Детская елка на скотобойне

Как  отмечали  Новый  год  100  лет  назад

Конец 1912 года складывался для Нижнего Новгорода не особо оптимистически. Вопреки новомодным сказкам, что жизнь в дореволюционной России была сытой и праздничной, факты говорят об обратном. Денег в городской казне ни на что не хватало, повсюду текли трубы, разваливались мостовые, не на что было кормить нищих и бездомных, а чиновники в основном занимались латанием дыр. Городская дума никак не могла принять бюджет следующего года. Последнее заседание сего органа по этому вопросу состоялось аж 30 декабря. Посвящены мысли народных избранников в количестве 30 человек были в основном проблеме, на чем бы сэкономить. Большие убытки казне приносила, к примеру, военная квартирная повинность. Из-за низких окладов армейских чинов последние были не в состоянии оплачивать свои квартиры, и эти расходы лежали на плечах города. Однако отказаться от повинности городские власти не могли, посему решили лишь ходатайствовать перед правительством о повышении зарплат военным. Экономили же там, где могли, хотя на чем вроде бы и нельзя… «Принято предложенное комиссией сокращение кредита на отопление городской полицейской управы на 514 руб., а также кредитов на содержание лошадей и обоза на 1802 руб., на ремонт пожарных частей на 1204 руб. и на уличное освещение на 1500 руб., — писала пресса. – Оставив в смете без изменений кредит на вывоз нечистот из пожарных частей, комиссия нашла, что управе следовало бы выяснить вопрос о другом, более дешевом способе очистки от нечистот в этих частях, в связи с таким же вопросом по телефонной станции». Попутно думцы решили сэкономить на ремонте дорог, выделив на эту статью лишь 12000 руб. вместо «минимально необходимых» 21000 руб.
В Новый год, как водится, не обходилось без всякого рода чудес. Так, в прессе появились сведения о том, что некий священник отслужил панихиду по, царство ему небесное, Льву Николаевичу Толстому, скончавшемуся двумя годами ранее. Интрига состояла в том, что известный писатель незадолго до смерти был отлучен от церкви, объявлен еретиком и к тому же был схоронен не как положено, на кладбище, а фактически в лесу. Известие сие вызвало в обществе неоднозначную реакцию. «Конечно, реакционная печать на это негодует, «Земщина» пишет, что нужно отыскать священника и наказать его, — писал либеральный «Нижегородский листок». – Но и в прогрессивном «Русском слове» напали на этого священника, находя, что во-первых, как православный, он не должен был служить на могиле отлученного, а во-вторых, против этого, будто бы, был и сам Толстой. «Теперь Лев Николаевич не еретик, я отпустил ему грехи», — говорил с трогательной наивностью неизвестный священник». В общем, крайне важные проблемы волновали общественность 100 лет назад.
Не менее удивительные новости пришли накануне Рождества Христова из Москвы. Там хоронили скоропостижно скончавшегося товарища председателя окружного суда Чуевского. Между тем приглашенный на панихиду священник отказался отпевать усопшего на том основании, что тот в гробу «слишком хорошо выглядел» и тем самым производил впечатление живого. Ничего не оставалось, как срочно вызвать на похороны бригаду врачей, которые, внимательно осмотрев Чуевского, вторично официально подтвердили, что товарищ председателя действительно мертв…
Чудеса происходили и за океаном. Газеты рассказывали о новом изобретении знаменитого американского инженера Эдисона, некоем аппарате под названием синетофон. Данный факт выглядел настоящей сенсацией. «Это говорящий кинематограф, дающий полную иллюзию человеческой речи!» — писал «Листок». Впрочем, технические новинки, в изобилии появлявшиеся на заре ХХ столетия, порой приносили и неприятные сюрпризы. Из тех же Штатов пришло известие о появлении неслыханной доселе разновидности преступников – бандитах-автомобилистах, совершавших нападения и грабежи с использованием нового вида транспортных средств.

ДЕТЯМ СУХАРИ, ЗЭКАМ КУСОК МЯСА

Перед Новым годом по всему городу устраивались елки для детей. Любопытно, что тогда эти мероприятия не имели какого-то определенного обозначения — «новогодняя» или «рождественская», их называли просто «елка». Газеты того времени повествуют: «Третьего дня в Канавинском клубе была устроена по подписке елка для детей членов клуба. На елку записалось 180 детей. В 5 часов вечера, когда зажгли елку, дети под звуки марша направились в нижний зал. Там для детей были устроены игры, дети Трубины восьми и десяти лет сплясали гопак и спели малороссийский дуэт, затем дети пели хором. Было весело и оживленно. Под конец на сцене был разыгран малороссами водевиль «Ямщики». Для взрослых после детского праздника были устроены танцы. Клуб был полон гостями. Детям розданы подарки». В тот же вечер для детей и служащих Я.Е. Башкирова была организована елка в Башкировском училище» (здание находится на пересечении улиц Приокской и Революционной рядом с цирком, прим. авт.).
Не забывали и о бедных, а также о детях из бедных слоев населения, в частности рабочих. Большую заботу о последних проявляло благотворительное общество «Заботы о детях». В 18 часов 31 декабря оно организовало в упомянутом Башкирском училище вечер для беднейших детей Канавина. А таковых, видимо, было немало, т.к. на мероприятие было приглашено целых 500 человек. Впрочем, в этой заботе о подрастающем поколении не обходилось без казусов и весьма странных, если не сказать издевательских, явлений. «26 декабря на городской скотобойне № 1 для детей рабочих была устроена елка. Детям, до 50 человек, были розданы подарки и по мешочку со сладостями», — рассказывал «Листок». Видимо, лучшего места для праздника для «детей рабочих» не нашли…
По современным меркам угощение и «презенты» на новогодних елках были весьма скромными. Детишкам предложили чай с сухарями, а подарили книги, пеналы, краски для рисования, а также по куску ситца и бумажного сукна.
Праздник был и у заключенных нижегородских тюрем. В первые три дня праздников Рождества Христова всем сидельцам выдали сверх нормы по полфунту мяса, по два фунта белого хлеба, а также лапшу и кашу. Следует напомнить, что фунт — это около 450 граммов, следовательно, нижегородские зэки получили на три дня по 220 граммов мясца и килограмму хлеба, что, прямо скажем, негусто. Страшно представить, как они питались в непраздничные дни!
В прошлой статье рассказывалось о предновогодней денежно-вещевой лотерее 1962 года. Оказывается, это «изобретение» тоже не принадлежит советской власти, подобные мероприятия проводились и 100 лет назад. За неделю до нового 1913 года в Нижнем Новгороде прошла Рождественская вещевая лотерея-аллегри (это когда результат определяется сразу после приобретения лотерейного билета, на котором заранее обозначен выигрыш). На ней разыгрывались наборы серебряных и столовых чайных ложек, корова, швейная машинка, граммофон, чайный сервиз и самовары. Билет стоил 25 копеек, и 5500 нижегородцев приняли участие в лотерее.

СЕГОДНЯ В ЭЛЕКТРОТЕАТРАХ

Телевизоров в те времена не было, поэтому новогодние дни нижегородцы проводили в основном на разных представлениях: концертах, маскарадах и семейных вечерах. К примеру, «Общество разумных развлечений» устраивало на Святках следующие мероприятия:
— 1 января семейно-танцевальный вечер;
— 2 января костюмированный вечер;
— 3 января семейный вечер;
— 4 января спектакль в квартире общества;
— 6 января концерт в Башкировском училище.
В моде были также всевозможные спортивные мероприятия. «Сегодня в 10 часов Спортивным клубом назначены две лыжные вылазки: первая для начинающих в Грабилово и вторая для более сильных в Орловку через Шуваловскую дачу (находилась таковая на территории завода «Красная Этна», прим. авт.), — сообщали газеты. – На Новый год назначены две вылазки: в Кстово и на Мызу. Сбор на станции клуба».
Нижегородцы могли также посетить кинотеатры, которые в те времена, на заре кинематографа, назывались электрическими театрами. Заведение с экзотическим названием «Бразильский электротеатр» в праздники демонстрировало немой хит 1912 года «Девушка без отчизны». Главная героиня, жительница одной из балканских стран, попала в невероятный круговорот событий, связанных с войнами, восстаниями и борьбой народов за независимость. «Художественный электротеатр» предлагал вниманию зрителей постарше драму в двух частях «Королева полусвета», рассказывавшую о трагической судьбе куртизанки. Не забывали и о младшем поколении. Кинофильмы для детишек демонстрировались в зале коммерческого училища. Новогодний репертуар включал, как тогда выражались, комические картины (комедии) «Полька в голове» и «Сон музыканта», а также первую экранизацию сказки «Белоснежка».
Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Детская елка на скотобойне

  1. Василий Геннадьевич говорит:

    От те на... Еще картинки не хватает, как детишки резвятся среди подвешеных на крюках туш свиней...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *