Михаил Геннадьевич Бурдиков сгорел в борьбе

Среди посвященных людей ходили слухи, что за сутки до кончины Михаила Бурдикова, когда он был госпитализирован из-за плохого самочувствия, у него на сотовом высветился номер бывшего министра внутренней политики Нижегородской области Дмитрия Шурова…

8 февраля в 20.15 в Кстовской районной больнице скончался Михаил Геннадьевич Бурдиков. Заслуженный тренер СССР по борьбе, почетный гражданин Нижегородской области, города Кстово не дотянул до своего 75-летия, до 75-летия борьбы самбо. Во время прощания с ним многие правильно говорили, что он не умер, а погиб в борьбе. Другое дело, что Бурдиков привык бороться на ковре, а те, кто свел его в могилу, как раз мастера подковерной борьбы.
Прощание с Михаилом Геннадьевичем прошло в здании кстовской Академии самбо в воскресенье, 10 февраля. Там же были проведены церковные ритуалы. Это прямо свидетельствовало о том, что Академия самбо являлась его Храмом. В то же время, несмотря на выдающиеся заслуги Михаила Бурдикова, не оставляло ощущение, что его проводили как опальную политическую фигуру. Конечно, кстовские районные и городские руководители присутствовали на панихиде в полном составе. Прощались с легендарным человеком и многие депутаты городской Думы, Земского собрания. Не было никого только от области. Соболезнования публично не огласили ни от губернатора, ни от правительства Нижегородской области, ни от министерства спорта и молодежной политики. Не почтил присутствием на прощании с заслуженным в области спорта человеком и министр спорта Харитонов. Это был просто какой-то позор! Видимо, не случайно Бурдиков емко говорил о многих чиновниках из регионального правительства: «Он — раб». Рассказывают, что в качестве соглядатая присутствовал кто-то из министерства внутренней политики, но, видимо, только для того, чтобы довести до руководства информацию – не было ли каких-то политически протестных настроений и не поддержало ли их руководство Кстовского района и города Кстово.
Создалось впечатление, что муниципальные руководители чувствовали себя несколько зажато, будучи наслышанными более других о конфликте Михаила Бурдикова с влиятельными фигурами уровня областного правительства. В итоге в Академии выступил из руководства только глава МСУ Кстова Коваленко. Впрочем, его выступление, как самого независимого человека из местной элиты, было довольно ярким и эмоциональным. Оно тронуло многих.
Отмечу, что таких личностей, как Михаил Геннадьевич, любая власть не любит и опасается. Он был человеком со своей точкой зрения, а потому неуправляемым, зачастую действовал через голову местных чиновников, запросто выходя на руководство таких влиятельных компаний, как «Газпром», записываясь на личный прием к Президенту РФ.
Поэтому неудивительно, что это были похороны не для элиты, а для бывших борцов, которые отличались от прочих присутствующих кстовчан шириной плеч, походкой. Другое дело, что они не знают политической подоплеки каких-то событий.
Среди посвященных ходили слухи, что за сутки до кончины Михаила Бурдикова, когда он был госпитализирован из-за плохого самочувствия, у него на сотовом высветился номер бывшего министра внутренней политики Нижегородской области Дмитрия Шурова. По рассказу друга Бурдикова — Вершинина, который в день кончины все время находился с ним в больнице, в 23.45 был зафиксирован звонок от Шурова, который просто отмолчался в трубку. Якобы Бурдиков минут пять всячески ругал молчавшего незримого оппонента. А потом полночи не мог успокоиться. После этого тревожного звонка Бурдиков прожил менее суток…
Последние месяцы жизни Михаила Геннадьевича были крайне сложными. Выдающегося тренера, почетного гражданина Нижегородской области обложили тремя уголовными делами. Его, тяжело больного человека, затерзали вызовами на допросы. Особо болезненным для Бурдикова стал обыск у него дома, в ходе которого 8 оперативников искали у Бурдикова… оружие. В присутствии журналистов «Ленинской смены» Бурдиков сетовал на это следователю, а та решительно требовала от него прихода на допрос. Бурдиков отказывался, ссылаясь на плохое самочувствие.
Общаясь с Михаилом Бурдиковым, мы видели, что состояние его здоровья постоянно ухудшается. Примерно за неделю до его кончины мы вместе были у одного влиятельного человека. В том числе и для того, чтобы морально поддержать его. Бурдиков был воином, его бойцовский дух не требовал дополнительного укрепления со стороны. Но просто хотелось помочь этому колкому, своенравному, но выдающемуся человеку в Нижегородской области. Потому что нам иной раз казалось, что он пребывает едва ли не в полном одиночестве.
Спускаясь по ступенькам и держа заслуженного тренера СССР Михаила Бурдикова под руку, мы чувствовали, что былые силы и борцовская мощь с каждым днем
уходят из его тела. Но все равно его не смерть, а гибель была неожиданной.
В выступлениях ораторов на прощании звучало: «Спи спокойно». К сожалению, вряд ли душа Михаила Геннадьевича Бурдикова успокоится. Над делом его жизни – Академией самбо – нависла, с нашей точки зрения, серьезная опасность. И дело не только в том, что контроль над зданием Академии самбо вполне может оказаться у тех, кого Бурдиков за версту не хотел видеть у своего детища.
На наш взгляд, дело куда серьезнее и причины явного конфликта Михаила Бурдикова и областных властей не в колючем характере «тренера союзного значения» и даже не в договоре купли-продажи объектов недвижимости Академии самбо за долговой вексель в 20 миллионов рублей, когда использовали доверчивость старика.
Есть информация, что в Кстове напротив Академии самбо, где ранее собирались строить ледовый дворец для хоккея с шайбой, будет построен физкультурно-оздоровительный комплекс. Мол, все работники Академии перейдут в ФОК. Это означает, что есть задумка фактически полной консервации здания Академии на улице Зеленой. Но это только первый шаг.
Дело в том, что центральный корпус Академии Михаил Бурдиков строил десятки лет. Особенно активно в конце 80-х годов и в 90-е годы. Тогда власти не имели возможности помогать в строительстве. Бурдиков, несмотря на обстоятельства, долго и упорно возводил здание. Видимо, без единого проекта, частями. А сейчас власти, разбогатевшие на нефтедоходах, видимо, считают, что Академия самбо непригодна для проведения серьезных соревнований и даже тренировок. Думаю, что областным властям не понравилось построенное Михаилом Бурдиковым. Он это почувствовал. И у него не сложились отношения с губернатором Валерием Шанцевым.
Проблема состоит в том, что в строительство Академии самбо вложены огромные средства. Может быть, миллиард или два. Но вопрос не только в этом. Академия самбо тесно связана с именем Михаила Геннадьевича. Снести здание Академии на улице Зеленой – это политически опасно и для муниципальных властей, и для губернатора Шанцева накануне его прямых выборов. Ясно, что при живом Бурдикове это было крайне сложно. Через несколько лет это вполне могут сделать. Например, чтобы построить шикарный ресторан или торговый центр на земельном участке кстовской Академии самбо. А чтобы народ не сильно возмущался, будущий ФОК назовут именем Бурдикова.
Нам известно, что «патриарх российского самбо» готовил обращение в адрес губернатора Нижегородской области Шанцева. В концовке там говорилось о том, что он, как защитники Родины во время Великой Отечественной войны, встанет на оборону Академии против захватчиков и готов даже применить самосуд. Читая это обращение к Валерию Шанцеву, мы одобрили такие завершающие строки. Мол, помощи, конечно, никакой не будет, но пусть руководитель области хотя бы поймет, что имеет тут дело с воином, настоящим бойцом, который никогда не сдается. Должно же появиться хотя бы уважение?
Потом Михаила Бурдикова то ли вообще уговорили не обращаться к губернатору, то ли убедили исключить данную концовку. Мол, еще устроят провокацию, и потом это обращение окажется в материалах нового, очередного уголовного дела против Бурдикова. А нам жаль, потому что в этом был весь Михаил Геннадьевич. Он всегда боролся до конца.
К сожалению, наши отношения с ним были недолгими. Мы сошлись с Михаилом Бурдиковым, волею обстоятельств, не так уж давно. Но это тот случай, когда важна не продолжительность, а содержание. Хотя очень жаль, что нам в каких-то планах не хватило времени. В последнем телефонном разговоре Михаил Геннадьевич выразил желание побывать на Законодательном собрании и выступить перед депутатами. Но не успел дать бой там.
Бурдикова больше нет, но что станет с его делом, мы будем контролировать. А ситуация тут представляется очень серьезной.
Виктор ДЕМЕНЕВ

 

 

Запись опубликована в рубрике Политический портрет. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария: Михаил Геннадьевич Бурдиков сгорел в борьбе

  1. Бывший опер РУБОП говорит:

    Михаила Геннадьевича знали, помним и будем помнить. Великий был Человек и боец. Как и у каждого были у него и недостатки, ибо нет человека без греха. Но сколько он сделал полезного для Кстова и всей России и книги не хватит написать. А вот будут ли помнить потомки губернатора Шанцева за его «заслуги»?!

  2. александр говорит:

    бурдикова знал лично,очень хороший и добрый человек!Академию самбо не отдадим!Она для спорта и исключительно для спорта!Хоть под трактора ложится но не отдавать ее!Нижний, Ярославль с вами!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *