Депутаты за выход к морю

После избрания председателем комитета по экологии Законодательного собрания Нижегородской области Виктора Лунина «выездная» деятельность этого комитета резко активизировалась. Летний сезон использован Луниным по максимуму. На «десерт» оставалась поездка на Горьковское море по обращениям местных жителей, других граждан, которые сетуют на большие трудности в том, чтобы людям добраться до водной глади. Различные арендаторы и прочие владельцы коттеджей чинят им в этом препятствия, узурпировав право пропускать или не пропускать граждан. А как все обстоит на самом деле? Этот вопрос и выясняли депутаты Законодательного собрания вместе с Городецкой районной и сельскими администрациями, контрольно-надзорными структурами.

МЕСТНАЯ ВЛАСТЬ НЕ МОЖЕТ, ОСТАЛЬНЫЕ НЕ ХОТЯТ
Глава администрации Городецкого района Виктор Труфанов, раскрывая тему, пояснил, что тут много субъектов правоотношений на территории двух сельсоветов – Тимирязевского и Федуринского. Всеми документами обозначена рекреационная зона на 2 километра от уреза воды. Есть решения Земского собрания района о том, что можно делать на этой территории, а что нельзя. Тут можно развивать оздоровительную деятельность, туризм, спорт. Поэтому в этой зоне традиционно располагались детские лагеря, пансионаты, базы отдыха, учреждения спортивного назначения. Но возникли и другие «субъекты». И это все в условиях «слоеного пирога» зон ответственности, который начинается с лесного фонда. Там появился 51 арендатор. И выросли вдруг коттеджи, которые в документах Росреестра обозначены как «некие сооружения». Труфанов иронизирует, что этот термин присутствует только в документах, относящихся к Городецкому району, точнее, к акватории Горьковского моря. Вещи своими именами не называются.
По сути дела, арендаторы делают все, что хотят, в том числе и загадили территорию так, что к ней страшно подходить. А контролирующие органы бездействуют. Глава администрации Городецкого района несколько раз вывозил представителей правоохранительных органов на берег Горьковского моря, по наивности полагая,  что будет реакция. Он создал муниципальную комиссию с привлечением силовиков, которая стала изучать ситуацию «сплошным методом», осматривая все, что есть на побережье. До сих пор еще не всю территорию прошли, но нарушений уже выявили предостаточно. Составляются акты, выявляются самозахваты земель, направляется информация в контрольно-надзорные органы, а в ответ ничего. Труфанов считает, что все в компетенции федеральных органов, а местное самоуправление только по факту сталкивается с результатами этих нарушений. Он не видит полномочий у местного самоуправления, чтобы привести к порядку зарвавшихся владельцев недвижимости.
Комиссия где-то заставила устранить нарушения, но некоторые нарушители просто не реагируют. А тот же Росреестр наложит, например, штраф в 2 тысячи рублей, а дальше что? Ничего. Нарушения не устраняются. И потом предлагается уже местному самоуправлению подавать иски в суд. Вместо того, чтобы реально навести порядок.
Тогда районная власть провела публичные слушания на территории Тимирязевского и Федуринского сельсоветов, были приняты решения по 35 проходам к воде. Это было узаконено через решения сельсоветов. Но многое опять игнорируется. Допуск людей по этим указанным проходам не везде осуществляется. Они огорожены заборами, шлагбаумами. И районная власть задается вопросом: в состоянии ли она навести порядок или нет? Труфанов опять корень зла видит в своих взаимоотношениях с контролирующими органами. В том числе с министерством экологии. Но и представитель минэкологии ничего не может сделать: у него нет доступа на территорию, где происходят нарушения. Поэтому и акт составить невозможно. Но даже если акт будет составлен и направлен, скажем, в природоохранную прокуратуру, то ничего не произойдет. Результата нет, Росприроднадзор тоже не справляется, даже когда нарушения тянут на уголовные дела.
В общем и целом, по Труфанову, местная власть по сути бессильна, для наведения порядка нужна политическая воля властей более высоких уровней. А главу МСУ просто не допускают на территорию,  загородившись охраной и заборами. И сейчас 30 километров Горьковского моря перекрыто. Но ведь все должно быть цивилизованно, лес на арендованной территории должен находиться в идеальном состоянии, допуск к морю обеспечиваться. Местная власть сейчас не может объяснить людям, почему это не происходит. Труфанов попросил помощи у депутатов Законодательного собрания, чтобы решения тех же сельсоветов по проходам были выполнены. До сих пор же все безучастно наблюдают за происходящим. Если помощи «сверху» не будет, то скажите местному самоуправлению: не влезайте в эти вопросы, пусть что хотят, то и делают. Вот так формулирует Виктор Труфанов. Законы не выполняются, а некие владельцы считают, что им все позволено. И сегодня местная власть пожинает эти плоды.
Вот такова развернутая позиция главы администрации Городецкого района: местная власть ничего не может сделать, а федеральная и региональная власти ничего не хотят делать, не желая брать на себя ответственность за сплошное беззаконие и произвол.
ГДЕ ПРИСТАВ С «БОЛГАРКОЙ»?
Председатель комитета по экологии ЗСНО Виктор Лунин не согласился с главой администрации района, заявив, что есть принцип: чья земля, тот и должен обеспечивать доступ людей к водной глади Горьковского моря. Если это земля сельсовета, значит, иски в суд должен направить он после, например, штрафов прокуратуры. Если это лесные угодья, то это обязанность лесного департамента.
А получается так, что местное самоуправление ни одного иска в суд не подало. Лунин заявил Труфанову: «Вы говорите, что ничего не можете сделать. Да вы не делали ничего».
Где иски, где судебные решения и судебные приставы с «болгарками», убирающие заборы? Их нет.
После этого представитель природоохранной прокуратуры огласил имеющиеся у него данные. Из 23 проходов свободны для использования – 9, закрыто шлагбаумами – 7, заборы перекрывают 6 проходов и еще есть ворота в одном месте. Получается, что реально свободный доступ обеспечен не везде.
Вот с такой информацией депутаты отправились осматривать объекты и проходы к водной глади Горьковского моря.
Чтобы осмотр не был формальным, его программа в последний момент была изменена. Речь зашла о сплошном заборе, который протянулся на 7 километров, что и является источником раздражения людей.
ЧЕРЕЗ ГОД ПРОРУБЯТ «ОКНА В ЕВРОПУ»
В течение нескольких часов депутаты ЗСНО и его аппарата, сотрудники местных организаций, представители контрольно-надзорных органов, журналисты, как говорилось в советские времена, невзирая на тяжелые погодные условия, осматривали проходы к Горьковскому морю, проверяли их наличие.
Какие же предварительные выводы можно сделать? Виктор Лунин подвел итоги следующим образом:
— Тема важная, она существует, поднята жителями этой территории, которые здесь родились, живут и, я надеюсь, будут жить. Они говорят: кругом одни заборы, к воде подойти нельзя. Каким образом должен решаться этот вопрос? Органы местного самоуправления провели работу. Мы находимся на территории Федуринской сельской администрации, они в прошлом году спросили своих жителей, и те сказали, в каких местах желательно сделать проходы. Они определили 23 места свободного прохода, доступа к береговой линии Горьковского водохранилища. 23! Мы объехали некоторые из них, посмотрели: есть ли проходы? Теоретически можно свободно пройти в 8 местах. Есть шлагбаум, проехать нельзя, но проходить можно – еще 7 мест. Получается – 15. А в 8 местах нет даже теоретического прохода к воде. Вот эта тема сельской администрацией, с моей точки зрения, доведена не до конца. Они должны, в соответствии с законодательством, обеспечить доступ. Нужно было известить под роспись, фельдсвязью всех арендаторов этих земельных участков. Земля в аренде, арендатор обязан сделать доступ, прорубить «окно в Европу». Сделайте проход для людей! Срок – 6 месяцев. Если вы этого не обеспечите, мы будем вынуждены обратиться в суд и после решения суда приставы прибудут с «болгаркой», спилят забор и обеспечат доступ гражданам. Вот это цивилизованный метод решения вопроса.
Мы так и договорились с главой администрации. К лету будущего года все 23 прохода к воде должны быть обеспечены. Мы через год, даже меньше, в июне 2014 года, приедем сюда, посмотрим. Это первая тема.
Вторая тема. 20 метров от уреза воды — должна быть свободная зона. Нигде забор не должен упираться в воду. И вот здесь мы видели разные ситуации. Где-то и 20 метров, и 15 было. Лучше на лодке проехать, посмотреть и сказать, где упирается забор в воду. Таким арендаторам тоже надо дать предписание: убрать забор.
Третья тема. Решение есть по пропуску людей, но реально их не пропускают. Одно дело, когда мы приехали с полицией, когда телекамер много, в сентябре, в плохую погоду, и люди подготовились к нашей проверке; другое дело, когда люди сюда приезжают летом и их не пускают. Поэтому я думаю, что неожиданные проверки здесь должны быть постоянно.
И мы договорились таким образом. В определенном месте сельская администрация вывесит информацию о проходах и напишет: «горячий телефон» такой-то, люди, если у вас появятся проблемы, звоните нам, мы будем фиксировать и наводить порядок. Я думаю, что вот такой путь решения этого вопроса. Будем наводить порядок.
Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Социум. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Депутаты за выход к морю

  1. Знаток контингента говорит:

    В принципе, в подавляющем большинстве своём,коттеджей серьёзных, деловых и богатых нижегородцев на «Горе — море» нет. Богатые построили свои усадьбы в других местах. Собрались там в основном одни небогатые «прошляки» или кто мало-мальски где-то цапнул деньжат. Никакой силы или резонанса ни один из них не представляет. И разогнать эту шоблу не составляет никакого труда, если администрация Городецкого района проявит минимум воли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *