Холодная весна пятьдесят третьего

60 лет назад умер Иосиф Сталин

ПОЛНАЯ АРИТМИЯ
Сталинская эпоха длилась без малого три десятилетия. Каждый день люди просыпались и засыпали с именем Сталина. Имя Сталина было повсюду: Сталинский район, площадь Сталина, Сталинский переулок, завод имени Сталина, станция Сталинская — словом, Сталин, Сталин и еще раз Сталин! Его портретами, памятниками и скульптурами буквально кишели любое учреждение, завод и фабрика. Сталина как икону вешали в кабинах автомобилей, в трамваях и троллейбусах. Это он и никто другой строил предприятия, дома и школы, он выиграл войну и он один вел народ к коммунизму. Многолетняя пропаганда культа личности привела к тому, что миллионы граждан уже попросту не представляли свою жизнь без вождя и учителя и его речей. Это был практически бог, а боги, как известно, не умирают. Они вечны.
Тем более неожиданным стал опубликованный во всех газетах 5 марта 1953 года «бюллетень о состоянии здоровья И.В. Сталина». Неужели у бога могут быть проблемы со здоровьем?! Оказалось, могут. За подписью министра здравоохранения СССР А.Ф. Третьякова и еще девяти светил медицины советские граждане могли прочитать нечто похожее на выписку из больничного листа пациента: «К двум часам ночи четвертого марта состояние здоровья И.В. Сталина продолжает оставаться тяжелым. Наблюдаются значительные расстройства дыхания – до 36 в минуту, ритм дыхания неправильный, с периодическими длительными паузами. Отмечается учащение пульса до 120 ударов в минуту, полная аритмия; кровяное давление – максимальное 220, минимальное – 120. Температура 38,2…» Эта же «сводка» несколько раз передавалась и по радио. «Неужели товарищ Сталин может умереть?! Этого не может быть! Как же мы без него?!» — примерно такие мысли крутились в головах недоумевающих горьковчан.
К слову, смысл этих странных публикаций не совсем понятен. Возможно, «верные соратники» боялись, что часть народа попросту не переживет кончины вождя, и решили заранее подготовить население к предстоящему удару? Но скорее всего, ближний круг боялся, что после десятилетий шпиономании и разоблачений бесконечных заговоров население может усомниться во внезапной смерти Сталина. И подумать, что любимого вождя наконец-то кто-то убил! Именно поэтому власть и проявила непривычную открытость, решив не только не делать из предсмертного состояния Иосифа Виссарионыча тайны, но и, наоборот, публично сообщать о нем.
«ЛУЧШЕ Б ЭТОТ МАРТ НЕ НАЧИНАЛСЯ…»
Однако постепенно подготовить людей не получилось. Уже утром следующего дня, включив «тарелки», граждане с ужасом услышали траурное сообщение: «Дорогие товарищи и друзья! Центральный комитет КПСС, Совет министров СССР, Президиум Верховного Совета СССР с чувством великой скорби извещают партию и всех трудящихся, что 5 марта в 9 часов 50 минут вечера…» Кстати сказать, использование в обращении в общем-то нетипичного слова «друзья» также говорило о завуалированном заигрывании с народом, которое на всякий случай начали оставшиеся без хозяина «соратники».
Ну а дальше Горьковская область, как и вся страна, пришла в движение. «Сормово в трауре, — пишет «Горьковская правда». – Невыразимую печаль и глубокую боль в сердцах сормовичей вызвала скорбная весть о кончине любимого вождя и учителя… Сотни красных флагов, окаймленных черными лентами, спустились с крыш и балконов новых домов для рабочих на улице Страж революции и на других улицах Калининского поселка… Семенов. На городской площади у репродуктора собрался народ. Пожилой рабочий горестно склонил обнаженную голову. Женщина-мать, крепко прижав ребенка к груди, тихо-тихо шепчет: «Сталин… Наш родной, любимый…» И плачет… Попутно в прессе печатаются наскоро сочиненные «народными поэтами» траурные стихи, вроде этих:
«Лучше б этот март не начинался,
Шла б зима, и все не таял снег…
Слышит человечество: скончался
Самый человечный человек».
На похороны вождя была снаряжена делегация горьковчан из семи человек, в которую вошли «представитель сормовичей» Н.А. Кудрин, автозаводец М.П. Луковников, председатель исполкома горсовета А.Д. Проскурин, «представитель трудящихся г. Дзержинска» И.С. Парамонов, колхозница Е.И. Жалельникова и директор политеха А.Ф. Котин. «Провожая на вокзале своих представителей в столицу, рабочие, колхозники, интеллигенты с глубоким волнением просили засвидетельствовать свою величайшую любовь к родному и любимому…», — патетически сообщала «Горьковская правда».

«ГОРЕ… КАКОЕ ГОРЕ ВОКРУГ…»
Ну а 9 марта подошел конец представления. Утром весь Горький прощался с вождем и учителем. Весь город был увешан траурными знаменами, а также окаймленными черным крепом бесконечными портретами Сталина. У газетных киосков выстроились длинные очереди, а площади заполнились толпами людей. Из многочисленных репродукторов шла прямая трансляция траурного митинга на Красной площади.
— Дорогие соотечественники, — сказал Георгий Максимилианович Маленков, талантливый ученик Ленина и верный соратник Сталина. — Так обращался к нам Сталин…
— Дорогие товарищи и друзья, — сказали Лаврентий Павлович Берия и Вячеслав Михайлович Молотов, верные соратники Сталина. — Так обращался к нам Сталин…
Детишки тоже скорбили по поводу кончины своего «лучшего друга». Занятия в школах были отменены, однако гулять и играть в снежки, естественно, никто не пошел. К примеру, в здание 36-й средней мужской школы сотни пионеров пришли, чтобы «в тяжкий час быть вместе с товарищами и наставниками». В вестибюле школы стояла большая скульптура: Сталин держит на руках ребенка и ласково, по-отечески улыбается ему. Детишки увили сие изваяние красными и черными лентами.
— Эту школу построил нам Сталин, — тихо говорит пионер Володя.
Скорбили и города области. К примеру, в Дзержинске весь центр города был забит плачущими людьми. «Просторная, светлая центральная площадь города, которому нет еще и двадцати пяти лет, — пафосно рассказывала пресса. – Как радовала ты всегда взоры дзержинцев, широкая площадь молодого города сталинских пятилеток, полная ярких огней, движения машин и трамваев, возгласов пешеходов – вся будто олицетворение нашей солнечной, устремленной вперед жизни. А в этот скорбный траурный день не звенят на дорожках сквера живые голоса пионеров, остановилось повсюду движение, и хотя стоят на площади плечо к плечу десятки тысяч людей – такая кругом тишина, какая случалась здесь иногда лишь в самые глухие, безлюдные, темные предутренние часы. Знамена, чуть склоненные вперед, — совершенно недвижимые в крепко сжатых руках, будто придавленные к земле непомерной тяжестью.
Портреты в цветах, в зеленых ветках хвои. Вот Иосиф Виссарионович Сталин ранним утром идет, улыбаясь, вдоль порозовевшей Кремлевской стены… Окончена плодотворная ночная работа на благо страны и мира, впереди новый день великих тревог и забот, день борьбы, гениальных дум и решений… Вот он (портрет держат в руках двое рабочих в солдатских шинелях военных лет) уже другой: с серьезным, суровым выражением глаз, в одежде полководца Великой Отечественной войны. А неподалеку маленькие девочки из женской средней школы бережно поднимают над головами еще одно, такое памятное всем изображение товарища Сталина: стоит мудрый ученый в тихом своем вечернем кабинете, у неяркой настольной лампы, у стены с бесконечными рядами книг… Горе… Какое горе вокруг…»
Вскоре после полудня горьковчане замерли в траурном ожидании. По окончании митинга на мавзолее соратники вождя спустились к гробу и понесли его внутрь. «В эти скорбные минуты остановились станки, замер главный конвейер автозавода, — продолжался репортаж. – В цехах и отделах включены микрофоны. С глубокой печалью автозаводцы слушают, как родная Москва прощается с вождем и учителем… И вот тягостная минута последнего прощания… Будто по всей необъятной земле нашей стираются сейчас расстояния и отовсюду видят миллионы людей незабываемые черты вождя. Сталин умер…» Ну а затем началось массовое рыдание. Плакали и стар и млад, рабочие, колхозники, служащие, пионеры и комсомольцы…
Любопытно, что большинство россиян уверено в том, что после Сталина к власти в стране пришел Никита Хрущев. Однако это не совсем правда. Преемником вождя стал Георгий Маленков, занявший пост председателя Совета министров СССР, а Берия, Молотов, Булганин и Каганович стали его 1-ми заместителями. А на должность председателя Президиума Верховного Совета СССР, которую ранее также «по совместительству» занимал Сталин, был назначен Климент Ворошилов. Ни о каком Хрущеве холодной весной пятьдесят третьего никто еще и слыхом не слыхивал.
Виктор МАЛЬЦЕВ

 

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Холодная весна пятьдесят третьего

  1. Иманус говорит:

    «Ни о каком Хрущеве холодной весной пятьдесят третьего никто еще и слыхом не слыхивал.»

    В парторганизации Украины, а затем и Москвы,

    очень даже слыхивали о будущем «нашем Никите Сергеевиче».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *