«ОБОРОНЩИК» МИЛОСТЬЮ БОЖЬЕЙ

876

Игорь Рауфович Ашурбейли сделал заявку на то, чтобы называть его организатором и даже драйвером оборонно-промышленного комплекса России, в особенности в сфере противовоздушной обороны, а теперь и воздушно-космической обороны РФ. На днях ему исполняется 50 лет, многое еще, надеемся, впереди. Потому Игорю Ашурбейли рано подводить итоги, а опираясь на прошлое, надо смотреть в будущее.

Игорь Ашурбейли оказался в «оборонке» после того, как его пригласили туда генеральный конструктор НПО «Алмаз», дважды Герой Социалистического Труда, академик РАН Борис Васильевич Бункин и генеральный директор НПО «Алмаз» Николай Николаевич Поляшов. Тогда Ашурбейли был молодым человеком, который не особо знал, чем занималось НПО «Алмаз». 90-е годы выдались крайне тяжелыми для «оборонки». Государство фактически ушло из этой сферы, оставив огромные трудовые коллективы, в том числе НПО «Алмаз», на самовыживание.
В 2000 году Игорь Ашурбейли стал генеральным директором ГСКБ «Алмаз — Антей», куда по его замыслу вошли головные разрабатывающие фирмы, трудовые коллективы, научные школы.
В 2002 году был создан «Концерн ПВО «Алмаз — Антей». В одном из интервью Игорь Ашурбейли сказал, что этот концерн создавался как временный буфер между научными школами ПВО – «сухопутной» и «объектовой». Он пояснил, что «невозможно было при жизни объединить двух их непримиримых лидеров – академиков Бункина и Ефремова. Поэтому было принято решение на переходный период создать управляющую компанию, этот период затянулся на долгие 10 лет».
За эти годы Ашурбейли достиг трех главных на то время целей – создание комплексов С-400, закладка новой тематики единой системы зенитного ракетного оружия (ЕС 3РО) ПВО-ПРО 5-го поколения, формирование единого межвидового разработчика ВКО на базе «Алмаза».
В 2011 году Игорь Рауфович Ашурбейли ушел из ГСКБ «Алмаз — Антей». Дело в том, что в «оборонке» всегда была очень жесткая среда. В советские времена она диктовалась непримиримой конкуренцией не столько из-за огромных ресурсов, сколько из-за научно-инженерных разногласий. Выходцы из той эпохи до сих пор повторяют чью-то крылатую фразу из среды ракетчиков: «Янгель работает на нас, Королёв – на ТАСС, а Челомей на унитаз». Тогда в военно-промышленный комплекс давали огромные ресурсы, но и требовали результата; в постсоветские времена государство не давало почти ничего, но спрашивало не просто модернизацию вооружения, а новые виды оружия, в том числе системы ПВО. Так, Ашурбейли не раз озвучивал цифру затрат государства на комплексы С-400. Это всего лишь 86 миллионов долларов. Примерно такая же сумма пошла на создание дальнобойной ракеты. Он говорит: «Всего из советского, а потом российского бюджетов на всю нашу кооперацию, на создание лучшего в мире оборонительного новейшего вооружения было выделено чуть более 160 миллионов долларов. Причем в 1994 – 2000 годах нам выделяли не живые деньги, а государственные казначейские обязательства и прочие «фантики», как их тогда называли. Для сравнения: на такое вооружение за рубежом выделяется средств в разы больше».
За годы руководства Игоря Ашурбейли «Алмазом» его акции  выросли в 37 раз, выручка от реализации продукции увеличилась в 55 раз. Немаловажно и то, что средний возраст сотрудников уменьшился на 12 лет, 50 процентов работников — это сейчас молодежь. Это говорит о том, что у «Алмаза» в целом есть отличные перспективы.
Крайне важно и то, что 28 декабря 2010 года на базе ГСКБ «Алмаз — Антей» был создан единый межвидовой разработчик, объединивший ПВО не только сухопутных войск и ВВС, но и ВМФ, ПРО и АСУ ПВО. Несколько российских научных школ объединились для создания различных наукоёмких вооружений: морской ПВО — «Альтаир», ПРО – НИИ радиоприборостроения, управляющих систем – НИИ приборной автоматики, сухопутной ПВО – НИЭМУ. На этом эра самого «Алмаза» как монопредприятия завершилась. Он стал головным разработчиком по созданию зенитного ракетного вооружения ПВО – ПРО пятого поколения. Это закреплено решением военно-промышленной комиссии при Правительстве РФ. Теперь просто надо браться за работу и делать это перспективное вооружение.

***

С 2011 года, после 16 лет работы на износ в структурах «Алмаза», Игорь Ашурбейли во многом сосредоточился на проблематике воздушно-космической обороны. В частности, он единогласно избран председателем президиума вневедомственного экспертного совета. Исполнительным директором назначен бывший начальник главного штаба ВВС генерал-полковник Борис Федорович Чельцов. Не претендуя  пока на какие-то бизнес-проекты, эта организация позволит вырабатывать взвешенную научно-техническую политику на важнейшем направлении развития оборонного комплекса России – создании системы воздушно-космической обороны.
Еще недавно сам термин – ВКО –  некоторыми руководителями воспринимался негативно. Нам, журналистам, понятны ходы Игоря Ашурбейли в этой связи. Для того, чтобы разъяснить терминологию ВКО, показать её идеологию и задачи, он специально учредил и выпускает несколько лет журнал «Воздушно-космическая оборона» и еженедельник «Военно-промышленный курьер». В 2010 году впервые в новой военной доктрине нашего государства Президент РФ записал, что необходимо создавать систему воздушно-космической обороны России, впервые Совет безопасности во главе с Президентом принял соответствующее протокольное решение. Впервые в послании Президента РФ приоритетом №1 в военном разделе определена воздушно-космическая оборона. Ашурбейли лично посвятил этой идеологии последние 10 лет, он создал межведомственный совет по ВКО, где собраны многие бывшие ведущие генеральные, главные конструкторы, руководители серийных предприятий отрасли, военачальники ВВС. Одним словом, вся элита ВКО. Небезынтересно, что сам Игорь Рауфович в апреле 2011 года защитил первую докторскую диссертацию по созданию средств системы воздушно-космической обороны России.
Игорь Ашурбейли настроен оптимистично: «Думаю, что именно 2010 год надо в России назвать «Годом ВКО». Еще раз отмечу, наши лидеры идеологически уже воспринимают эту тематику. И это здорово... Главное, что ВКО начала создаваться. Теперь необходимо создать соответствующую единую структуру, кооперацию в промышленности, которая как «головник» занималась бы созданием и серийным выпуском ВВТ для ВКО». По сути, это то, чем всегда занимался Ашурбейли в ПВО, когда он не только проявлял инициативу, но и умел довести дело до конечного результата в самых сложных условиях.
Надо отметить, что Игорь  Ашурбейли умеет держать удар, а это чрезвычайно важно для организаторов ОПК, где среда крайне «инфарктная». Он говорит примерно так: мне не была приятна отставка, но, с другой стороны, неправда, что это неприятно мне до сих пор. Ашурбейли воспринимает произошедшее как получение внутренней свободы в том числе. Он после 2010 года увидел, что жизнь многогранна, что она может течь и по другим направлениям. Ашурбейли рассказывает: «Время после отставки было очень интересным с точки зрения обогащения моего жизненного опыта, познания человека как подобия Божьего». Но полностью отрешиться от любимого дела он не мог. Он возглавил совет директоров холдинга «Военно-промышленная компания», о докторской диссертации мы уже упоминали. Также Ашурбейли стал действительным членом Академии военных наук, возглавил общественную организацию  «Граждане за себя».

***

Заочное знакомство по публикациям в СМИ – это, конечно, хорошо. Но «картина маслом» получается только тогда, когда рассказ о человеке дополняют те, кто его знает лично. Вот как об Игоре Рауфовиче рассказывает генеральный директор Арзамасского приборостроительного завода Олег Вениаминович Лавричев:
— Мы знакомы с Игорем Рауфовичем Ашурбейли с февраля 2008 года. Скоро будет шесть лет. Для меня Ашурбейли – фигура значимая и авторитетная. Первое впечатление – труднодоступность и закрытость. Первый раз мы с ним встретились, когда состоялось собеседование. Меня еще только рассматривали на нынешнюю должность генерального директора АПЗ. Встреча продолжалась не более трех минут. Он привел меня, посадил напротив и говорит: «А почему вы решили, что потянете эту работу?» И устремил немигающий, проникающий взгляд вовнутрь. Я сказал, что есть, во-первых, желание, есть уверенность и есть амбиции реализовать себя вот в этом качестве. И есть опыт руководства одним из оборонных предприятий. И он почему-то сделал паузу, посмотрел-посмотрел и говорит: «Ну хорошо, записывайте телефоны и встречайтесь с другими руководителями ВПК». Я записал телефоны. «Ну и, как говорится, успехов». Всё.
Как я потом понял, у него очень аналитический, системный склад ума, богатый багаж общения с людьми. Это ему помогает осуществлять выбор.
Естественно, наша встреча с ним была не первой, предварена встречами с другими  руководителями концерна. Все готовилось, обо мне были собраны предварительно какие-то сведения, справки. Все это он, естественно, изучил. Ему, наверное, уже ничего не оставалось, как посмотреть мне в глаза. Он как человек системный, безусловно, прорабатывает каждый вопрос со всех сторон. Но, кроме всего прочего, у него сильно развита интуиция. И многие  свои решения он формирует еще и на интуитивной базе. Надеюсь, интуиция его не подвела и он удовлетворен работой нашей команды и достигнутыми результатами, ведь это очень важно, когда оба вектора усилий – и собственника, и менеджмента – направлены одинаково.
Ашурбейли – владелец основного пакета акций АПЗ. И, конечно, со своей стороны влияет на решения совета директоров, который регулярно собирается и решает все основные вопросы. Я скажу, что позиция Ашурбейли — это всегда взгляд в перспективу. Он мог бы сказать, что он хозяин положения и ему надо построить, например, пару вилл на Лазурном берегу, но он понимает, что заводу надо жить и развиваться, соответствовать требованиям сегодняшнего дня. Большая часть прибыли идет на развитие,  техническое перевооружение. Тут проявляется его понимание стратегии развития завода, ну и, конечно, выбора направления развития: в каком ключе, с какими головниками нам работать, над чем трудиться на перспективу.
Потом он мне сказал как-то, года четыре назад, что у него линия по матери откуда-то из-под Арзамаса идет. Мы начали это «копать». И выяснили, что двенадцать поколений предков — Рязановых, по линии матери — жили в Шатковском районе, в селе Хирино. Собрали очень много материала. И как-то на день рождения Ашурбейли в этом селе Хирино купили ему двадцать соток земли. Купили и подарили, чтобы на родине  у него был свой кусок земли. Давайте, мол, построим дом.
Игорь Рауфович туда поехал, увидел храм полуразрушенный, в котором гуляли коровы. Там многое было снесено, стены падали. Мы ему предлагаем: давайте на вашем родовом участке домик какой-нибудь поставим. А он, когда увидел этот храм (между прочим, построенный по проекту знаменитого архитектора Баженова, это был храм князей Путятиных, один из них был нижегородским губернатором), говорит, как человек духовный: нет, сначала я буду восстанавливать храм. А потом видно будет. Мы долго искали подрядчиков, делали проект. Год на это все ушло. И потом с владыкой Георгием согласовали, он благословил создание фонда по восстановлению храма Усекновения главы Иоанна Предтечи. План был за три года работы выполнить. Собрались мы на первую литургию начала дел 25 мая прошлого года. И вот 15 сентября, через один год и три месяца, будем освящать нижний храм, полностью расписанный, убранный, отремонтированный, с восстановленной, а когда-то полностью утраченной, архитектурой, установленными колоколами. На это все у нас ушло около 60 миллионов рублей, 35 из которых выделены заводом, остальные – это личные средства из его кармана.

***

Российской оборонке во все времена нужны выдающиеся организаторы, какими были в последние десятилетия Юрий Маслюков и Виктор Глухих, а ранее Дмитрий Федорович Устинов. В истории российского ПВО и ВКО таковым, безусловно, останется Игорь Ашурбейли.
Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Политический портрет. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

4 комментария: «ОБОРОНЩИК» МИЛОСТЬЮ БОЖЬЕЙ

  1. Владимир Казаков говорит:

    Как неожиданно порой пересекаются наши пути-дороги по жизни...Двадцать лет в Москве и за границей были во многом уникальны, иным хватило бы на десять жизней, а у меня всё уложилось в четвертак...Судьба свела меня в Москве с генеральным директором НПО «Алмаз» Николаем Николаевичем Поляшовым и самые добрые воспоминания о встречах с этим ярким, талантливым человеком до сей поры живы в памяти. Я организовывал тогда в июне 1990 года в Политехническом музее в Москве первую в Советском Союзе выставку тайваньской бытовой электроники. Её посетили с огромным интересом тысячи москвичей и среди них представители НПО «Алмаз». Тайваньцев пригласили на завод, предложив в одном из пустовавших цехов организовать производство лазерных проигрывателей, сборку современных телевизоров. Зашла речь о технологических возможностях. Президент тайваньской фирмы с гордостью сообщил, что они освоили производство четырёхслойных печатных плат. Поляшев усмехнулся и попросил кого-то из специалистов принести образец их платы. Вот, скромно сказал директор, 32-х слойная плата, которую мы производим серийно. Надо было видеть глаза китайца, они округлились как два пятака. Напомню-это был 1990 год.

  2. silence говорит:

    О причинах увольнения их ГСКБ (срыв госконтракта) — ria.ru/defense_safety/20111011/455649515.html

    И вот еще мнение человека по этому вопросу: i-korotchenko.livejournal.com/308184.html

    в конце статьи ссылки на много интересной информации.

    Объективность возникает из прочтения всех разных мнений!

  3. Шильнов Николай говорит:

    Игорь Рауфович искренне поздравляв Вас с днем рождения ! Шильнов Николай

  4. Сергей Васильев говорит:

    Это просто прекрасно, что у нас в стране есть такие замечательные люди. На них вся надежда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *