Борис Каневский: председатель был занят поиском схем!

В предыдущем номере «ЛС» мы рассказали о том, что бывшего председателя Нижегородского областного суда Бориса Каневского обязали вернуть квартиру, незаконно отчужденную у государства. Факт заставил задуматься еще и об этической стороне вопроса: а насколько вообще можно рассчитывать на беспристрастность и справедливость Фемиды в условиях, когда человек, которому государство доверило олицетворять и вершить закон в регионе, зная о несовершенстве законодательства, не пытается его устранить, а изыскивает «лазейки» в собственных корыстных интересах?

«Сирота саратовская»
11 октября 2005 года Борис Каневский Указом Президента РФ был назначен на должность председателя Нижегородского областного суда на 6 лет. В наш регион служитель Фемиды прибыл из города Саратова. Сразу же встал вопрос, где ему проживать: из Саратовской области каждый день ездить на работу в столицу ПФО долго и утомительно. В принципе, зарплата судейских работников, тем более такого уровня, позволяет легко купить, а тем более снять квартиру в пятнадцати минутах ходьбы от места службы. Но личных денег всегда жалко, когда имеется возможность расплатиться чужими. Чтобы почувствовать себя настоящим нижегородцем, Каневскому непременно потребовалось получить государственное жилье.
Председателю охотно пошли навстречу. Уже 21 ноября того же года саратовского эмиссара признали нуждающимся в обеспечении жилой площадью. Причем под номером «1». Первоочередником Каневский был признан по причине отсутствия конкурентов. Согласно протоколу заседания жилищной комиссии Нижегородского областного суда от 21 ноября 2005 года, «Каневский Б.С. признан нуждающимся в обеспечении жилой площадью под №1 в связи с тем, что иных судей в очереди в Нижегородском областном суде не имелось». Читать такое более чем странно, поскольку еще 1 сентября 2005 года на очереди на улучшение жилищных условий числились 15 рядовых судей областного суда! А что же с этими людьми? Неужели за 2 месяца их всех обеспечили квартирами? Или, дабы ублажить нового начальника, судейские работники организованно отказались от жилищных претензий? А может, на время проведения жилищной комиссии о существовании конкурентов Каневского попросту предпочли забыть?..
В любом случае, это было явным нарушением очередности. Однако то была не единственная, да и не главная причина, по которой Борис Каневский не мог претендовать на получение квартиры за счет государства.
Оказывается, на момент постановки на учет нуждающихся в жилье, Каневский являлся владельцем четырехкомнатной квартиры в Саратове общей площадью 93,9 квадратных метра! А ведь государство обязано обеспечивать недвижимостью людей, которые таковой не имеют совсем. А тут у человека целые хоромы! С какой стати делать ему щедрые подарки за счет бюджетных средств? Ведь квартиру в Саратове всегда можно обменять (продать-купить) на жилье в Нижнем Новгороде. Оба города – областные центры. И расценки на жилье почти идентичные.
Но Каневский пошел иным путем. Он предпочел развестись с женой, которой отошла половина квартиры. А на свою долю жилья щедрый отец подписал дарственную трем дочерям, тем самым оставшись реально без «кола и двора». Словом, ухудшил собственные жилищные условия. Только сделано это было все «постфактум» в 2007 году. Уже после того как Каневский встал в очередь на жилье в Нижнем Новгороде. То есть закон и в этом плане хитренько так обошли.
Как только Каневский уладил семейные дела в Саратове, превратив тем самым себя в «бездомного», в 2008 году Нижегородскому областному суду выделяется 12 миллионов рублей на приобретение жилья. Выделяется фактически под одного человека – под Бориса Сергеевича Каневского. 27 мая того же года по госконтракту облсуд покупает у компании ООО «Волгожилстрой-НН» четырехкомнатную квартиру № 65 в доме 21 по улице Фрунзе общей площадью 145,7 (!) квадратных метра с лоджией и балконом. И это всё на одного человека!
20 июня того же года квартира стоимостью 12 миллионов целковых принята по акту приема-передачи. А 20 января в ней закончена внутренняя отделка (стоимостью еще 10 миллионов), и Каневский, до того «ютившийся» в особняке на улице Агрономической (Советский район), смог наконец справить новоселье в более близком к Нижегородскому кремлю месте.
Причем любопытно, что в г. Саратове Борис Каневский с многодетной семьей жил в квартире площадью значительно меньшей, чем хоромы, в которые он переехал, став «одиноким мужчиной». Поскольку дочери и бывшая супруга остались в Саратове…
Правда, от одиночества Каневский страдал недолго. Впоследствии он прописал в квартире на ул. Фрунзе, 21 еще четырех человек: своих дочерей Марию и Екатерину-Эстер, а также неких Светлану и Максима Андреевых.
«Кручу, верчу, заморочить всех хочу»
Однако переезд и новоселье были только началом пути к отчуждению государственного жилья.
Далее случилось самое интересное. 30 января и.о. председателя Нижегородского областного суда Василий Филлипович Попов (Каневский на тот момент удалился в отпуск, видимо, чтобы лучше новоселье отпраздновать) заключает с отсутствующим шефом договор найма квартиры, которая передается нанимателю в бессрочное владение и пользование. 25 августа на основании договора квартира в порядке приватизации передана в собственность Каневского, а 15 сентября за ним зарегистрировано право собственности на жилье.
Вообще-то, согласно постановлению Правительства РФ от 21 марта 2008 года № 192, квартиру на улице Фрунзе, д. 21, Нижегородский областной суд мог отдать в социальный найм председателю, только если та была отнесена к так называемому специализированному жилому фонду. То есть официально признана ведомственной. Но этого сделано не было.
Более того, закон «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» устанавливает запрет на отчуждение жилых помещений при отсутствии согласия их собственника. Квартира на улице Фрунзе на момент приватизации, хоть и находилась в оперативном управлении Нижегородского областного суда, все еще числилась собственностью Росимущества. А собственник согласия на приватизацию не давал.
Но тогда встает вопрос: если при отчуждении квартиры имелись столь явные и прямые нарушения закона, как сделка вообще могла пройти все необходимые юридические процедуры? Что, в Нижегородской области все слепые были? Отнюдь! Просто здесь-то и сыграло роль виртуозное умение изыскивать лазейки в нормативно-правовой базе, которое продемонстрировали высшие должностные лица нижегородской Фемиды.
Это была многоходовка. 21 января 2009 года Борис Каневский направил в адрес территориального управления Росимущества в Нижегородской области обращение об осуществлении процедуры включения квартиры на улице Фрунзе в специализированный жилищный фонд и заключении договора найма. Через 5 дней ему приходит ответ, из которого следует, что «порядок отнесения жилых помещений к категории специализированного жилищного фонда определен в Правилах отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду, утвержденных Постановлением Правительства РФ № 42 от 26 января 2006 года. Однако федеральный орган исполнительной власти, к компетенции которого относятся полномочия по отнесению жилых помещений к специализированному жилищному фонду, отсутствует, и территориальное управление также не наделено такими полномочиями. Вместе с тем территориальное управление считает возможным поручить Нижегородскому областному суду заключить договор найма специализированного жилого помещения с его работником после отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду в установленном законом порядке». В Нижегородском облсуде это расценили примерно так: мол, поступайте с квартирой как хотите, а если что, все риски – за ваш счет. И на основании ст. 6 Закона РФ от 4 июля 1991 года «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», по которому передача жилых помещений в собственность граждан может осуществляться титульными владельцами, которым передан в оперативное управление жилищный фонд (при этом согласия собственников не требуется), квартира была благополучно приватизирована Каневским. Правда, при этом были нарушены нормы закона «О статусе судей в Российской Федерации», который регламентирует безвозмездную передачу им в собственность жилья. Но тут законы вступают друг с другом в некоторое противоречие. Правовая база в силу своей неопределенности создает возможность неосновательного расширения компетенции Правительства РФ и снижения уровня гарантий материального обеспечения судей. То есть трактовать законы можно двояко. Нижегородский областной суд в нашем случае встал на сторону интересов тогдашнего председателя, в ущерб интересам государства. Это было неправильно. Но на тот момент решение кто-то хитро «подбил» под юридически грамотное.
Много позже было доказано, что сам по себе ответ территориального управления не являлся основанием к тому, чтобы Нижегородский областной суд самостоятельно, по своему усмотрению, распорядился находящимся в оперативном управлении имуществом, являющимся федеральной собственностью. Такими полномочиями в силу приведенных выше положений закона он наделен не был. Но до этого момента прошло четыре года.
Сколько веревочке ни виться...
Собственно, первоистоком эпопеи с изъятием у Бориса Каневского четырехкомнатной квартиры послужил акт Счетной палаты России от 21 января 2012 года по результатам проверки использования средств федерального бюджета. Она выявила нарушения, допущенные при передаче государственного жилья Борису Каневскому. Делом заинтересовалась прокуратура. Проверка установила, что квартира Каневским получена незаконно, сам он злоупотребил полномочиями руководителя, а действия жилищной комиссии облсуда подлежат служебному разбирательству.
Далее уже Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Нижегородской области вышло с судебным иском о возврате в госсобственность незаконно отчужденной Каневским квартиры.
Судебное разбирательство проходило на нейтральной территории — в городе Костроме.
Стоит отметить, что Каневский до последней капли крови отстаивал «непосильным трудом» нажитую в Нижнем недвижимость. В ход шли всевозможные юридические уловки. И ответчикам даже удалось добиться своего. 19 декабря прошлого года Дмитриевский районный суд оставил без удовлетворения требования территориального управления Росимущества. Причиной вердикта послужило то, что якобы были пропущены процессуальные сроки. Мол, дело было в 2008—2009 годах, а иск был подан только 3-4 года спустя.
Однако радость ответчиков оказалась преждевременной. На решение районного суда были поданы апелляции. Причем не только от Росимущества, но и от председателя Нижегородского облсуда Анатолия Бондара. Который, к его чести, не стал выгораживать предшественника.
В ходе заседания коллегии Костромского облсуда выяснилось, что об истечении сроков давности здесь говорить не приходится. Поскольку в данном случае они ведут отсчет с момента, когда собственник узнал об отчуждении у него имущества. А в теруправлении Росимущества о незаконной приватизации квартиры узнали только в 2012 году из акта Счетной палаты.
В итоге принято новое решение по делу. Квартиру суд постановил возвратить государству, а Бориса Каневского вместе с «сожителями» решительно выселить.
Это просто позор какой-то!
Конечно, бомжом бывший председатель облсуда точно не останется. Но дело уже не в этом. Тень брошена на всю судебную систему Нижегородской области. Комбинацию с «прихватизацией» государственной квартиры Каневский в одиночку явно не мог провернуть. Ему помогли, подыскивая схемы. Скорее всего, в этом преуспел заслуженный юрист России Василий Филиппович Попов, который и подписал договор найма как должностное лицо облсуда. Может, были и другие люди. Словом, судейский аппарат региона был всецело увлечен подбором «законно-мошеннических» схем под улучшение жилищных условий председателя. Интересно одно: оставались ли у служителей Фемиды время, силы, а главное, желание, вершить действительно праведный суд в отношении граждан-нижегородцев? Ответ, думается, очевиден…
Ефим БРИККЕНГОЛЬЦ

Запись опубликована в рубрике Скандал недели. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Борис Каневский: председатель был занят поиском схем!

  1. Александр Бухарец говорит:

    А в этом гав&яном «наследии Демидова-Максименкова» давно пора поменять вывеску и слово «прокуратура» заменить на «прокураДУРА»! Полудневич, Шахнавазов..., куда ни глянь — одна дрянь! В общем от глистов вреда меньше ...

  2. Фемида говорит:

    Каневский для проворачивания своих преступных схем полностью «лег» под прокурорских, которые за молчание протаскивали в Нижегородском облсуде свои «заказные» дела. Так с подачи Полудневича С.Я. в 2008 году Каневский дал указание судье Мазурук нарушить порядок подбора присяжных заседателей и законные методы работы с ними. В результате этого был незаконно осужден на 4 года Горшков А.Ф. И несмотря на то, что люди, давшие против Горшкова заведомо ложные показания, давно от них отказались и сами сидят в тюрьме, Полудневич продолжает блокировать вопрос о пересмотре этого незаконного и преступного приговора. Так что дело Каневского-Полудневича-Мазурук продолжается в указанном и других делах!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *