пильна. А Московский район, например, дал 150 человек сразу в несколько районов».
Многие горьковчане до сих пор вспоминают «картошку» добрым словом. Работали хоть и бесплатно, зато, как говорится, весело и на свежем воздухе. Ну и все эти битвы сопровождал ореол незабываемой комсомольской романтики. Молодые люди находили там новых друзей, а некоторые потом даже обзаводились семьями.
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *