Восход маршрутки

879

40 лет назад на улицах областного центра впервые появились маршрутки. Точнее, таковые уже были давно и стали привычным видом общественного транспорта. Только обслуживали линии маршрутных такси сначала лимузины ЗИС-101, потом в 50-е годы их сменили ГАЗ-12 «ЗИМ», позже рижские микроавтобусы РАФ-977 «Латвия».

«ТАКСИ НЕ ТАКСИ… АВТОБУС НЕ АВТОБУС»
А вот весной – летом 1973 года на маршрут Т-1 в экспериментальном порядке впервые вышли автобусы ПАЗ-672. «Такси не такси… Автобус не автобус… Так рассуждали пассажиры, привыкшие пользоваться услугами маршрутного такси на линии площадь Минина и Пожарского – ул. Сурикова, когда в мае этого года вместо юркого «рафика» к стоянке подкатил еще сверкающий заводской краской малогабаритный автобус. На его борту красовалась надпись «Маршрутное такси», о целях и предназначении «пазика» красноречиво говорила и нарисованная на его боках эмблема. Но если в первые дни автобус вызывал у пассажиров удивление, то вскоре он завоевал их самые горячие симпатии. Людей на остановках он забирал больше, чем прежняя машина, а интервал движения не только не возрастал, но, наоборот, стал уменьшаться», — рассказывал «Горьковский рабочий» 20 сентября.
Идея использовать в качестве маршрутного такси вместо 11-местных «рафиков» более вместительные «пазики» принадлежала начальнику Горьковского областного управления пассажирского автотранспорта М.И. Бритову и его заместителю М.Л. Рату. Проект был чисто нашим, горьковским, во всем Советском Союзе маршруткой считался именно микроавтобус. Бритов и Рат хотели, во-первых, повысить качество обслуживания пассажиров, ибо в привычные «рафики» все желающие просто не влезали, во-вторых, поддержать своего – горьковского – производителя. Зачем завозить машины из далекой Латвии, а потом заказывать там запчасти к ним, если здесь под боком, в Павлове, есть завод, наладивший выпуск малогабаритных автобусов?
Надо сказать, что отнюдь не всем горьковчанам «пазики» пришлись по душе. Все-таки рижские микроавтобусы развивали большую скорость, были более маневренными, да и по уровню комфорта были близки к легковым автомашинам. А тут хоть и не ЛАЗ и не ЛИАЗ, но все-таки полноразмерный автобус с теми же двумя дверями. Однако большинство жителей оценило идею Бритова и Рата положительно. На автопредприятие стали поступать письма с благодарностями, в том числе от целых трудовых коллективов, которые до этого вынуждены были подолгу штурмовать салоны переполненных автобусов.
БИТКОМ НЕ ЕЗДИЛИ
В сентябре эксперимент признали удачным, и специально для ПАЗ-672 был открыт новый маршрут (будущая «двойка»): Московский вокзал – областная клиническая больница Семашко. Первоначально по линии ходили восемь автобусов с интервалом 6 – 7 минут. «Пазики» оказались не только удобными, но и доходными. ГПАП № 3, который первым начал осваивать новые автобусы, зарабатывал на них по 30 рублей чистой прибыли ежедневно. Причем на маршрутках никогда не обнаруживалась недостача денег в кассе, что было уже привычным делом в обычных автобусах и троллейбусах. А 1 октября был открыт маршрут Московский вокзал – Щербинки (будущий Т-3). Правда, первоначально он проходил не через Канавинский, а через Молитовский мост (а недавно перенесли на метромост).
Салон первых маршруток сильно отличался от привычных городских автобусов. Это был действительно транспорт повышенной комфортности. Для работы на «пазиках» отбирали лучших, заслуженных водителей, работавших в специальной униформе. На окнах были сделаны занавески, а на сиденьях кожаные карманы со свежими газетами. Салоны маршруток были радиофицированы, чтобы пассажиры могли не только читать, но и слушать программы радиостанции «Маяк»! «Я верю, что за подобным скоростным транспортом большое будущее», — заявил в интервью журналистам директор ГПАП № 3 Анатолий Ветров. И как в воду глядел…
За четыре десятилетия многое изменилось. Как говорилось в одном известном фильме, «Штирлиц тогда еще не знал…», что настанут времена — и маршрутки станут в городе Нижнем Новгороде практически основным видом общественного транспорта. Качество же обслуживания с тех пор сильно ухудшилось. Сейчас уже забылось, что в начале 70-х в маршрутных такси запрещалось перево-зить стоячих пассажиров! Если все сиденья в салоне были заняты, водитель не останавливался на остановках даже по голосованию стоявших на ней. Можете себе представить такую картину?! А на конечных пунктах для посадки в маршрутку нужно было занимать очередь. До наших дней эта традиция каким-то чудом дожила лишь на площади Минина и Пожарского при посадке в маршрутное такси Т-4. Что касается «рафиков», то во второй половине 70-х они практически исчезли с горьковских улиц. А вернулись только в 1997 году с надписями  «Автолайн» на бортах. Но вскоре их быстро заменили родные «ГАЗели».
«ЖЕЛЕЗОБЕТОННЫЙ ГИГАНТ ВСТУПИЛ В СТРОЙ»
Сентябрь 1973 года удивил горьковчан еще одним приятным событием. Власти порадовали жителей, как сейчас принято говорить, новым инфраструктурным объектом. А именно развязкой на Московском шоссе в районе кинотеатра «Москва». Основной ее частью стала эстакада над Комсомольским шоссе.
«Наша машина вслед за «Волгой», где едут члены государственной комиссии, стремительно взлетает на прямую, как стрела, железобетонную громадину, что тяжело покоится на мощных ногах-опорах, — не без пафоса восхищался корреспондент «Горьковского рабочего» Е. Назаров. – Еще натужно гудят внизу под путепроводом МАЗы, КрАЗы, нервно скрипят тормозами легковые автомобили, здесь то и дело возникают «пробки». Ведь движение пока еще не открыто. Но пройдет полчаса, и поток машин, как река в новое русло, хлынет на блестящее под дождем полотно дороги, высоко вознесенной над пересечением важнейших городских магистралей».
Оказывается, зловещее слово «пробки» было известно уже в начале семидесятых. Только возникали они в ту пору не на каждом светофоре и перекрестке, а лишь в «узких местах». Сколько бы нынешний губернатор Шанцев ни подчеркивал значимость и «невероятные масштабы» современных строек, равных которых еще якобы не было в истории, даже до «застойного» размаха ему далеко. В 1965 году в городе Горьком одновременно ввели в строй сразу два моста! Молитовский и совмещенный железнодорожно-автомобильный Борский. При этом обе переправы были сразу же связаны многокилометровой прямой магистралью, проходящей через Ленинский и Московский районы (Комсомольское шоссе – ул. Куйбышева и далее). А вскоре после этого на трассе началось сооружение нескольких крупных развязок. Постройка одной из них и была завершена 14 сентября 1973 года.
Километровый путепровод был сооружен в кратчайшие сроки по проекту столичного института «Гипрокоммундортранс». Каждый пролет состоял из двенадцати 28-метровых железобетонных балок, изготовленных по специальному заказу на Горьковском заводе железобетонных конструкций. «Под аплодисменты присутствующих начальник мостотряда № 1 принимает из рук председателя государственной комиссии акт о принятии этого важнейшего сооружения, — рассказывала пресса. – И вот по новому путепроводу двинулись грузовики, автобусы, легковые машины. Одним из первых промчался по эстакаде над магистралями таксомотор под № 45-19, который вел шофер ГПАП № 6 А.В. Расков. Железобетонный гигант вступил в строй».
СДАВАЛИ СКРОМНО, НЕ ПО-ШАНЦЕВСКИ
Любопытно, что в те времена ни первые секретари обкома партии, ни председатели горисполкома, ни иные высокие начальники не выезжали на открытие путепроводов и эстакад и не позировали на их фоне перед телекамерами. Видимо полагая, что их постройка — нормальный результат повседневной работы. Это через 40 лет даже на открытии какого-нибудь мелкого отреставрированного мостика через ручей непременно будут появляться чиновники разного ранга, рапортующие о своих «небывалых успехах». А тогда все было, как говорится, скромно, чинно и благородно.
Кстати, тот же институт «Гипрокоммундортранс» разработал проект еще одной эстакады — на Сормовском повороте. Однако эту перспективную и нужную идею тогда отложили на потом…
Осенью 1973 года готовился к сдаче и еще один объект, прямо скажем, не самый красивый и не в самом нужном месте. Это Дом моделей на ул. Маяковского. Возводился он на месте снесенной церкви Николы на Торгу, той самой, возле которой Козьма Минин призывал нижегородцев собирать ополчение. «Здание выполнено из бетона, металла и стекла. С каждым днем новое здание Дома моделей приобретает все более законченный и красивый вид», — сообщал «Горьковский рабочий». «Красота» этого объекта по сей день вызывает сомнения, а тот факт, что тогдашние проектировщики возвели железобетонный «небоскреб» в центре исторической застройки, — мягко говоря, недоумение…
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *