Не надо бояться слова «концессия»

57

Когда долгое время обсуждался вопрос о концессионном соглашении по «Нижегородскому водоканалу», то многие не понимали – почему поднимается такой шум? После того, как 14 июня 2013 года было подписано соглашение между администрацией Нижнего Новгорода и «Водоканалом», то многие удивились – почему вокруг этого почти полная тишина? В шутку отметим, что всех нервировало слово «концессия», а после того, как Президент Владимир Путин на заседании Госсовета по модернизации жилищно-коммунального хозяйства от 31 мая его реабилитировал, все сразу успокоились.

КОНЦЕССИЮ ГОТОВИЛИ ДВА ГОДА
Спустя две недели после знаменитого заседания Госсовета под председательством Путина пятый «Водоканал» в России наконец-то получил свою «новую Конституцию». Концессионное соглашение оказалось классическим, с типовым сроком на 25 лет. По этому соглашению в «Нижегородский водоканал» до 2020 года должны быть вложены инвестиции на сумму не меньше 6,2 миллиарда рублей.
На Госсовете Президент заявил о том, что нужно использовать в ЖКХ форму государственно-частного партнерства. В модернизацию коммунального хозяйства нужно вложить примерно 9 триллионов рублей. Понятно, что таких средств у бюджетов всех уровней нет, поэтому надо привлекать частные средства. И форма концессии в ГЧП является флагманом.
В Нижнем Новгороде оперативно отреагировали на установки Владимира Путина. По целому ряду причин. В том или ином  виде концессионное соглашение «Нижегородский водоканал» начал готовить еще в 2011 году. Работая с консалтинговой компанией «Эрнст энд Янг», новые тогда топ-менеджеры «Водоканала» выходили на крупнейший инфраструктурный институт «Европейский банк реконструкции и развития», с которым велись переговоры как с потенциальным стратегическим инвестором. Плюсом тех переговоров стало то, что в Лондоне готовы были инвестировать в «Нижегородский водоканал» 9 миллиардов рублей, но в качестве залога ЕБРР попросил акции «Нижегородского водоканала». Тогда чисто политически муниципалитет, как собственник «Водоканала», был не готов к этому.
В 2012 году дискуссии о концессии продолжались. Депутатов пугали уже не 9 миллиардов, а то, что до сих пор «Водоканал» вносил арендную плату в бюджет Нижнего Новгорода в размере примерно 190 миллионов рублей в год, но после заключения концессионного соглашения бюджет города терял бы эти средства.
Дело дошло до того, что на мартовском заседании городской Думы депутаты не рекомендовали главе администрации Нижнего Новгорода Олегу Кондрашову подписывать концессионное соглашение, которое планировалось заключить 31 марта 2013 года. Кондрашов, имея законные полномочия подписать соглашение, взял паузу. А дальше было то заседание Госсовета, о котором мы говорили.
Какие установки дал Президент и что из них следует? Надо не изымать арендную плату за старые сети, износ которых составляет обычно 70-80 процентов, что напрягает федеральное руководство, а за счет концессии привлекать внутрь системы крупные инвестиции. Это, пожалуй, главное.
В НОЧЬ С 14 НА 15 ИЮНЯ НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНИЛОСЬ
Конечно, «концессия» – это слово странное. Оно зловеще мелькало в учебниках истории СССР о 20-х годах. Остатки доверия к концессиям подорвали соглашения по нефтедобыче «Сахалин-I» и «Сахалин-II». Поэтому не-удивительно, что слово «концессия» не нравится и генеральному директору «Нижегородского водоканала» Александру Байеру.
Однако выясняется, что, несмотря на копирование в России элементов «западного» законодательства, концессия у нас носит «своеобразный» характер. В «западной» системе координат концессионер владеет имущественным комплексом. У нас же, в случае «Нижегородского водоканала», имущественный комплекс не отчуждаем от муниципалитета в частную собственность, об этом гласит и ФЗ-416 «О водоснабжении и водоотведении», который начал действовать с 01.01.2013 года и юридически сильно изменил жизнь водоканалов. Концессия в нашем варианте – это своего рода аренда. «Водоканал» и ранее был арендатором имущественного комплекса. Это дало ему лишь возможность без конкурса заключить концессионное соглашение. А так для «Водоканала» в ночь с 14 на 15 июня 2013 года ничего не изменилось. Тем более все осталось неизменным для потребителей воды. Поэтому нам не надо бояться слова «концессия».
И все-таки это очень важный шаг для «Нижегородского водоканала», который, подписав соглашение, юридически актуализировал то, к чему стремился почти три года. И дело не только в 190 миллионах рублей арендной платы, которая составляет около 5 процентов от годового оборота «Водоканала».
Ключевой момент тут состоит в том, почему  найдутся инвесторы, которые вложат 6,2 миллиарда рублей. Казалось бы, у «Водоканала» уставный фонд составляет 500 миллионов, большой имущественный комплекс – отсутствует, кроме того, уже сейчас водоснабжающая структура закредитована примерно на 600 миллионов. Но сам факт подписания  концессионного соглашения в разы увеличивает лимиты банков «Водоканалу», потому что договор аренды все-таки давал дополнительные риски. Также банки кредитовали «Нижегородский водоканал» не более чем на три года. Сейчас Александр Байер плавно будет сдвигать сроки кредитования – сначала на пять лет, потом на десять, а цель – кредитоваться на 12-15 лет.
В «Нижегородском водоканале» заявляют, что мировая практика свидетельствует: средства, вложенные в водоснабжающие структуры, – самые дешевые и длинные в мире. В России инвесторами выступают инфраструктурные банки, к которым относятся ЕБРР, ВЭБ, Сбербанк, ВТБ и «Газпромбанк». Именно «Газпромбанк» будет, скорее всего, стратегическим партнером «Водоканала».
В качестве своеобразного залога за длинные (12-15 лет) и дешевые кредиты (11-12 процентов годовых) будут финансовые потоки «Нижегородского водоканала». Монопольное положение заемщика минимизирует риски, которые состоят либо в полной потере выручки, либо в утере объемов выручки. Потеря выручки сейчас фактически невозможна из-за 25-летнего соглашения о концессии. Снижение объемов выручки сейчас тоже малореально из-за того, что «Водоканал» плотно контролирует коммерческую сторону своей деятельности. Центр по работе с абонентами позволяет достичь сбора 98 % платежей, хотя ранее эта цифра достигала лишь 90 %. Подобное положение не может не устраивать потенциальных инвесторов.
Это позволяет провести самую быструю модернизацию в водоснабжающем хозяйстве Нижнего Новгорода за самые дешевые деньги.
ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА – ВЫСОКИЙ ИЗНОС
Главный вопрос – «Зачем все это нужно?», и вот ответ на него. Главная проблема практически всех «Водоканалов» – это высокий износ имущественного комплекса. Есть «Водоканалы», которым «повезло», и там износ, например, меньше 50 процентов или от 50 до 60 процентов, но таких по России единицы. Только в «молодых» городах. А так лавинообразно вкладывались в водоснабжающие структуры городов три раза: в 30-е годы, в 50-е годы, в 70-е годы прошлого века. Сейчас во многих мегаполисах старые системы. Это дает два негативных фактора. В частности, по качеству воды из-за вторичного загрязнения. Можно на водопроводной станции сделать какие угодно очистные системы, но в старых трубах вода не будет чистой. По качеству воды Нижний Новгород – один из флагманов в России. При пороге в 5 процентов нестандартных проб у нас в городе этот показатель от 0,6 до 1 процента. Относительно провальным был 2007 год, когда было 3 процента нестандартных проб. По области еще хуже. Там превышение 5 процентов далеко не редкость.
Более критичен для Нижнего Новгорода показатель аварийности. Он составляет около двух «отказов» на километр сетей. Высокая аварийность находится в прямой зависимости от «ветхости» сетей. И тут не обойтись без масштабных инвестиций. Победить аварийность малыми средствами еще никому не удавалось.
Тут надо заметить, что в последние три года в Нижнем Новгороде из-за внедрения предельного индекса увеличения тарифов капитальные вложения минимизированы. Менеджмент «Водоканала» работает фактически в аварийном режиме. Политической волей федерального руководства тут четко и внятно определен курс: тарифный финансовый поток используется только для операционной деятельности (текущий ремонт), а на капитальные ремонты администрации городов вместе с «Водоканалами» должны искать средства сами.
Отметим, что износ водоснабжающих сетей в Нижнем Новгороде сейчас превышает 80 %. Точку  «перелома» в эти 80 % наш город перешел в 2009 году. По канализации износ больше 70 %. Тут точка «перелома» пройдена в 2008 году. Тенденция  выглядит достаточно понятной.
Принято считать, что нормативный износ сетей колеблется от 50 до 60%, что обеспечивает 0,7 отказа на километр сетей в год. Когда износ сетей переходит грань более чем 60%, начинается лавинообразный рост аварийности, и для остановки этого процесса необходима перекладка не менее 6% сетей в год. То есть в процессе модернизации необходимо снизить аварийность как минимум в три раза. В лучшие времена для «Водоканала», когда не было предельного индекса роста тарифов, перекладывались два-три  процента сетей в год, а сейчас надо не менее шести процентов сетей в год.
ЭТАПЫ МОДЕРНИЗАЦИИ
В программе модернизации прописано, когда, в какие объекты и сколько средств будет вложено. На двух водопроводных станциях в Нижнем Новгороде вода уже очищается ультрафиолетом, а на двух станциях система очистки архаичная. Поэтому, пожалуй, первым объектом модернизации станет Новосормовская водопроводная станция. Также довольно архаичной является и станция аэрации, которая построена в 70-х годах и в таком состоянии до сих пор и работает. Тогда как законодательство по качеству стоков ужесточается и тут тоже необходима модернизация.
Если же говорить не о конкретных объектах, а о сегментации программы, то работа по Новосормовской станции будет проводиться с середины нынешнего года до середины 2014 года. Дальше будут реализовываться энергоэффективные проекты с 2014 по 2016 год. Тут потенциальные инвесторы должны убедиться, что вложенные средства вернутся. Третий сегмент – это завершение чуть ли не главного проекта «Водоканала»: создание полной гидравлической схемы водоснабжения Нижнего Новгорода, чтобы в дальнейшем со знанием вопроса (где какие сети, какого диаметра и т.д.) перекладывать сети. Эта часть программы – до 2020 года.
ПОМЕШАТЬ МОЖЕТ ТОЛЬКО ПОЛИТИКА
В «Нижегородском водоканале» вовремя уловили тренды развития коммунального хозяйства. Было понятно, что «Водоканалам» не дадут преференций по тарифам. Это хоть и монополия, но работающая с жителями, и тут надо считать, какое бремя население вынесет, а какое нет. Кстати, в Нижнем Новгороде запас прочности больше, чем в других мегаполисах. В нашем городе услуга на воду занимает в квитанции по стоимости малозаметное место. Кроме того, по стоимости тарифа на холодную воду Нижний Новгород занимает третье место снизу среди крупных городов. У нас он ниже в 2-3 раза. Ведь ранее власти не воспользовались ситуацией, когда можно было безгранично наращивать тариф.
Поэтому здесь надо было торопиться с концессионным соглашением. Мы не стояли даже перед стандартным выбором: латание дыр или форсированная модернизация. Средств не хватает даже на латание дыр.
Ну, а что касается реализации концессионного соглашения, то она будет зависеть не только от экономики и даже не столько от нее, сколько от политики. Будут ли внятные и четкие задачи, поставленные администрацией, сохранены и дальше. Если эти задачи останутся, то они не могут быть не выполнены.
Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Экономика и жизнь. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Не надо бояться слова «концессия»

  1. Семен говорит:

    Интересно, как при такой статистике по износу сетей и архаичности станций «Водоканал» занимал ведущие места в рейтинге таких же подразделений всего 3-4 года назад. Помню показанные с экрана грамоты и вымпелы, а также личные награды начальников.Господин Булавинов очень гордился этими успехами. Так когда врали? И если раньше хотя бы верили в желание власти сделать лучше, то теперь больше уверенности в том, что получим как всегда. По инсайдерской информации в «Водоканале» сменили зарплатные карты со Сбербанка на « Газпромбанк» и впервые на нескоько дней задержали зарплату. Предприятие, по слухам, готовят к банкротству.Создаются на базе несколько дочерних фирм. Доходные отдельно,а архаичные и ремонтные отдельно. Приказано не удерживать увольняющихся работников. А вот число управляющих чиновников явно будет расти.Очень хочется, чтобы автор следил за ситуацией с присущей ему дотошностью, а то что-то даже стиль после репрессий изменился.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *