«Жить стало хуже, ср...ть стало нечем…»

В декабре 37-го вся страна отмечала «славную дату» — 20-летие ВЧК. На посвященных этому событию митингах и собраниях рабочие неустанно восхваляли созданную «рыцарем революции» Феликсом Дзержинским контору и ее великого руководителя – слугу народа Николая Ежова…

МЯСНИКИ ТРАВИЛИ РАБОЧИХ

«Вчера вечером в переполненном Большом зале Дворца культуры им. Ленина состоялось собрание партийного актива совместно с советскими профсоюзными, комсомольскими и общественными организациями города, посвященное 20-летию ВЧК-ОГПУ-НКВД, — писал «Горьковский рабочий» в статье «До конца вытравим врагов народа!». – В своем содержательном докладе начальник управления НКВД по Горьковской области тов. Лаврушин подробно рассказывает о славной 20-летней истории развития советской разведки, о ее героической борьбе с врагами советского народа, об охране великих завоеваний Октябрьской социалистической революции. На конкретных примерах докладчик показывает, как враги народа, наймиты японо-германского фашизма орудовали на предприятиях, в учреждениях и колхозах нашей области, как горьковские наркомвнудельцы под руководством сталинского посланника тов. Н.И. Ежова наносят сокрушающие удары по шпионам, вредителям и диверсантам». Собрание продолжилось пламенными речами представителей народа, одобрявших расстрелы врагов народа и восхвалявших «железного водителя чекистов».
Попутно пресса печатала разоблачительные статьи, а также поместила огромную статью начальника УНКВД области Лаврушина под названием «На страже народного счастья». «Как орудовали враги, нанося вред народному хозяйству и вызывая озлобление у трудящихся против советской власти, показывает вражеская деятельность правотроцкистской группы на Выксунском металлургическом заводе, — писал чекист. – Одним из методов террористической деятельности презренные враги избрали убийства и увечья рабочих, работавших в прокатном цехе. Делалось это так – отливалась заведомо недоброкачественная болванка, при прокатке которой вылетали плены (частицы металла). В результате враги убили 7 рабочих и ранили десятки. Кроме террористической деятельности группа вела шпионаж в пользу разведок ряда государств».
За последние месяцы 1937 года в ряде районов области проходили судебные процессы над «вредителями сельского хозяйства». Оказалось, что враги народа, пролезшие в земельные органы, в МТС, своей «мерзкой, вредительской» работой нанесли большой ущерб колхозам. Правые эсеры и контрреволюционеры уничтожали колхозный скот, заражали посевы льна, путали планы севооборотов, выводили из строя тракторный парк и т.д. В Работкинском районе группа некоего «сектанта» Ч. организовывала поджоги, уничтожив 39 сараев с фуражом, амбар с хлебом, здания школы и правления колхоза, а также 152 дома колхозников-активистов. Если верить энкавэдэшным сводкам, Горьковская область жила прямо- таки в условиях войны. Каждый день то тут, то там происходили диверсии, поджоги и убийства. Кулаки-диверсанты проникли даже на городские базары. «На Канавинском рынке организовалась вражеская группа из мясоторговцев во главе с кулаком О., — утверждал Лаврушин. – При содействии кое-кого из ветеринарного персонала вредители сотнями голов убивали на продажу племенной скот. Чтобы отравить рабочих-потребителей – вредители кололи зараженный инфекционными болезнями скот и мясо пускали в продажу. Эта же группа подготовляла ряд террористических актов».
Какими только путями не проникали враги в нашу область! «Шпион К. обладал хорошим голосом, — рассказывалось в статье. – Получив маршрут в нашу страну, он едет с заданием своей разведки устроиться в одну из опер и завоевать авторитет. Приехав в СССР, К. устраивается солистом в Горьковский театр оперы и балета. Он часто выступает на концертах. Ездит по заводам, поет легкие песенки, завоевывая дешевенький «капиталец».
Однако вовсе не пение, оказывается, было основной задачей этого К. Чекисты «доказали», что пел и плясал он с одной-единственной целью — чтобы потом пробиться в труппу Большого академического театра, а там организовать покушение на «главного театрала» страны товарища Сталина!

ГОРЬКОВСКИЙ «БЕН ЛАДЕН»

Одним из главных разоблаченных врагов советской власти, естественно, была православная церковь. Если верить донесениям «стражей народного счастья», церковники по масштабам своей диверсионной работы переплюнули, и троцкистов, и эсеров, и кулаков. Тот же Лаврушин так и писал: «Особое место в преступной деятельности против советской власти, социалистического хозяйства занимают попы-диверсанты и террористы в рясах». Помимо антисоветской агитации, проводившейся под видом христианских проповедей, отцы духовные якобы создавали контрреволюционные группы и нанимались шпионами в иностранные разведки. Главным террористом в Горьковской области, эдаким местным Бен Ладеном был 73-летний митрополит Горьковский и Арзамасский Феофан. По «установкам», основанным на директивах «Московского церковно-фашистского центра», владыка создал фашистскую организацию на территории Горьковской области. Ее целью было проведение контрреволюционной деятельности, направленной на свержение Советской власти и реставрацию капитализма в СССР путем организации восстаний, шпионажа, диверсий и терактов.
«Давая отцам духовным предписания о диверсиях, митрополит и сам непосредственно организовывал их, — писала «Горьковская коммуна». – Он поджег десять крупных колхозных построек, 85 дворов сельского и колхозного актива, а также несколько промышленных предприятий. Вместо евангелия и икон у митрополита хранились в изрядном количестве обрезы, револьверы и другие предметы, отнюдь не приписанные к инвентарю алтаря святого». Можно только подивиться богатой фантазии сотрудников Горьковского УНКВД, слепившей образ эдакого коварного старца, днем читавшего молитвы и зажигавшего свечки, а по ночам лазившего по деревням и поджигавшего дома крестьян и предприятия! Помимо диверсионной работы, Феофан еще и создавал подпольные монастыри, занимавшиеся вербовкой паствы, т.е. новых шпионов, а также рассылал по деревням всевозможных прорицателей, проповедников и бродяг.
«Вредители и шпионы в рясах бродят по лесам, селам и деревням области, именуя себя прозорливыми, царями, царевичами и великими князьями. В Пильнинском районе, например, арестован бродяга, выдававший себя за великого князя Михаила Романова. Являясь участником церковно-монархической организации, этот бродяга создал контрреволюционную группу, имевшую в запасе монархические флаги и точный план расправы с советским активом. В Вадском районе арестован бродяга Е., оказавшийся шпионом одной иностранной разведки. Он имел задание – во время войны взрывать железнодорожные сооружения и мосты». Одним словом, масштабы террористической деятельности горьковского «Бен Ладена» поражали!

«МЫ АРЕСТОВАЛИ 708 ЧЕЛОВЕК». ЭТО СЧИТАЛОСЬ ПЛОХИМ ПОКАЗАТЕЛЕМ…

Ныне известно, что арестованного 25 июля 1937 года Феофана (в миру Василий Туляков) в течение двух месяцев зверски пытали в застенках НКВД, выбивая признание. 73-летнего старика морили голодом в подвале, залитом водой, и избивали. 21 сентября 1937 года особая тройка НКВД по Горьковской области приговорила владыку к расстрелу. 4 октября приговор был приведен в исполнение. Место, где расстрелян и погребен митрополит Феофан, до сих пор неизвестно... Всего же, согласно секретному докладу 1-го секретаря Горьковского обкома партии Юлия Кагановича, лишь за несколько месяцев 1937 года в регионе было осуждено и расстреляно 9600 человек «кулацкого, эсеровского, повстанческого и другого антисоветского элемента».
Впрочем, пройдет совсем немного времени, и многие «стражи народного счастья» во главе с их железным водителем уже сами будут подписывать признания, попав под новую волну репрессий, уже против самого НКВД. В 1938 году следователь Моисей Примильский сознался: «По указанию начальников НКВД Лаврушина и Листенгурта я проводил необоснованные аресты советских граждан... Практиковал изощренные методы ведения следствия в широких размерах». А начальник линейного транспортного отделения НКВД Горьковской железной дороги Д.С. Лехем писал, что арестовывал людей, просто выполняя план: «Мы арестовали 708 человек». Это считалось самым низким, плохим показателем…
К слову сказать, отнюдь не все горьковчане безоговорочно верили в газетное вранье и идиотские отчеты «железных наркомвнудельцев». А некоторые даже открыто высказывали негодование происходящим. Докладные записки в Горьковский горком ВКП (б) свидетельствуют: «Коммунист Чернов говорил среди рабочих: «Коммунисты – это КВД, то есть Куда Ветер Дует»…. «Дмитриев на заседании партийно-контрольной комиссии заявил: «Я держаться буду, как Георгий Димитров, когда его судили фашисты»… Комсомолка Невзорова заявила в кругу сослуживцев: «Зачем было посылать агентов из-за границы для убийства Сталина, когда можно было для этой цели использовать ворошиловских стрелков?»… Шапкин сорвал дома репродуктор и растоптал его, приговаривая: «Все, что передает эта «шляпа», – болтовня». Ну а на заводе им. Воробьева рабочие нашли более безопасный способ выражения своего мнения. В течение десяти месяцев на стенах уборной появлялись надписи: «Жить стало хуже, какать стало тяжелее, нечем» и «Сталин – враг народа». Благо, веб-камер в те времена не было…

Виктор МАЛЬЦЕВ

 

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: «Жить стало хуже, ср...ть стало нечем…»

  1. Алексей говорит:

    Уж чего чего, писать всякую хренотень, эти конторские крысы всегда умели. Проверено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *