Клевета как инструмент давления на суд

54

Попавший под уголовное преследование бывший управленец Арзамасского электромеханического завода выкручивается, как может…

9 сентября уголовная коллегия Нижегородского областного суда приступила к рассмотрению апелляционной жалобы Александра Макарова на приговор Арзамасского городского суда. Ранее, 4 июля, Макарову было назначено наказание в виде 2 лет лишения свободы в колонии-поселении. Его подельник Сергей Сиднев получил 2 года 1 месяц. Как же так получилось, что замечательные руководители оказались осуждены за серьезные преступления экономического характера?
Судебные тяжбы этих господ едва ли могли хоть кого-то заинтересовать, кроме самих фигурантов дела. Если бы не одно «но». Накануне рассмотрения апелляционной жалобы в ряде известных нижегородских СМИ, а затем и на радио вышли публикации и сюжеты, красочно рассказывавшие об истории осуждения Макарова. Причем в рамках так называемых «журналистских расследований» Макаров предстает чуть ли не «узником совести» — этакой жертвой насквозь прогнившей и  коррумпированной судебной системы, которая якобы беспощадно прессует борца за справедливость по заказу неких промышленных рейдеров.
НОВЫЙ ПРЕЦЕДЕНТ
Сразу же возникает впечатление, что данные публикации инициированы самим Макаровым. Но не это главное. Налицо беспрецедентное событие. Александр Макаров в своих комментариях ставит под сомнение даже не правоту тех, кто писал на него заявления, не объективность следствия, а беспристрастность и компетентность рассмотрения дела в суде! В частности, речь идет о судье Арзамасского городского суда Светлане Воробьевой. Однако под ударом оказывается весь судейский корпус, порождается недоверие в справедливость Фемиды. У людей после таких шокирующих «откровений» может исчезнуть всякое доверие к законности, справедливости и надежда на то, что Правосудие в Нижегородской области вообще существует! И это на фоне начавшегося рассмотрения апелляционной жалобы Макарова. То есть давление оказывается уже и на судью Нижегородского областного суда Афанасьеву, которая в настоящее время ведет процесс. Она понимает, что тоже рискует стать персонажем «разоблачительных» заметок.
Мы, конечно, не сомневаемся в компетентности судьи Афанасьевой, всецело рассчитывая, что она вынесет справедливое решение. Но в любом случае создан прецедент беспардонного давления на суд. Причем главным его инструментом служит клевета! Именно это и внушает определенную тревогу.
Так кто же тот человек, ставший автором нового тренда? И как он дошел до жизни такой?
РАЗОРЯЙ И БОГАТЕЙ!
Знакомьтесь, Александр Макаров. Отнюдь не известный политик и тем более не правозащитник. Это бизнесмен, действительно не лишенный коммерческой жилки. Его проблема в том, что он не всегда любит играть по правилам.
Александр Евгеньевич Макаров в 2000 годы организовал коммерческую организацию под  названием «Аспира – Нижний Новгород», которая занималась перепродажей автомобильных комплектующих, особенно катушки зажигания. Но много на барыжничестве не заработаешь, а аппетиты, по всей видимости, росли. И тогда г-н Макаров приобрел долю и стал директором завода «Катран» в Республике Марий Эл, который специализировался на производстве катушек зажигания. Весь гений управленческого таланта Макарова проявился в работе этого предприятия, так что через год оно было объявлено руководством завода банкротом, с многомиллионными долгами перед бюджетом  республики. Имущество предприятия попадает на распродажу. После этого через фирму ООО «МПК», которую на тот момент  возглавлял друг Макарова, Козлов Н.В., за чисто символическую плату имущество ООО «Катран» достается ООО «Аспира — Нижний Новгород», которое сам Макаров в своих интервью называет «моя фирма»: там он являлся генеральным директором и единственным учредителем. Ныне предприятие «Катран» стоит в разрухе. Таким образом, получилось, что г-н Макаров после банкротства «Катрана» остался хоть и без бизнеса, но при деньгах и с оборудованием.
Вероятно, после этого и появилась идея провернуть подобную схему теперь уже в Арзамасе, на местном электромеханическом заводе. В июле 2008 года на должность генерального директора ООО «АЭМЗ» был принят Сергей Сиднев. Интересно, что своим работодателям он предоставил подложный диплом, свидетельствующий о наличии у него высшего образования, что доказано материалами уголовного дела и судом. И тут все встает на свои места. Как сможет человек без высшего образования наладить грамотное независимое управление вверенным ему предприятием? Да никак не сможет. И не смог. Полностью попал под влияние своего боевого друга и товарища Макарова, которого привел на завод в качестве коммерческого директора. Между коллегами тут же возникли весьма своеобразные отношения, в том плане, что было не совсем понятно, кто в этой связке в реальности является руководителем. Впрочем, это были их проблемы. Важно другое. Как только «тандем» обжился на ООО «АЭМЗ», предприятие оказалось окружено целым рядом фирм, подконтрольных Сидневу и Макарову, у которых по нереально высоким ценам покупались комплектующие детали и материалы. Так, например, механические детали и комплектующие заводу поставлялись от ООО «Русские запчасти», где 50% доли принадлежали А.Е. Макарову, и от упомянутого выше ООО «МПК», директором которого был Н.В. Козлов, близкий друг все того же А.Е. Макарова.
Параллельно на заводе началось производство пресловутой «катушки зажигания». И хотя изделие производилось в цехах, для него закупались комплектующие, люди получали за работу зарплату – через сбыт  и бухгалтерию предприятия… ни одна катушка официально не прошла. «Катушка зажигания» словно исчезала, как фантомы. Учтем, что Сиднев выписал Макарову доверенность, по которой через проходную завода без досмотра можно было вывозить все что угодно. Да и самого Сиднева и его машину охрана не проверяла. Можно легко догадаться, куда девались нелегально произведенные предприятием катушки зажигания…
Однако подобные чудеса не могли продолжаться долго. Через полгода производство и сбыт катушки зажигания Сидневым и Макаровым были легализованы. Правда, продавались изделия исключительно ООО «Аспира – Нижний Новгород», директором и единственным учредителем которого был сам Макаров. Причем затраты на производство изделия «Катушка зажигания» составляли не меньше 200 рублей, а продавалось оно заводом в угоду Сиднева и Макарова по цене… 130 рублей. Между тем рыночная стоимость аналогичной продукции, выпускаемой на других предприятиях, доходила до 1300 рублей! Помимо этого росли долги завода перед организациями, подконтрольными Сидневу и Макарову, расчетные счета АЭМЗ были арестованы, в отношении  ООО «АЭМЗ» налоговой инспекцией была инициирована процедура банкротства.
Последствия такой экономической политики не заставили себя долго ждать. Вскоре на АЭМЗ зависла астрономическая сумма долгов – более 140 миллионов рублей! Замаячила перспектива, подобно все тому же  «Катрану», превратиться в завод-банкрот. Специалисты, получавшие сущие копейки и уже ставшие забывать, как выглядит премия, начали массово увольняться с завода. За ненадлежащее исполнение обязанностей по выплате заработной платы, на основании коллективного заявления работников предприятия, направленного в прокуратуру и трудовую инспекцию, С.А. Сиднев был привлечен к административной ответственности. Также «таланты» Сиднева выразились в том, что во время управления предприятием им достаточно вольно трактовались положения Налогового кодекса по уплате НДС, вернее, его неуплате. Так, в 2010 году путем сокрытия фактического объема сделок была уменьшена налогооблагаемая база по НДС. Г-н Сиднев называет это «налоговым кредитом». Но такие действия привели к тому, что после увольнения Сиднева новому руководству пришлось доплачивать «сэкономленный» НДС, а также штрафы и пени за такое самоуправство с налоговым законодательством.
Ситуация вызвала беспокойство у учредителей АЭМЗ. Они прислали на предприятие ревизора, который буквально пришел в ужас, увидев, что тут происходит. Были приняты срочные меры с целью оздоровления предприятия. В первую очередь, пресекли воровство. Начали расставаться со всеми, кто в этом подозревался. В первую очередь расстались с Сидневым и  Макаровым. Однако перед этим первый, превысив свои должностные полномочия, выдал всем своим заместителям «золотые парашюты» (дополнительные соглашения гласили, что в случае расторжения трудового договора, по абсолютно любым причинам, топ-менеджеры единовременно получают по 5 миллионов рублей каждый). Сам же Макаров за день до увольнения забрал с АЭМЗ печать предприятия и дискеты с электронно-цифровой подписью, необходимые для осуществления расчетов через систему «Клиент-банк», которые вернул только спустя месяц. Все это время финансово-хозяйственная деятельность предприятия была практически парализована, что прежде всего било по и без того уже настрадавшемуся трудовому коллективу.
ПОЛУЧИЛИ ПО ЗАСЛУГАМ
Любопытно, что новым руководителям Арзамасского электромеханического завода удалось чуть ли не за месяц выровнять ситуацию на предприятии. Чтобы удержать работников, была повышена заработная плата, удалось открыть новый производственный цех и сделать многое другое. Долги завода сократились в два раза. Причем достигнуто это было без привлечения инвестиций и кредитных ресурсов. Такое экономическое чудо можно объяснить только одним: на предприятии прекратилось воровство! То есть деньги у АЭМЗ всегда были, только они активно уводились «налево», поэтому вместо прибыли генерировались убытки. На хищениях одних лишь катушек зажигания завод получил минимум четыре с половиной миллиона рублей чистого убытка.
Тем не менее к Сидневу и Макарову поначалу отнеслись добропорядочно. Им предложили компенсировать нанесенный заводу ущерб и разойтись с миром. Но они наотрез отказались сделать это. А Александр Макаров еще и начал через суды добиваться выплаты ему «золотого парашюта». Правда, «золотому парашютисту» отказали в его трудовых компенсациях все судебные инстанции. Проиграл Макаров ООО «АЭМЗ» и все судебные споры, рассмотренные в Арбитражном суде Нижегородской области.
В результате на действия обоих этих персонажей было написано заявление в правоохранительные органы, возбуждено уголовное дело. В рамках расследования Макаров умудрился стать фигурантом еще одного уголовного дела. В мае прошлого года Макаров и Сиднев в нижегородском кафе «Зер Гут» спровоцировал конфликт с двумя оперативниками. Дело докатилось до мордобоя, причем один из следователей получил травму головы, после которой провел три дня в коме. Автор этих строк не был  свидетелем инцидента, потому не берусь предполагать, что там случилось на самом деле. По итогам данных событий А.Е. Макаров был признан виновным и осужден судом. Притом из материалов уголовного дела таинственно исчезли 3 страницы, а аудиозапись, которую якобы вели бизнесмены, «потерялась».
Впрочем, все это только лирика. Но она характеризует Макарова как человека, скажем там, непредсказуемого и не всегда ведущего себя адекватно. Не случайно, наверное, были ситуации, когда его удаляли с заседаний Арбитражного суда за разного рода вольности: оскорбительные выкрики, митинги и пр.
Но вернемся к уголовному делу, возбужденному за причинение имущественного ущерба путем обмана или зло-употребления доверием.
Вину обвиняемых подтвердили и показания свидетелей – работников предприятия, результаты проведенных экспертиз. Налоговая инспекция даже оштрафовала АЭМЗ за реализацию катушки зажигания ниже ее производственной себестоимости. Да и сами обвиняемые, похоже, понимали, что правда не на их стороне. Об этом можно судить на основании аудиозаписи разговора Сергея Сиднева со своим адвокатом (распечатка имеется в редакции и в материалах уголовного дела), сделанной, кстати, самим экс-директором АЭМЗ. В ней он фактически признает, что передал юристу два миллиона сто тысяч рублей на подкуп работников правоохранительных органов и экспертов с целью добиться прекращения уголовного дела. Сиднев убеждает адвоката поскорей добиться результата любыми способами. А тот уверяет клиента, что все не так просто, потому что основания для осуждения Сиднева, в общем-то, есть.
Теперь судите сами. Будь Сиднев и Макаров в действительности уверены в своей невиновности, зачем тогда им тратить миллионы целковых на подкуп следствия и суда? В таком случае все можно было бы решить в рамках закона. Значит, они знали, что «рыльце в пушку»? И просто не хотели нести ответственность за свои деяния?..
Однако, видимо, не все оказались продажными, как думали подельники. Миллионы, предназначенные на прекращение уголовного дела, не помогли. Дело передали в суд. И судья Воробьева минувшим летом вынесла вердикт, представлявшийся ей единственно правильным в силу имевшихся у нее данных судебного следствия. Подсудимые юлили, как могли. Заявляли, что уголовное дело против них «сфабриковано», что в нем нет документа под названием «преступный план», даже пытались свалить вину… на своих бывших подчиненных, что уж совсем некрасиво. В итоге такая тактика не принесла им успеха. Оба были осуждены, получив реальные сроки, пусть даже в колонии-поселении (для экономических преступлений это сейчас нормальная практика).
КТО ДАСТ ОТПОР КЛЕВЕТНИКАМ?
И вот теперь в своих несчастьях Макаров винит судью, вынесшую ему приговор. Получается, что хороший судья – это тот, кто действует в интересах Макарова, а все остальные недостойны вершить правосудие? Вот и судье областного суда Афанасьевой намекают на это весьма недвусмысленно.
По нашим сведениям, Светлана Воробьева собирается направить в правоохранительные органы заявление о клевете. А Сиднев и Макаров «тянут время» в ожидании реакции на информационную атаку, развязанную в СМИ против служителей Фемиды. Первое заседание по рассмотрению апелляционной жалобы Макарова было отложено из-за внезапно появившихся у Сиднева проблем со здоровьем. Посмотрим, как дело пойдет дальше.
Мы продолжим следить за развитием событий.
Ефим БРИККЕНГОЛЬЦ

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *