Пустынь: газ заказнику не помеха

Нам давно говорили, что если вы не видели Пустынских озер в Арзамасском районе, то вы не видели ничего. После майского заседания Законодательного собрания Нижегородской области, где упоминались село Пустынь и прилегающие красоты, мы решили посетить эти уникальные места. Что же мешает природе, а что мешает жителям села? Можно ли найти решения, которые помогут сохранить озера и выжить селянам?

Рабочая группа на областном уровне
На майском заседании Законодательного собрания Нижегородской области руководитель фракции ЛДПР Михаил Шатилов зачитал обращение жителей села Пустынь и деревни Меньщиково Арзамасского района по вопросу газификации их населенных пунктов. Вот этот текст: «Право жителей на проживание в благоустроенных жилищах глубоко нарушается. На протяжении шестнадцати лет жителям обещают провести газификацию, предлагалось даже учредить для этого соответствующий кооператив. В сегодняшних условиях, когда действуют федеральные программы газификации сел, люди столкнулись с неожиданными для них проблемами. В данном случае отвод земель под газопровод не согласовывает министр природных ресурсов и экологии Нижегородской области. В ответ мы, жители указанных населенных пунктов, по сути получили отписку от министерства экологии, в которой весь отказ сводится к наличию на пути газопровода Пустынского биологического (охотничьего) заказника. Есть лишь благое пожелание министерства ввести положительные условия, которые когда-то в будущем времени позволят газифицировать наши дома. Ни слова о сроках, о конкретных путях решения данной проблемы. Это говорит о нежелании министерства заниматься нуждами и проблемами жителей Нижегородской области». Далее Шатилов заявил, что 15-18 мая проходил международный форум «Великие реки», где поднимался вопрос о создании рабочей группы по Пустынскому заказнику. Чтобы рабочая группа рассмотрела вопрос еще и по газификации именно села Пустынь и деревни Меньщиково.
Депутаты уточнили, что в селе Пустынь 550 домов, при этом оно находится в 75 км от Нижнего Новгорода, а губернатор говорил, что практически 80-90 процентов области газифицировано. За последние 10 лет жители села Пустынь два раза собирали деньги на газификацию. Несколько депутатов ЗСНО дважды писали письма в Нижегородоблгаз. Но результата нет. Последовало приглашение: те депутаты, которые занимаются экологией, могут приехать на место, посмотреть, что там такое: тема актуальная.
В ответ была высказана реплика о том, что у ряда депутатов в округах есть десятки сел, где нет газа. Мол, и что? Можно выходить в ЗСНО с постановкой вопроса об их газификации вот в таком порядке и решать проблему? Что это за форма обращения, чтобы провести газ в один из населенных пунктов?
Руководитель фракции Шатилов пояснил: «Вы не поняли. Было обращение людей из 550 домов. Создана рабочая группа именно по этому заказнику. И вопрос газификации связан с заказником. Я прошу одно: чтобы рабочая группа разобралась. Она будет разбираться как раз с заказником. Почему население, где больше половины – бабушки старше 70 лет, до сих пор топит дровами? Еще раз повторю: создана рабочая группа».
Депутат Роман Кабешев добавил, что «речь в первую очередь идет не о газе, а о том, что 20 лет Пустынским заказником и всей этой территорией никто не занимается. Оценка тут министерству экологии дана, и я ее полностью поддерживаю. И в этой связи как снежный ком накопились вот эти проблемы. И там не только газ, там много вопросов. Я депутат от Арзамасского округа. Обращения инициированы мной и другими депутатами. Действительно, было заседание комитета, и на нем создана рабочая группа для комплексного рассмотрения всех проблем».
Документы рабочей группы станут предметом обсуждения на заседании Законодательного собрания области.
у людей уже нет веры
В связи с острой постановкой вопроса по заказнику и развернувшейся дискуссией, мы выехали в село Пустынь. Встречались с жителями села.
И как везде в российской глубинке, народ охотно делится своими проблемами, тяготами и невзгодами. Лейтмотивом стоит вопрос о газификации села. В большинстве случаев люди возмущены нежеланием вести к ним природный газ. Высказывают, по-обывательски, самые разнообразные причины, по которым не дают провести газ, виня во всех грехах чиновников. Разбираться в тонкостях политических причин у людей уже нет сил. У них уже нет веры. Действительно, уже два раза им обещали дать голубое топливо в их дома, и два раза испытали горькое чувство разочарования и обиды, что им приходится жить «по старинке».
«Мы люди работящие и не сутяжные. Работаем, как и где можем», — слышно с околицы. Только работы уже почти не осталось. Колхоз, который в советское время был одним из богатейших в Арзамасском районе, который многим построил в этом селе жилье и за свой счет провел асфальтовые дороги в Пустынь и Меньщиково, давно уж обанкротился. Работы нет. За ней надо ехать в «город» — это Арзамас или Нижний Новгород. Из всего «бизнеса» видно только небольшие сельмаги, жизнь в которых оживает лишь при летнем наплыве искателей красот Пустынских озер, и пилораму, которая всех работой не обеспечит. Разведением скотины в селе не займешься – газа нет, ни сварить еды животинке, ни обогреть молодняк. В сельский клуб не войдешь – так промерз с зимы, что даже летом не отогревается, углем ведь топят, а такую махину разве прогреешь? А все почему? Котельную закрыли – нерентабельно углем топить. Опять же из-за отсутствия нормальных условий жизни молодые семьи уезжают из села. Закрылся садик, от школы на 140 мест отказались, столовую и сельсовет закрыли. А это не только показатели количества жителей, это, в первую очередь, рабочие места, а значит, развитие села. Чем заниматься местному жителю, неясно. Деревни потому и вымирают, что условий для жизни и работы на местах нет, и к сожалению, не предвидится.
Особенно бросаются в глаза огромные поленницы дров возле домов. По ним можно сразу отличить дачника от коренного пустынца. Дрова – единственный вид топлива, доступный местному жителю. Селяне покупают по три машины дров – 15-18 кубов. Платят по 6 тысяч рублей за машину, а их еще надо напилить, наколоть и просушить. Вот и жизнь течет в селе от зимы к зиме. Как тут не вспомнить знаменитую рекламу нашего газового монополиста, который продает газ не только в Европе, но и в Китай и Монголию. А бабушка с натруженными руками, обтерев их о полы своего поношенного сарафана, спрашивает: «А нам, сынок, когда нам дадут газ? Дожить бы».
Со всей очевидностью можно сказать, что газификация этого села и в целом всей деревни есть суть сохранения жизни русской деревни. Без современной инфраструктуры – а это газ, электричество и дороги – ни один производитель не придет в село строить свое дело, а местному жителю будет невозможно вытянуть производство в буквальном смысле из грязи и тьмы.
Что же мешает провести газопровод в эти конкретные населенные пункты?
Газификация в плюс, а не в минус
Так уж сложилось еще при советской власти, что село Пустынь и деревню Меньщиково включили в территорию Пустынского заказника. И никто этого особо не замечал, так как в повседневной жизни это никак не мешало. Еще в 80-х годах построили дороги и мосты, работал колхоз, село прирастало новыми домами молодых специалистов. В следующие двадцать лет сельское хозяйство сошло на нет. Никакое мало-мальски серьезное дело в селе вести невозможно – условий нет. Ситуацию немного спасли наметившийся рост потока туристов на озера и спрос дачников на дома в селе. Стали появляться люди, заинтересованные в сохранении и развитии села. Недавно глава Чернухинского сельсовета, куда входят Пустынь и Меньщиково, объявил, что газ могут провести в село. Да не тут-то было. Оказывается, заказник, что открыли тут тридцать лет назад, не дает этого сделать. Положение о заказнике запрещает новое строительство. В этот пункт Положения и упирается газификация Пустыни.
Но жители уверены, что это реально не то препятствие, которое нельзя преодолеть. Дети коренных жителей села раскопали в Интернете, что в других заказниках, в том числе государственных, разрешается проводить через охраняемые территории коммуникации, в том числе газ, электричество. Газопровод пройдет по заказнику, позади Пустыни, всего 300 метров. И что самое интересное, трасса должна пройти вдоль существующей автодороги и мимо нефтепровода, который является одновременно границей заказника. Этот газопровод ничего в нем не нарушит, так как на его пути ничего природоохранного просто нет. В этих местах неудобица, овраг, дорога и нефтепровод. И вдруг газификация из-за этого тормознулась? Это неправильно. При этом речь пока идет только о возможности, о проекте газопровода, а не о строительстве.
Есть субъективистская точка зрения где-то в верхах, что Пустынь – село богатое, народ денежный, можно газифицировать село, но за счет «дачников». Если бы министр природных ресурсов и экологии побывал в Пустыни, то объективные, формальные препятствия к газификации были бы сняты. Но министр за два года работы так и не побывал в таком уникальном с экологической точки зрения месте.
Если же говорить о вреде, который наносится заказнику, то это движение транспорта. А оно открыто тут много лет. В пятницу летом сотни машин проезжают через село. Газификация особо ничего не убавит и не прибавит в ущербе заказнику от деятельности человека.
Если ставка делается на вытеснение людей с территории заказника, то в Пустыни этот вариант точно не пройдет. Тут недавно построили церковь, два года местные и дачники финансировали школу, чтобы ее не закрыли. Внутри села строят дороги. Здесь сила сопротивления вытеснению людей очень мощная. Поэтому надо создать цивилизованные условия для жизни селян.
Вот и получается замкнутый круг. Нет газа – не будет села. До ликвидации деревни осталось полшага. Вопрос газификации министерством ставится, к сожалению, формально, а надо смотреть реально, потому что иначе в этом видятся преступные действия, направленные на уничтожение сельского жителя. Позиция людей в ответ на это формулируется просто: газ нужен! Жители села нам говорят: заказник предполагает ограничение деятельности человека, а не ухудшение его жизненных условий. Поэтому газ даст больше плюсов, а не минусов.
Вот такие трудности создаются жителям Пустыни. При этом заказник здесь во многом только на словах, как правильно говорили депутаты Законодательного собрания области. Тут накопился снежный ком проблем. Посмотрим, что предложит рабочая группа ЗСНО по Пустыни!
Виктор ДЕМЕНЕВ

 

 

Запись опубликована в рубрике Социум. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *