НиГРЭС имени Винтера: Интересные факты из истории уникальной станции

В 1920 г. на VIII-м съезде Советов был принят знаменитый ленинский план электрификации России (ГОЭЛРО). Под номером 4 в списке приоритетных проектов значилась Нижегородская электростанция. В то время Нижний Новгород являлся вторым после Москвы по своему промышленному значению центром, поэтому его электрификация имела для лежащей в разрухе страны огромное значение.

«СИМЕНС», ТОРФ И ШУХОВСКИЕ БАШНИ
В качестве площадки для строительства была выбрана пойма речки Железницы возле Балахны. Место являлось не случайным, эти края издревле славились обилием топей и болот. А следовательно, богатейшими залежами торфа. Именно это «подножное» топливо и должно было вращать будущие турбины! К слову сказать, в те времена электростанции на торфе являлись по сути инновационными: стоил он гораздо дешевле угля, имел в полтора раза больший КПД и гораздо меньше загрязнял воздух.
Постройка станции началась в 1921 году. Причем велась она практически вручную. Лопата, кайло, топор да двуручная тачка – это всё, чем располагали сотни рабочих, съехавшихся сюда на заработки со всего голодающего Поволжья. Ни о каких кранах и бетономешалках строители даже не мечтали. В начале 1924 г. в еще недостроенных корпусах из красного кирпича началась установка оборудования. Турбогенераторы для Нижегородской ГРЭС были закуплены у немецкой компании «Сименс», ее же специалисты на месте руководили монтажом. Им, как могли, помогали опытные рабочие Сормовского завода и даже слесари и механики речных судов.
Монтаж котлов и первого турбогенератора длился больше года и был закончен лишь к концу лета 1925 г. А 6 сентября станция наконец дала промышленный ток. По подвешенной на деревянных опорах линии электричество пошло в Сормово, Канавино и Нижний Новгород. Первоначальная мощность в 20 МВт к 1933 году была увеличена до проектной — 204 МВт. С этого момента получившая новое название ГоГРЭС (Горьковская государственная районная электростанция) стала крупнейшей электростанцией в мире, работавшей на торфе. Именно благодаря этому стало возможным построить в годы первых пятилеток ряд крупных предприятий, таких как ГАЗ, авиазавод № 21, машзавод «Новое Сормово», Балахнинский бумкомбинат и комплекс химических заводов в Дзержинске.
Кстати, именно для передачи электроэнергии в заокские районы области в 1927—1929 годах по проекту инженера-изобретателя Владимира Шухова на Оке между Богородском и Дзержинском были сооружены три пары знаменитых многосекционных стальных башен-гиперболоидов высотой 128, 68 и 20 метров. Уникальные высотные сооружения служили опорой перехода через реку ЛЭП ГРЭС.
Доставка торфа с прилегающих месторождений осуществлялась по специальным линиям узкоколейной железной дороги. На речке была построена плотина, образовавшая водохранилище, появился пруд — охладитель станции. Сброс воды из него дальше по течению регулировался деревянными балками, перекрывавшими водопропускное отверстие, – шандорами. Управление ими осуществлялось из специальной башни, которая была построена в необычном готическом стиле. Это весьма своеобразное сооружение сохранилось до наших дней и его можно увидеть на объездной дороге, ведущей в сторону Заволжья, Чкаловска.
ГоГРЭС и ГИТЛЕР
Особую важность работа станции приобрела в годы Великой Отечественной войны. От бесперебойного функционирования ГоГРЭС зависела работа всех военных предприятий области, а также коммунального хозяйства и транспорта. Одного удачного налета бомбардировщиков было достаточно, чтобы, по сути, лишить регион электричества. Однако, когда осенью 1941 года начались
авиаудары по Горькому, немцы по какой-то причине не стали трогать станцию, а вместо этого бомбили только линии электропередачи. Так, в ночь на 6 ноября приборы диспетчерского пункта Горьковского энергокомбината отметили толчок короткого замыкания, сопровождавшийся резким снижением напряжения. На ГРЭС автоматически отключились несколько ЛЭП, идущих в направлении Горького, и фидер № 608 горсетей Балахны. Вслед за этим из города передали, что в большинстве районов погас свет, остановились станки и оборудование на предприятиях, а также водозаборы на Волге и на Оке. Со станции немедленно были высланы аварийные команды, которые обнаружили множество воронок от осколочных бомб, обрывы проводов и поваленные опоры. Пострадал даже подземный кабель! По какой причине фашисты решили поберечь саму ГРЭС, которую в тот момент «прикрывали» всего две батареи зениток, и с ювелирной точностью «обрывали провода», до сих пор остается загадкой. При этом не подлежит сомнению, знали ли гитлеровцы о стратегическом значении объекта. Знали. Причем не только из архивов компании «Сименс».
Самолеты-разведчики регулярно фотографировали ГоГРЭС. К примеру, 8 июля 1942 г. одиночный Ju-88D с высоты 7500 метров произвел подробную аэрофотосъемку Балахны. На снимке были отчетливо видны главный корпус с уходящим в сторону Волги огромным шлейфом дыма, плотина и большое водохранилище, использовавшееся для охлаждения котлов, а также линия электропередачи, ведущая на юг к Горькому. Можно лишь предположить, что после захвата СССР Гитлер намеревался использовать электростанцию для своих нужд. План же уничтожения ГРЭС с помощью чудо-оружия, самолетов-снарядов «Мистел», имевший кодовое название «Железный молот», созрел лишь в 1944 году, однако так и не был осуществлен.
В 1949—1958 годах на станции была произведена установка агрегатов высокого давления и реконструкция топливоподачи, с переходом на сжигание топлива в пылевидном состоянии, а в 1962—1969 годах — постройка нового главного корпуса — пяти котлов высокого давления суммарной производительностью 1050 тонн пара в час и двух турбин мощностью по 34 МВт каждая. После этого ГоГРЭС не только увеличила вырабатываемую мощность, но и начала отапливать промышленные предприятия и жилые дома Балахны и поселка Правдинск.
Станция исправно работала на торфе вплоть до восьмидесятых годов. Однако после серии пожаров на местных торфяниках и исчерпания большинства месторождений стал ощущаться дефицит топлива. В 1983—1984 годах была проведена очередная модернизация ГРЭС, в ходе которой она была переведена на газовое топливо. В то же время экономическое значение в прошлом незаменимой станции постепенно шло на убыль. В нынешнее время она значительно уступает по мощности Нижегородской ГЭС и даже Сормовской ТЭЦ.
КТО ТАКОЙ ВИНТЕР?
«У вас есть много хороших инженеров, но Винтер – фигура совершенно исключительная. Таких, как он, мало на свете. Их можно перечислить по пальцам. Это полководец», – так отзывался о выдающемся отечественном энергетике известный американский гидростроитель, ведущий консультант Днепростроя Х. Томсон. Глубокие технические знания, инженерный талант и неукротимая решимость в освоении новых технологий позволили снискать Александру Винтеру славу одного из выдающихся энергетиков России.
Выпускник Петербургского политехнического института, он после революции руководил строительством первой станции по плану ГОЭРЛО – Шатурской ГРЭС. Именно Винтер являлся сторонником использования в энергетике дешевого и доступного топлива – торфа. Позднее он же командовал строительством знаменитого ДнепроГЭСа. В дальнейшем все крупные энергетические проекты 30-х – 50-х годов разрабатывались с участием Винтера. Тот факт, что его, в отличие от большинства других спецов такого уровня, не коснулись репрессии, показывает, что Сталин относил его к когорте «незаменимых». Ведь все помнят крылатую фразу вождя: «Незаменимых у нас нет». Как оказалось, почти нет.
Виктор МАЛЬЦЕВ

(Использованы материалы музея истории
НиГРЭС им. Винтера)

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *