Бои во взаимных атаках

7 февраля в Арзамасе открылось второе кряду первенство России по фехтованию. Теперь среди кадетов (до 18 лет). Оргкомитет, почетные гости, тренеры и специалисты, проведя первое первенство среди юниоров (до 21 года), чувствуют себя в Арзамасе как дома. И это стало залогом того, что соревнования проходят успешно, когда ребята и девчата сфокусированы только на том, чтобы вести бои во взаимных атаках.

Эстафета передана из 50-х
Когда президенту областной федерации фехтования Олегу Лавричеву предложили провести один за другим в Арзамасе два первенства России, он сомневался в целесообразности такой схемы. Однако все происходит нормально. Более того, оргкомитет находит «изюминки», которые так или иначе украшают соревнования. В Арзамасе нашелся, несмотря на десятилетия забвения этого вида спорта, ветеран, который участвовал в Спартакиаде народов РСФСР по фехтованию в 1956 году. Виталий Витальевич Соловьев рассказал, что он выступал за Арзамасскую область, которая несколько лет существовала в 50-х годах. Выяснилось, что секцию фехтования в 1951 году в Арзамасе открыл тренер-энтузиаст. Потом он уехал, а секция по инерции просуществовала до 1961 года. Ветеран пожелал Олегу Вениаминовичу Лавричеву развивать фехтование в городе. А после первенства России по юниорам и кадетам для этого будет подготовлена почва. Соловьев назвал происходящее вкладом в копилку и Арзамасского приборостроительного завода, и города. А эстафета из 50-х прошлого века в 10-е годы века нынешнего передана.
Первый день первенства по кадетам оказался чисто женским. В рапире Динара Даминова из Татарстана уверенно победила Зарину Хосиеву из Алании. Ничто не предвещало, что реальной борьбы здесь не получится. И Даминова, и Хосиева провели бои за попадание в «двойку» примерно с одним напряжением. Но левша Даминова оказалась неудобным соперником для Хосиевой, которая в полуфинале уверенно победила другую левшу. Дело дошло до того, что рапиристка из Татарстана вела аж 9:0, и лишь после этого, сбавив обороты, позволила сопернице закончить бой с мало-мальски достойным счетом 15:7.
В сабле у девушек развернулась драматичная борьба. Вроде бы проигранный бой Кочетова из Московской области развернула в свою пользу в соперничестве с Костиной из Москвы. Эта схватка прошла в острых взаимных атаках, что и характерно для саблистов.
Главное — это люди
Мы можем сколь угодно долго говорить об успешной организации первенства. Но это только слова. Делом это доказывается следующими фактами.
После первой части соревнований в Арзамасе стали приезжать видные специалисты фехтования, которые были наслышаны о хорошей организации турнира… Виктор Анатольевич Родионов, заслуженный тренер РФ, заслуженный работник физической культуры России, вице-президент Федерации фехтования России, первый вице-президент Федерации фехтования города Москвы:
«Я давно не слышал от тренеров, чтобы они приехали с соревнований с восторгами. Я всегда спрашиваю коллег – как принимали, где жили? А самое главное – как проходят соревнования? Зал, раздевалки, инвентарь. Вот обо всем этом я спросил. Первый тренер сказал: отлично! А один из лучших тренеров в мире Александр Валентинович Филатов (это педагог выдающихся спортсменов Шарикова, Фросина, Якименко) сказал мне следующее: я был крайне удивлен, когда пришел в гостиницу, у меня был номер, какого я давно не видел. Меня это как-то насторожило. Потому что я скептически отношусь ко всему, что говорят. В связи с тем, что я всегда должен посмотреть сам, чтобы правильно работать и правильное было восприятие, я быстро собрался и приехал сюда.
Я считаю, что главное — это люди. Тут они другие совершенно, заинтересованные. Вот что самое важное. То, что соревнования проходят хорошо, — это факт. Я мог бы сделать десять замечаний: где-то что-то надо улучшить, подтянуть. Но ваши конкретные люди, работающие здесь на соревнованиях, меня поразили. Я давно такого не видел.
Мало того, со мной произошла одна история, когда я поехал в Дивеево, в монастырь. Моя личная история какая? Я знаком с матушкой Аллой, которая служит в Спасо-Бородинском монастыре в Можайске, под Москвой. Она сподвигла мою супругу покреститься. И дочку потом я покрестил. Я там помогал, чем мог, в этом Спасо-Бородинском монастыре. И когда я сегодня утром встал, то подумал: надо поехать туда, в Дивеево. Я не знаю почему. Просто потому, что меня туда тянуло. И дальше что происходит? Я как только вошел на территорию монастыря, прохожу мимо монашки, и она почему-то на меня обратила внимание и попросила ей в чем-то помочь. Там много людей шло. Она спросила: вы не могли бы помочь? Я говорю: хорошо, в чем помочь-то? Что-то донести? Оказывается, ей надо было нести просвиру. Я два мешка взял и пошел. Но в ответ я сказал: тогда и вы мне помогите. В чем? Я говорю, что знаком с матушкой Аллой из Спасо-Бородинского монастыря, какие можно здесь приобрести сувениры? А перед этим я отказался от гида, я сам хотел походить по монастырю. И она мне сделала такую экскурсию, о которой я могу написать только где-то в книге.
В этот же день звонила матушка Алла моей супруге, интересовалась, где я. Она ей рассказала, что я нахожусь в Арзамасе. Матушка Алла говорит ей: там же Дивеево. А я об этом разговоре не знал. Когда позвонил жене, то рассказал: представляешь, что происходит в этой жизни, вот такая история, которую не придумаешь. Она мне отвечает: вот, тебя Бог ведет. Я не знаю, кто кого ведет. До сих пор это давит на меня. Ну действительно, может быть, святая земля.
Вчера общался с теми, кто хочет сделать здесь фехтование. Их посыл абсолютно понятен. Меня обмануть невозможно. Вы знаете, что такое «Чертановская сабля»? У меня 15 медалей с Олимпийских игр, олимпийских чемпионов 7 или 8. Для меня вот это было главное откровение. Я приеду и скажу: вы не видели самого главного. Зал — да. Бассейн — да. Таких ФОКов очень много. Но поверьте, всегда присутствует денежная составляющая. От нее никуда не уйдешь. А здесь ни разу не услышал от ваших организаторов (я всегда готов к этой фразе) – дайте. На это я отвечаю: не надо спрашивать. Потому что жизнь другая. Я не могу дать денег, я могу помочь в другом. Я уже предложение сделал. Что я могу сделать? Один из лучших центров в мире – Чертаново. Я сказал: мне нужны 1-2 человека, чтобы они посмотрели, как это делается. Не надо копировать, но изобретать велосипед тоже не нужно. Можно приехать в один из центров – Новосибирск или Москву – и посмотреть, как это делается. Работает система. Чем мы отличаемся от других регионов? Мы сначала «чистим мозги» маленькому мальчику и объясняем, как это происходит. Представляете, что такое фехтование на саблях? Я вам расскажу: это скоротечный бой. Он длится 35 секунд чистого времени. За 30 секунд нужно нанести 15 ударов. Это должен быть очень специфический ум, особые знания у преподавателя, чтобы научить маленьких детишек. Поверьте мне, это очень сложно».
Мы уже писали о том, что первенство в Арзамасе имеет дополнительные плюсы в виде Дивеевской земли. Но на выдающихся фехтовальщиков Станислава Позднякова и Сергея Шарикова огромное впечатление произвели и экскурсии по крупнейшим заводам Арзамаса. Вот так разносторонне все было организовано.
Среди молодежи было сложно
Очень часто на юниорских и кадетских соревнованиях говорят о том, что их победители, юные «звездочки», имеют хорошие шансы на блестящую взрослую карьеру. О том, что в фехтовании это не всегда работает, рассказ нашего земляка, серебряного медалиста Олимпиады-1972 Владимира Геннадьевича Денисова:
«Как начал заниматься фехтованием, это интересно, с одной стороны, а с другой, очень обыденно. Потому что все мальчишки во время моего детства, 10-11-летние, были на улице. Играли в хоккей, футбол и дрались на палках. И это были битвы не на жизнь. Мы ж все хотели быть похожими на мушкетеров. В один прекрасный день мне один пацан заехал в губу, раскровил, и всё. Я не то чтобы обиделся, но понял: что-то не умею. А я жил на улице Грузинской в то время, в 100-200 метрах стадион «Динамо», где как раз была секция фехтования. Я туда пришел в домашних тапочках. Меня приняли, потому что был набор. Приняла Наталья Владимировна Архангельская (Казанджян). Сразу поставили в стойку, шаг вперед – шаг назад. Не совсем интересно. Думаю, ну ладно, мне сейчас рапиру дадут, я недельки две позанимаюсь, приду во двор и всех буду побеждать. Пришел во двор, и мне чуть не вышибли глаз. И с тех пор я остался в фехтовании на всю жизнь. Потому что я понял, что две недели — это мало. Но дело не в этом. Мать воспитывала нас с братом одна. Денег у нее было мало. А в то время, когда ты занимался спортом, давали талончики на 2,5 рубля в день. И мы питались в процессе соревнований. Это было очень здорово. Тут был тоже какой-то мальчишеский стимул. Я тогда еще не влился в фехтование, как в вид спорта можно влиться, а тут такое. Потом, когда мы стали побеждать, нас стали уже кормить не день в день, а сборы были какие-то. Я немножко понял, что могу побеждать. Тренировался, и меня все это завлекало.
Но я тяжело рос в плане фехтовальном. Фехтование — это консервативный вид спорта, нельзя две недели потренироваться и у всех выиграть. Это закладывается годами. И я в юношах, в молодежи не мог стать первым. Видимо, во мне накапливалось то мастерство, которое мне дали, и все это оседало во мне. В процессе юношеского и даже молодежного фехтования я как-то мало очень себя проявил. После четырех лет занятий фехтованием я первый раз поехал на крупные соревнования, что-то там выиграл. Это, кажется, был, ЦСО «Спартак», победители которого выходили на первенство страны по кадетам и молодежи. Я просто «набухал» мастерством, но для того чтобы попасть в молодежную команду страны, меня почему-то не хватило. Не знаю даже почему. Мне было тяжело с молодежью драться. В последний год, когда я «воевал» в этой возрастной категории, уже была скомплектована молодежная сборная СССР на первенство мира в Тегеране, и вдруг на турнире социалистических стран по фехтованию во Львове я занимаю первое место. И меня все равно не берут. Они определили команду, никто не мог подумать, что я могу выиграть. А я всех победил: и поляков, и венгров, и наших. Тем не менее на первенство мира поехали другие. Но это во мне повысило самооценку со страшной силой.
И мне повезло еще в чем? Меня повезли на представительный турнир в Москву. По взрослым уже. И я этот турнир выиграл. Почему? Потому что в это время вся сборная страны была на чемпионате мира в Монреале. Был только второй состав. Мне было 20 лет. По молодежи ничего не показывал. Тогда был тренером Свешникова Виталий Андреевич Аркадьев, известный специалист. Меня оставляют после победы на сборах, перед Спартакиадой народов СССР. Я подошел к Аркадьеву и говорю: Виталий Андреевич, я хотел бы у вас тренироваться. Это был очень интеллигентный человек, из дворян, его брат был известнейший футбольный тренер. И он мне говорит: молодой человек, вы знаете, кто у меня тренируется? Я говорю: знаю, Свешников, Путятин, все заслуженные мастера. Он мне отвечает: что я вам могу сказать, давайте попробуем. Аркадьев взял меня. И я с ним начал тренироваться. Полгода с ним работал и на Спартакиаде в личных соревнованиях прошел в финал. Сразу в шестерку среди всех этих «боссов». Я их просто щелкал как орехи. По молодежи не мог. Тяжело мне было с ними, а со взрослыми легко стал расправляться. Вот тогда меня заметили. С 1967 года я уж был в восьмерке, в резерве сборной страны…»
Арзамасу «зеленый свет» дал первый вице-президент Федерации фехтования России Станислав Поздняков. Это было, насколько нам известно, непростое решение. Оно готовилось не один день. Организаторы его не подвели, к турниру в Арзамасе подошли амбициозно. Лавричев и его команда показали себя сильно. Не случайно речь заходила в Арзамасе и о том, чтобы лавричевская команда готовилась к проведению взрослого чемпионата по фехтованию. Пока в Нижнем Новгороде, а когда-нибудь и в Арзамасе.
Виктор ДЕМЕНЕВ

P.S. У нижегородцев есть одно личное золото по кадетам — у Алексея Чуева. Начало положено.

Запись опубликована в рубрике Социум. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *