Горьковчанам от дрюковской артели

987

Недавно в Нижнем Новгороде завершилась реконструкция первой очереди улицы Горького. На месте строек были разбиты новые газоны. А вместо подлежащей сносу части парка им. Кулибина городские чиновники обещают разбить новые скверы и клумбы. Многие нижегородцы не верят в «компенсационные посадки», справедливо указывая на тот факт, что новая растительность в центре города почти не приживается. И они недалеки от истины! Первые неудачные попытки озеленить улицу Горького, оказывается, предпринимались еще 80 лет назад.

ЕЩЕ 80 ЛЕТ НАЗАД ГОРОДСКИЕ ВЛАСТИ ПЫТАЛИСЬ ОЗЕЛЕНИТЬ УЛИЦУ ГОРЬКОГО
Уже тогда власти обратили внимание на то, что историческая часть города имеет очень мало зеленых насаждений. И попытались разом решить проблему, насадив вдоль дорог сотни деревьев. Однако затея закончилась полным крахом.
«Некоторые досужие хозяйственники города неоднократно прикладывали свои заботливые руки к насаждению зелени на улицах города, — рассказывала «Горьковская коммуна» в статье «Зеленая улица». – Свердловский райсовет за весеннюю и осеннюю посадку посадил 2400 деревьев, но из них за год уже погибло около 2000. Из более 200 деревьев Краснофлотской улицы остались единицы. По ул. Максима Горького из сотен посаженных лип пошли в рост два-три десятка». Аналогичный «падеж» деревьев наблюдался на ул. Фигнер, Свердлова и других. При этом оказалось, что почва в центральной части города попросту непригодна для буйной растительности!
Сейчас чиновники активно занимаются расширением проезжей части дорог, надеясь таким способом решить транспортные проблемы. А вот чиновники советские, наоборот, занимались их планомерным сужением! Дело в том, что в исторической части Нижнего Новгорода все пространство между домами с давних пор было замощено булыжником. Места для газонов и деревьев практически не было. Хотя никакого интенсивного движения в те времена не наблюдалось. Поэтому в 1933 году городские власти решили убить сразу двух зайцев. При сужении проезжей части ряда улиц появлялась возможность оборудовать вдоль тротуаров газоны с травой, а высвободившийся дефицитный булыжник пустить на мощение дорог на окраинах города. В качестве образца, эталона было решено сделать в Свердловском (ныне Нижегородский)  районе образцово-показательную зеленую улицу. «Зеленая улица будет лабораторией зелени, где инициатива садовников, агрономов, научных работников города найдет себе широкое применение», — рассказывалось в статье «Булыга уступит место газону». Для эксперимента было решено взять улицу Октябрьскую, идущую от ул. Фигнер до ул. Свердлова. Однако, забегая вперед, надо сказать, что никакой «зеленой улицы» так и не вышло…
ТРАМВАЙНАЯ КАТАСТРОФА НА ЗЕЛЕНСКОМ СЪЕЗДЕ
Страшная трамвайная авария произошла в городе Горьком 10 августа. 1933 год стал эпохой бурного развития общественного электротранспорта. Постройка моста через Оку впервые позволила организовать постоянное сообщение между нагорной и заречной частями города. Трамвайные линии соединили все районы, и из любой точки города стало возможно добраться в любое нужное место. Однако не обходилось и без трагических происшествий. По Зеленскому съезду спускался набитый пассажирами вагон с номером А-30. Вслед за ним под горку загромыхал вагон № 52 с тремя прицепами. Причем за «рулем» находился лично заведующий городским вагонным парком Кузьмичев. Последний вез неисправные трамваи в гордеевские ремонтные мастерские. Товарищ, видимо, очень торопился. Ведь каждый вагон был на вес золота, другого пассажирского транспорта в городе еще не было. На середине спуска у ведущего трамвая неожиданно отказали тормоза. Неуправляемый «поезд», разгоняясь, устремился вниз. С грохотом и скрежетом состав вылетел на улицу Маяковского, где предыдущий трамвай 1-го маршрута как раз подъехал к остановке…
В результате страшного удара передняя часть 52-го вагона была практически смята, а прицепленные слетели с рельсов и опрокинулись. Кузьмичев погиб на месте, а его помощник Журов вместе со слесарем Тарасовым вылетели через окна и получили тяжелые травмы. Кроме того, серьезно пострадали четыре пассажира.
«ВЫТРАВИТЬ БРАК!»
При советской власти все стало не буржуйским, а народным: заводы, фабрики, рестораны и кинотеатры. Если раньше товары выпускались, как учил Карл Маркс, для получения прибавочного продукта и набивания карманов капиталистов, то теперь просто для блага трудящихся! Спрос больше не определял предложение, а цена справедливо устанавливалась государственными органами. В общем, сбылась многовековая мечта бедняков. Однако качество выпускавшихся для народа товаров народного же потребления почему-то стало резко хромать. Производители, видимо, считали, что это ж для своих, для пролетариев, они поймут!
«Утильцех «Нефтегаза» выпускает кровати, которые крайне плохо собраны, быстро раскачиваются и разваливаются, — рассказывалось в статье с радикальным названием «Вытравить брак из продукции ширпотреба». — Завод «Красный цинковальщик» очень небрежно приваривает ушки к ведрам, и как только возьмешься за ушко, оно отрывается. Горьковские фабрики «Швейпрома» выпустили во втором квартале большую партию детских платьиц. Платьица по своей длине были рассчитаны на девочек двухлетнего возраста, а по ширине вполне подошли бы десятилетним. Горьковская фабрика «Кожснабсбыта» выпускает сандалии, которые на 3 – 4 день вдребезги разлетаются. Стеклозавод «Мариец» так «тщательно» обрабатывает выпускаемые им стаканы, что как только станешь пить чай из них, то стекло врезается в губы. Дрюковская артель столярно-мебельного союза производит столы, у которых ножки, как правило, шатаются, а крышки обязательно с трещиной. «Кожремутильсоюз», должно быть, опасаясь обвинений в трафарете и шаблоне, делает каждую пару обуви с таким расчетом, чтобы ботинки были разными по размеру и каждый имел свой особый оттенок кожи. Подобными примерами хулиганской бесшабашности по отношению к качеству продукции изобилует практика огромнейшей части и предприятий легкой промышленности, и цехов ширпотреба, и промысловой кооперации».
Причины низкого качества товаров пресса видела вовсе не в разгильдяйстве, а в духе времени, то есть в происках классовых врагов. «Горьковская коммуна» так и писала: «Выработка и сбыт трудящимся брака – одно из проявлений классовой борьбы. И совершенно не случайно то обстоятельство, что наиболее неблагополучно с качеством продукции дело обстоит в тех промартелях, которые сильно засорены классово-чуждым элементом».
ВРАГИ ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ
О здоровье трудящихся заботиться тоже было некогда. 10 – 12 августа в Сормовском Доме культуры, что возле одноименного парка, проходила открытая сессия Горьковского крайсуда над врагами общественного питания. Началась эта неаппетитная история с того, что 12 июля в столовую завода «Красное Сормово» поступила рыба, издававшая сильный запах гнили. Повара и врач Талызина сразу же указали заведующему товарищу с совсем не пролетарской фамилией Новокрещенов на явную непригодность продукта для пищи. Это же подтвердил и проведенный лабораторный анализ рыбы. Несмотря на это, Новокрещенов дал распоряжение готовить из тухлятины пищу для рабочих. Не пропадать же народному добру! Старший санинспектор райздрава Башкевич, проверив получившуюся еду, не возразил против ее употребления трудящимися, и на следующий день рыба поступила в столовую…
Поутру после трудного дня в здравпункт завода десятками потянулись рабочие с жалобами на проблемы с желудком. Кого-то отправили на больничный, кто-то, выпив таблетку, снова отправился к станку. Между тем повар Олейник, вступивший на дежурство, приготовил новую партию пищи из уже разложившейся рыбы. Новокрещенов не возражал, посчитав, что ничего страшного уже не случится. В крайнем случае, работяги запьют несвежую еду водкой и ничего не почувствуют! А не очень башковитый санинспектор Башкевич тоже повторно дал санкцию на реализацию рыбы.
В результате на следующий день по всему заводу можно было наблюдать толпы стонущих рабочих, держащихся за животы. Выпуск продукции был частично дезорганизован. Началось следствие. Обследование столовой выявило не только факты приготовления пищи из тухлятины, но и многие другие безобразия, в том числе использование неочищенной воды, полнейшую антисанитарию и т.п. Новокрещенов, Башкевич, Олейник и лаборант Милославов были арестованы. Следствие, длившееся всего месяц, полностью подтвердило виновность отравителей рабочих. Судебный процесс тоже был недолгим.
«В течение нескольких часов пролетарскому суду при больших трудностях, в обстановке препирательства удается распутать сложный клубок безобразий, творившихся в общественной столовой, –  писала пресса. – Суд над врагами общественного питания – суровый урок. Он показывает, что на этом участке слаба большевистская бдительность». Приговор тоже был  по-пролетарски суров. Заведующий получил 5 лет лишения свободы, повар Олейник — 3 года, двое других подсудимых были приговорены к исправительным работам. Неудивительно, что после такого отношения рабочие гнали сплошной брак!
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *