CИЛА НАЧАЛЬСТВЕННОЙ ДРУЖБЫ

674

Несмотря на поздний час, кто-то заметил, как автомобиль заместителя главы администрации с номерами ААА сбил женщину…

В последнее время все чаще складывается впечатление, что страна наша живет сразу в двух реальностях. Которые строго градируются по кастам. Одни законы и понятия — для «простолюдинов». И совсем другие — для «слуг народа», возомнивших себя барами. Вот пожалуйста, свежий пример.
Темной ночью ехал по родному городу Саров замглавы тамошней администрации Вячеслав Крючков (на фото). Ну, тот, что возглавляет в закрытом городе департамент организационных вопросов и контроля. Не знаю, как уж в его хозяйстве обстоят дела с организацией и контролем, но себя господин Крючков в ту полночь контролировал чуть меньше, чем никак. В результате не заметил женщину, переходившую проезжую часть на улице Железнодорожной. Та, похоже, не знала водительского правила о том, что пешеход «всегда прав, пока жив», и смело ступила на шоссе по зебре пешеходного перехода. От удара бампером несчастная отлетела, словно кегля, в кювет. Вячеслав же, вместо того, чтобы остановиться и попытаться помочь, поступил абсолютно не по-людски. Он попросту испугался за собственную шкурку и даванул педаль газа. Отъехав на несколько километров, Крючков немного успокоился и попытался обмозговать ситуацию.
Несмотря на поздний час, кто-то видел, как автомобиль заместителя главы администрации с номерами ААА сбил женщину: вслед сбегающему с места ДТП водителю неслись крики и проклятия. Нужно было что-то делать. Тогда Вячеслав с мобильного позвонил приятелю. А поскольку сам Крючков был дяденькой непростым, то и в корешах у него ходили не приемщики стеклотары, а такие люди, как начальник саровской ГИБДД Василий Шмыров. Подняв последнего среди ночи, Вячеслав изложил проблему и попросил как-то урегулировать ее. В принципе, единственным верным дружеским советом со стороны Шмырова мог быть только один: вернуться на место происшествия, оказать первую помощь потерпевшей, вызвать докторов и полицию. В этом случае можно отделаться штрафом и лишением прав. Бегство же с места ДТП — это срок. Правда, с одной оговоркой: для обычных людей. Но поскольку замглавы — человек необычный и оставаться без прав ему никак нельзя, то Шмыров поступил не как положено, а как принято. Он успокоил истерящего в телефон приятеля и велел ему ехать домой прятаться под одеялом: там не найдут, да и искать не станут. Затем развил бурную деятельность. Позвонив на службу, узнал, что очевидцы аварии действительно были. Они позвонили в полицию и «Скорую помощь», на место ДТП уже выехали экипаж ДПС и дознаватель с экспертом. Пострадавшую же в тяжелом состоянии госпитализировали в клиническую больницу №50.
Словом, механизм уже закрутился, и останавливать его надо было немедленно. Причем с большим риском для самого Шмырова, поскольку другого пути, кроме прямого начальственного давления на подчиненных, уже не было. Но, видимо, очень дорожил начальник саровской ГИБДД дружбой с Крючковым. Среди ночи высокопоставленный чиновник лично выехал на место ДТП. Дознавателя, эксперта и патрульных Шмыров попросту разогнал. Запретил фиксировать какие-либо следы аварии и вообще вспоминать впредь, что они сюда выезжали. Затем отправился в дежурную часть и прямо приказал дежурному офицеру уничтожить записи о ДТП из КУСПа (книги учета происшествий). Выполняя заведомо преступный приказ начальника, полицейский составил рапорт о том, что потерпевшая (эх, жаль, что живая осталась!) ни под какую машину не попадала, а переломала кости и получила мозговой сотряс попросту подвернув каблук и упав с тротуара...
Следующим пунктом маршрута Шмырова стала та самая больница, куда увезли сбитую его друганом женщину. К сожалению, та не пришла в сознание, и убедить ее в том, что она чуть не отправилась на тот свет только по вине собственного каблука, не представлялось возможным. Однако это не стало большой проблемой просто потому, что заместитель главного врача 50-ой больницы очень уважал господина Шмырова как человека и главного дорожного полицейского. Потому доктор распорядился уничтожить все записи об осмотре потерпевшей и вообще о ее поступлении в больницу, наказав выпроводить ее за пределы клиники, как только та придет в себя и сможет доковылять до дома.
Пожалуй, дело могло и выгореть, не прояви господа начальники такого показного пренебрежения к простым людям. Казалось бы (уж простите за цинизм), приди чисто по-человечески тот же Крючков в больницу к изувеченной им женщине, извинись, обеспечь лечение по высшему классу, дай денег за моральный ущерб, и та не стала бы бегать по инстанциям, баламутя прокуроров и полицейское управление собственной безопасности. Ан нет, и тут проявилась мелочность чиновничьей душонки. Крючков о потерпевшей попросту забыл, будучи погруженным по уши в дела государственные и архиважные. А вот женщина Крючкова не забыла. Много в ней обиды накопилось. И за то, что сбил на машине, как собачонку какую беспризорную, и в канаве умирать оставил. И за то, что недолеченную за порог больницы чуть ли не силой выкинули. Все обиды эти переплавились в сформулированный еще Достоевским вопрос: «Тварь я дрожащая или право имею?!»
С топором, правда, дамочка в приемную к Крючкову не пошла. Она двинула в прокуратуру. Там гражданке не сильно обрадовались, ибо прокуроры тоже люди и автомобилисты, а портить отношения с начальником ГИБДД и заместителем главы администрации — это неприятней, чем писать против ветра. Но из областной прокуратуры и областного же УСБ (которым полицейский офицер и чинуша провинциального Сарова не столь сердечно близки) пришли настойчивые рекомендации с данным делом разобраться по всей строгости. Сравнив силу ветров и решив, что со стороны областного центра его порывы куда опасней, саровские прокуроры повернулись, так сказать, лицом к Шмырову и Крючкову. В общем, была какая-то надежда, что дело удастся свести на нет. Такое случается иногда. При правильном подходе к потерпевшему и свидетелям. Когда первый вдруг уже ничего не хочет, а вторые ни бельмеса не помнят. Но тут это не прокатило. Сбитая Крючковым гражданка замиряться со своими обидчиками не хотела, хоть тресни те напополам и вдребезги. Сотрудники же ГИБДД, тот самый эксперт, дознаватель, оперативный дежурный и выезжавшие на место патрульные, прекрасно понимали, что, начни они выгораживать шефа, почти со стопроцентной гарантией окажутся на скамье подсудимых. Ведь Шмырову ничего не стоит остаться белым и пушистым, заявив, что он в ту ночь спокойно спал у жены под боком и даже во сне не видел, как его подчиненные с документами по собственной инициативе шельмуют. Оттого на допросах полицейские как один твердили в протокол, что действовали не только с ведома начальника, но и по его прямым приказаниям. Да и, что греха таить, не всем ребятам из саровской ДПС было по душе выполнять такие приказы. Другое дело, что все ж таки исполняли...
Чуть дольше упрямился заместитель главного врача. Но и он, после намека на перспективу принудительной экскурсии по лучшим лесоповалам родного края, стал давать показания против Шмырова.
В общем, уголовное дело против начальника саровской ГИБДД покатилось к судебной перспективе как по маслу. А вот в самом суде начались такие фокусы, что Акопян с Кио нервно курят под лестницей.
Вот сами подумайте. Если по закону, то судить-то кучу народа надо. Во-первых, Крючкова — за то, что человека сбил, за то, что с места аварии сбежал трусливо, как кутенок напроказивший. Во-вторых, Шмырова — за злоупотребление служебным положением, за активное сокрытие следов совершенного преступления, за должностной подлог. В-третьих, горе-доктора, оперативного дежурного, дознавателя, патрульных — опять же за сокрытие и подлог. Все эти обвинения подразумевают РЕАЛЬНЫЕ сроки лишения свободы. Разве что полицейским, как людям подневольным, можно было бы «условку» дать или штрафом ограничиться. Но это, повторюсь, если по закону. А по «понятиям для своих да наших» совсем иначе получается. Судили только Шмырова. И покарали. Аж штрафом в размере 60 тысяч рублей. «А что с Крючковым?» — спросит пытливый читатель. С ним все хорошо. Как работал замом городской головы, так и работает! Продолжает все подряд организовывать и контролировать.
Вот такая история без хэппи-энда.
Александр КОБЕЗСКИЙ

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: CИЛА НАЧАЛЬСТВЕННОЙ ДРУЖБЫ

  1. Алексей говорит:

    Хорошо, что женщина жива осталась и вроде как не инвалид. А этих крыс чиновничьих судьба накажет. И очень жестоко. Видимо забываются уроки истории, которые периодически повторяются...

  2. Семен говорит:

    А чиновники в самом деле считают себя высшей кастой и искренне думают, что любое их действие в интересах народа. Такая вот чиновничья шизофрения. Ладно хоть не сажают несогласных с таким их правом. Хотя кто знает?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *