Дело «Фантомаса»

54788

В 1899 году некий Гурн в звании сержанта артиллерии участвовал во Второй Бурской войне. Под конец кампании он стал адъютантом лорда Эдварда Белтама из Скотвел-Хилла и влюбился в его молодую жену леди Мод Белтам. По возвращении в Европу связь Гурна и леди Белтам была разоблачена ее мужем. Когда лорд Белтам собирался выстрелить в леди Белтам, Гурн ударил его молотком и затем задушил. После чего спрятал труп в чемодане… Так началась история одного из самых популярных персонажей ХХ века – зловещего и неуловимого Фантомаса.

ТРУП В ЧЕМОДАНЕ
Восточная Украина. Харьков. 7 августа 1903 года. На железнодорожную станцию, натужно пыхтя и испуская клубы дыма и пара, прибывает скорый поезд № 5 из Москвы. Уставшие и потные от жары служащие станции начинают разгружать багаж. Вскоре в глаза им бросается огромный чемодан, обтянутый парусиной. Привлекал он своим вниманием не столько из-за больших размеров и непомерной тяжести, сколько из-за неимоверного зловония, испускаемого на несколько метров. Как будто в чемодане перевозили тухлое мясо. Железнодорожники положили неприятную посылку подальше и вызвали полицию. Прибывшие стражи порядка в присутствии понятых (которым не позавидуешь!) вскрыли чемодан…
Содержимое повергло всех в шок! В чемодане лежал труп мужчины, шея которого была стянута проволокой. Последующий осмотр тела показал, что несчастному на вид 50 лет, а судя по одежде, принадлежал он торговому сословию. «Задушенный среднего роста, лысый, на бороде, усах и голове волосы рыжеватые с проседью, — сообщалось в полицейском рапорте. – Одет в темно-серые ботинки и пиджак. А на кальсонах метка Я.М. В кармане пиджака найдена записка на имя Якова Матвеева по поводу отправки дегтя». На самом чемодане была обнаружена дорожная багажная квитанция № 730. По ней сыщикам быстро удалось установить, что 6 августа чемодан с трупом прибыл в Москву на сортировочную станцию, а уже оттуда был отправлен дальше по Московско-Курской железной дороге скорым поездом. Ну а отправили ужасающую «посылку» вечером 5 августа из Нижнего Новгорода…
ОБУВЬ НА УПЛАТУ ЗА ПРОЕЗД
Нижегородская губерния в то лето, как обычно, бурлила и кипела. Ведь начало августа — это и массовое паломничество в Саровскую пустынь, и последний, самый оживленный период работы Нижегородской ярмарки. Каждый год тысячи паломников со всей страны наводняли губернию. Кто-то прибывал по железной дороге, кто-то на пароходах, иные и вовсе пешком. Местные власти как могли старались помогать богомольцам. В районе г. Сарова за счет казны заранее возводились временные ночлежные бараки, амбулаторные покои, больницы, водогрейные. По окончании торжеств все это добро подешевке распродавалось на аукционах, а на следующий год строилось заново. Обеспечивали паломников и транспортом. От Казанского вокзала Нижнего Новгорода до Арзамаса ходили специальные богомольческие поезда.
110 лет назад в Саровской пустыни было особенно многолюдно. Ведь в этот год Серафим Саровский был канонизирован и получил статус преподобного, и в честь этого события был освящен храм в его честь. Наплыв народа привел к всевозможным накладкам. Поездов не хватало, и железнодорожники подгоняли к перронам все, что было под рукой, не особо заботясь о комфорте пассажиров. Видимо, полагали, что истинно верующие должны быть аскетами, посему покатаются и в грязных вагонах. «Говоря о «неприличных» паровозиках, грубой прислуге, сопровождающей поезда, и покорных пассажирах, стаскивающих с себя обувь на уплату за проезд, нельзя оставить без внимания самые вагончики, — писал «Нижегородский листок». – Они, загрязненные до последней степени, никогда не моются. На лавки опасно садиться – до того они грязны, в окно трудно рассмотреть какие-нибудь предметы».
Ну а 9 августа на Казанском вокзале произошел и вовсе вопиющий случай. «Перед кассой III класса образовался огромный хвост народу, — рассказывала газета. – Сначала все мирно ждали. Когда началась раздача билетов, стоящие у кассы начали брать билеты для посторонних, а артельщики брали по десятку». В результате в народе, спешащем на паломничество, пошел ропот. Мол, билетов на всех не хватит и придется стоять в очереди до утра. Затем возле кассы началась потасовка. Сначала один христианин, забыв о смирении — главной благодетели христианской, ударил  другого по лицу. А тот, вопреки библейскому учению не противиться злу и обращать ударившему по щеке другую щеку, наподдавал обидчику сдачи. В общем, началась массовая драка. Администрации вокзала в итоге пришлось несколько раз прекращать продажу билетов, и многим верующим, со смирением или без, но так-таки и пришлось стоять у кассы всю ночь.
ПОМЕШАННЫЙ БОГОМОЛЕЦ
Нередко в Саров везли душевнобольных, надеясь, что святые мощи излечат их от недуга. Так, некий тульский купец по фамилии Лялин внезапно помешался. То есть полностью утратил чувство реальности и перестал узнавать родственников. Вызов психиатра на дом ничего не дал, кроме расплывчатого диагноза «помутнение рассудка». Тогда родные решили свозить его в Саровскую пустынь. В долгий путь Лялин отправился под руки со своей матерью и одним из рабочих по фамилии Дудов. Там они водили его по церквям и святым местам, прикладывали лицом к крестам и иконам. Ну а потом вся компания богомольческим поездом вернулась на Казанский вокзал Нижнего Новгорода. На выходе из здания пассажиров всегда поджидала целая толпа извозчиков.
Последние тогда являлись самым распространенным видом городского транспорта. Делились извозчики на две категории. Ломовики в основном занимались перевозкой грузов: воды, продуктов, стройматериалов, нечистот. Поэтому использовали лошадей тяжеловозных пород. Легковые же извозчики на клячах побыстрее перевозили пассажиров. Данный бизнес, как современные такси и грузотакси, естественно, регламентировался правилами и законами, которые столь же естественно и постоянно нарушались. Как раз в начале августа 1903 года нижегородские полицейские провели массовые проверки работы извозчиков. В результате больше 100 человек были привлечены к различным мерам ответственности. Ломовики грубо нарушали правила уличного движения: не соблюдали положенную дистанцию, постоянно выезжали на встречную полосу движения, что было им категорически запрещено ввиду медленной скорости. Легковые извозчики ездили по улицам без положенных номерных знаков, а также в неприличной рваной одежде. Сами транспортные средства – лошади и пролетки – эксплуатировались с многочисленными неисправностями, как сломанные рессоры, порванные сбруи и т.п. Пассажиры постоянно жаловались на извозчиков: мол, гоняются друг с другом, матерно выражаются, резко тормозят и устраивают аварии. В общем, всё как и сейчас.
УБИЙЦЫ — ИЗВОЗЧИКИ?
Бывали, опять же, вопиющие случаи. Поздним августовским вечером легковой извозчик по фамилии Калинин вез с ярмарки в село Гордеевка крестьянина Ивана Юханова. Тот был в изрядном подпитии и охотно сорил деньгами. Все таксисты знают, что пьяный клиент — это потенциально выгодный клиент! Калинин очень торопился, видимо уже мысленно представляя, как одурманенный водкой пассажир достает из кармана звонкую монету. Однако вблизи 2-й Сибирской улицы пролетку сильно тряхнуло на кочке, и Юханов свалился на мостовую. А падают пьяные, как известно, лицом вниз, поэтому голова его оказалась сильно разбита. Тем не менее Калинин попытался втащить клиента обратно в пролетку, дабы довезти-таки до дома. На подмогу ему подоспел случайно оказавшийся поблизости городовой Ерыгин. Когда бесчувственное тело снова оказалось на сидении, полицейский решил, что его надо везти в больницу, но уж никак не домой. Однако Калинин, боясь лишиться премии, настаивал на обратном. В итоге между ними возникла драка, в ходе которой извозчик полоснул стража порядка ножом по горлу… И неудивительно! Как сейчас принято говорить, главное для частного перевозчика — любой ценой срубить побольше денег.
Поэтому, когда «помешанный» купец Лялин качающейся походкой вышел из здания Казанского вокзала, ближайший легковой извозчик, сразу приметив богато одетого клиента, тотчас подскакал к нему. Сопровождающие немного замешкались в толпе, в результате тот по-барски уселся в пролетку и громко крикнул: «Трогай!» Напрасно рабочий Дудов гнался за «такси» и кричал вслед: мол, пассажир душевнобольной. Извозчик только еще быстрее разогнал лошадь и вскоре скрылся вдали. На плашкоутном мосту Дудову удалось разузнать, что хозяин поехал через реку на ярмарку. Где и пропал без вести… Поэтому купец Лялин и стал первым «кандидатом» на тот самый труп в чемодане. Мол, алчные нижегородские извозчики ограбили, убили и отправили медленным ходом в Харьков…
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *