Демон из «высшего общества»

 

Нижегородке Наталье Трапезниковой, «Мисс вуз-2008», как и еще минимум трем девушкам, убийца не дал ни единого шанса…

Столичная гламурная тусовка до сих пор никак не отойдет от шока после задержания полицией 42-летнего уроженца Тбилиси (однако армянина по национальности) Григория Мартиросяна. Мало того, что позиционировавший себя как «Верховный белый маг» мужичок оказался маньяком и серийным убийцей богемных девиц. В ходе следствия выплыли настолько мерзкие подробности, что после придания им публичности многих бывших клиенток Мартиросяна на публике встречают многозначительными ухмылками и двусмысленными фразами. По этой причине по крайней мере семь девушек, певиц и манекенщиц, вынуждены были оставить свою работу и уехать из столицы. Других после огласки позорища оставили мужья. Но им повезло: они остались живы. А нижегородке Наталье Трапезниковой, которая победила в конкурсе красоты «Мисс вуз-2008», как и еще минимум трем девушкам, убийца не дал ни единого шанса.
При жизни Наташа была очень везучим человеком. Как знать, может, судьба спешила выдать ей авансом все те радости и успехи, которых другие добиваются в течение всей своей среднестатистической человеческой жизни? Школа с золотой медалью, легкое поступление в институт на бюджетное отделение. Редко такое бывает, но у Натальи интеллект вполне уживался с красотой. Когда на конкурсе «Мисс вуз-2008» она вышла в финал, никто не сомневался, что корона победительницы достанется нижегородской студентке: по результатам интернет-голосования Трапезникова лидировала с огромным отрывом от соперниц.
Практически сразу после победы в конкурсе посыпались предложения от известных брендов. Наталья представляла компании «Орифлейм», «Дизель», снималась для журнала «Максим». Впрочем, основной доход получала от съемок в рекламе нижнего белья. В этой сфере модельного бизнеса есть своя специфика. Если на других фотосессиях или на подиуме модель может с помощью одежды «задрапировать» недостатки фигуры, то у «бельевых девушек» все на виду. То есть тело должно быть идеальным. А таких моделей по пальцам пересчитать. Оттого и платят им очень хорошие деньги. Наталья, например, за пару лет смогла скопить денег на квартиру на Красной Пресне, обставить ее, купить хорошую машину. «Карманные» же деньги позволяли ни в чем себе не отказывать. Хоть в поездке на экзотические острова, хоть в «дорожке» кокаина перед очередной мажорной вечеринкой. Возможно, эта легкость бытия и привела ее к гибели.
Началось всё с нескольких, казалось бы, не связанных между собой событий. Сначала – ряд смертей гламурных барышень из круга, в котором вращалась Наталья. Подругу и коллегу нижегородской модели, Марию Агаркову, и ее маму, известную столичную художницу, обнаружили мертвыми в их собственной квартире. Рядом валялись использованные шприцы, на прикроватном столике был рассыпан кокаин. Удивились даже бывалые эксперты: это какими же надо быть идиотками, чтобы вколоть синтетический наркотик себе в вену и кокаином занюхать?! Шансов выжить у матери с дочерью было чуть меньше, чем нисколько. Однако приехавший по звонку следователя бывший муж Агарковой-старшей уверенно заявил, что из квартиры пропали дорогие золотые украшения, коллекция драгоценных камней и крупная сумма денег из домашнего сейфа. Уже на следующий день был задержан гражданин Белоруссии Игорь Л., работавший стриптизером в одном из московских VIP-клубов и приходившийся то ли любовником, то ли сожителем обеим Агарковым. Точнее, у одной он числился в сожителях, у другой в любовниках. Кому и кем конкретно доводился, следователь, у которой в мозгу начали рваться все шаблоны, выяснять не стала. Просто закрыла «казанову-надомника» в камеру. Однако Игорь твердил, что ни в чем не виноват, обыск у него на съемной квартире ничего не дал.
Вдобавок, пока он сидел под замком, приключилась новая беда. Похожим образом погибла Ирина Е. (фамилию называть не станем, поскольку на момент смерти ей еще не исполнилось 18 лет). Несмотря на довольно юный возраст, девушка уже снималась в кино, на телевизионных шоу и фактически вела самостоятельную жизнь, отдалившись от не очень благополучных родителей. Тело Ирины нашел, вернувшись домой, ее друг. Всё в точности повторяло обстоятельства гибели Агарковых: использованный шприц, остатки кокаина, пропажа большой суммы денег и ценных вещей. При этом друг погибшей признавал, что Ира иногда «баловалась» кокаином или «травкой», но утверждал, что к другим наркотикам никогда не притрагивалась.
Все эти странные смерти активно обсуждались в кругу друзей Наташи Трапезниковой. Вместе со всеми удивлялся и сопереживал некто Григорий Мартиросян. Почему-то никто из тусовки не обратил внимания на то, что люди из их компании стали уходить на тот свет именно после появления этого жизнерадостного и остроумного кавказца. Может быть, сыграло свою роль то, что Григорий был вдвое старше почти каждого в «тусе» «золотой молодежи». У многих ребят и девчат были не самые лучшие отношения с собственными родителями, некоторые, как Наташа Трапезникова, и вовсе приехали из других городов. Потому видели в Мартиросяне если не отца, то старшего товарища, которому безоглядно доверяли. Тем более что с подачи самого Григория видели в нем человека не от мира сего, мощного экстрасенса, мага и целителя.
Впрочем, те фокусы, которые показывал своей наивной «пастве» грузинский армянин, практически все – из арсенала привокзальных цыганок. Расплывчатые слова о несчастной любви (у кого ее не было к 20 годам?), непонимании близких людей, большой удаче, которая ждет в будущем, о завистниках, которые могут эту удачу отобрать. Плюсом к этой ереси – антураж: полумрак кабинета, черная мебель, горящие свечи, развешанные пентакли, магические пассы, бормотание «заклинаний» на только что придуманном «магом» языке. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы бывший преподаватель географии (именно им был в Тбилиси Мартиросян) и безработный незаконный мигрант (им он стал в Москве) сделался для успешного столичного молодняка кем-то вроде Распутина при императорском дворе. А имея практически безграничную власть над неокрепшими умами, Мартиросян куражился, как хотел.
Поначалу его прихоти не распространялись дальше сексуальных чудачеств. Вот, например, самый простенький обряд «энергетической чистки» (кстати, именно с него начались знакомство и «дружба» мага-шарлатана и Наташи Трапезниковой). Эта процедура, за которую девушки еще и не маленькие деньги платили, представляла собой действо, в процессе которого Мартиросян мазал церковным маслом тела девушек в районе солнечного сплетения и капал туда воском от свечи. При этом клиентки раздевались по пояс, а иногда снимали с себя всю одежду.
Был в «репертуаре» целителя и ритуал по обмену энергетикой с природой. Приняв баню, модели должны были босиком пробежаться по снегу до большого дерева и, обхватив его, попросить высшие силы об исцелении.
По признанию Мартиросяна, во время обрядов он вступал с девушками в половую связь. Маг убеждал их, что «по правилам очищения» в церковное масло необходимо добавить мужскую семенную жидкость.
По словам экстрасенса, легкая в общении и симпатичная Трапезникова ему сразу понравилась. Она, как и другие, попросила его провести ритуал с использованием мужского семени. С тех пор встречи модели с экстрасенсом участились.
Другие «обряды» даже описывать не стану. Все-таки наша газета не порножурнал.
Но ублюдочной душонке Мартиросяна и этого было мало. Мало было власти над умами и телами красивейших женщин Москвы, а возможно, и России. Мало было денег, которые они платили за его же удовольствия. «Великий волшебник» начал подсаживать девушек и молодых людей из тусовки на наркотики. Якобы их надо употреблять для проведения успешных ритуалов. На этом Григорий делал неплохой гешефт. Поскольку своих каналов поставки этой дряни не имелось, он попросту покупал наркоту у уличных дилеров. Потом тупо завышал цену на дозу в 15-20 раз, мотивируя тем, что он провел над наркотиком «очистительный обряд», после которого вреда кокаин или героин не принесут. Одну только пользу! Особенно если каждый день по два-три раза принимать. И ведь велись люди на это эпическое балабольство!
Деньги от доверчивой «паствы» текли в карманы Мартиросяна нескончаемым потоком. Но зависть все равно не давала покоя Григорию. Он до сих пор не может вразумительно объяснить следователю, зачем начал убивать. Ведь на добровольно отданные клиентами деньги роскошное жилье в центре приобрел, «Порше Кайен», одевался только «от кутюр», был желанным гостем в закрытых для простых смертных клубах и ресторанах. Чего еще надо было, казалось бы, обреченному на вечно серое существование учителю географии? Мартиросян и сам не знает ответа. Или боится признаться сам себе – в том, что убитые им девушки, пусть и распущенные, избалованные, инфантильные, были НАСТОЯЩИМИ. Они сами добились достатка, известности, успеха. А жизнь Григория была на этом фоне лишь унылым блеском фианита рядом с сиянием бриллианта. Поэтому и убивал.
Убивал изощренно. Веря, что он самый хитрый и глупые полицейские даже не будут искать следов насилия в смертях богемных наркоманов. Впрочем, утверждать, что так оно было на самом деле, остережемся. Мартиросян отрицает свою причастность к серии убийств, называя все случаи «трагическим совпадением». Поэтому приведем версию следствия.
К Наташе Трапезниковой, как и к остальным погибшим девушкам, Григорий приехал поздним вечером после телефонного звонка (это было установлено с помощью операторов сотовой связи). Есть и текст разговора. Наташа просит «Гришу» захватить наркотики, поскольку плохо себя чувствует. Проще говоря, у девушки началась ломка. По версии следствия, кроме привычного Наталье кокаина Мартиросян привозит в шприце мощный синтетический наркотик. После того как девушка употребила кокаин и впала в состояние эйфории, убеждает ее подставить вену под укол (находящегося под «коксом» человека можно заставить сделать все что угодно: он, уверенный в своем всемогуществе и бессмертии, запросто голову на плаху под топор положит, что уж тут говорить о каком-то уколе!). Результат понятен. Уже через пару минут Наталья впала в кому. Затем остановилось сердце. Тем временем убийца обыскивал квартиру. Добычей Мартиросяна стали 1,2 миллиона рублей, золотые украшения. Не побрезговал даже смартфоном Наташи и ноутбуком. Полицейские нашли пункт скупки телефонов, куда Григорий продал технику. Уверенный в своей непогрешимости, он сдал их в ломбард буквально под Наташиными окнами. Справедливости ради отметим, что Мартиросян факта продажи ноутбука и телефона не отрицает. Но утверждает, что об этом его попросила нуждавшаяся в деньгах (!) Трапезникова. Думаю, это утверждение в ехидных комментариях не нуждается.
Допустил «убийца из высшего общества» и еще одну ошибку. Покидая квартиру убитой и ограбленной им актрисы Ирины, Григорий запер дверь ее ключами, которые прихватил из прихожей и которые найдут у него при обыске. Разумеется, он твердит, что ключи ему передала сама девушка – «на всякий случай». В общем, вся линия защиты Мартиросяна выстроена уныло и из унылого гуано: «Не знаю, не убивал, это совпадение». Правда, по словам адвоката предполагаемого серийного убийцы, Сергея Суханова, обвинение его клиенту пока не предъявлено. Тем не менее Григорий Мартиросян находится в СИЗО. Адвокат работает над тем, чтобы изменить меру пресечения на подписку о невыезде (хи-хи, для официально безработного нелегального мигранта-то!). Какие-либо другие комментарии господин Суханов давать отказался.
Александр КОБЕЗСКИЙ

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария: Демон из «высшего общества»

  1. Юлия говорит:

    А Наталья Агаркова была вовсе не столичной художницей, а фитнес-инструктором, спортсменкой, переехавшей с дочерью из Краснодара в Москву...

  2. лин говорит:

    полная чушь...трапезникова снимала квартиру ау мартиросяна не было поршкайена он снимал дом в королеве

    • Ольга говорит:

      Кобезский в своем репертуаре. И морду били и в СИЗО сажали, а ему все нипочем :-)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *