«Похороны социализма»

30 лет назад умер Леонид Брежнев

«СКОНЧАЛСЯ РАБОЧИЙ И ВОИН»
12 ноября 1982 года нижегородские газеты, в том числе «Ленинская смена», вышли с траурными черными полосами и большими портретами вождя. «Дорогие товарищи! Коммунистическая партия, весь советский народ понесли тяжелую утрату. Из жизни ушел верный продолжатель великого дела Ленина, пламенный патриот, выдающийся революционер и борец за мир, за коммунизм, крупнейший политический и государственный деятель современности Леонид Ильич Брежнев» — сообщалось на первых полосах. «Все трудящиеся города Горького и области с прискорбием встретили сообщение о кончине генерального секретаря ЦК КПСС, — писала «Ленинская смена». — Рабочий и воин, выдающийся организатор и мудрый политический деятель, Леонид Ильич Брежнев был связан с народом кровными, неразрывными узами. Вся его жизнь и деятельность были подчинены служению интересам людей труда. Весь свой яркий талант, всю свою огромную энергию он отдал делу социализма — общества свободы и социальной справедливости, братства людей труда».
В сообщении о «кончине» не было слов «преждевременная» или «скоропостижная». Сказать так, видимо, просто не повернулся язык. Ведь уже несколько лет вся страна на экранах телевизоров видела, в каком состоянии находился лидер «сверхдержавы», а именно: еле передвигался, с трудом говорил и в целом производил впечатление отнюдь не «воина», а глубоко больного, коллекционировавшего ордена и медали маразматика. Тем не менее в сознании современников весть о смерти высмеянного в сотнях анекдотов Леонида Ильича все равно осталась как «неожиданная».
Вероятно, это было связано с тем, что на закате эпохи, которую официально именовали «развитым социализмом», а позже нарекли «застоем», подсознательно все понимали, что с Брежневым уйдет в прошлое и пресловутая эра стабильности. Эра, которая была самой стабильной в истории советского общества. Отсутствие изменений в политике, крупных военных конфликтов вкупе с относительным и более — менее равномерным благополучием создали у целого поколения граждан иллюзию улучшения жизни. Фактически 20-летнее правление Брежнева стало эпохой буржуазного социализма. Партия по-прежнему со школьной скамьи рассказывала людям о построении коммунизма и великом Ленине, однако на деле де-факто вернула им вполне буржуйские ценности. Продолжая заучивать пионерско-комсомольские клятвы и повязывая детям красные галстуки, советские граждане на деле были озабочены лишь тем, как получше устроиться и обставиться. Атрибутами красивой жизни и соответственно предметами мечтаний стали цветные телевизоры, стенки, сервизы, ковры, шубы, личные автомобили и поездки летом в Крым. В общем, все как-то приспосабливались, а дряхлая фигура увешанного наградами Брежнева символизировала стабильность и процветание.
АПАТИЯ И СКОРБЬ
Однако в глубине души, в подсознании народ понимал, что все это не вечно, что все это какая-то сказка. А у сказки всегда бывает конец. Хотя официальная пропаганда трубила об успехах и достижениях, в действительности страна все больше скатывалась в стагнацию. Что характерно, в семидесятые годы полностью исчез лозунг «догнать и перегнать» Америку. Несмотря на большие капиталовложения в сельское хозяйство, принудительную отправку горожан на сельхозработы и значительный импорт продовольствия, продуктов в магазинах становилось все меньше и меньше. Пресловутая «стабильность» вела к всеобщему равнодушию и апатии. В связи с этим в период застоя неуклонно росли потребление спиртных напитков и связанные с этим проблемы: алкоголизм, деградация и самоубийства. Число последних увеличилось с 17,1 на 100 000 населения в 1965-м до 29,7 в 1984-м. Число ежегодно совершаемых преступлений с 1973 по 1983 год увеличилось почти вдвое, в том числе тяжких — на 58%, разбоев и грабежей на 100%, квартирных краж и взяточничества — в три раза! Разложение армии выражалось в расцвете дедовщины.
Все эти явления, хоть о них открыто и не сообщалось, не являлись секретом для людей. Было ясно, что в стране что-то идет не так. Даже знаменитые жизнерадостные советские комедии 60-х годов к началу восьмидесятых сменились философскими и меланхоличными. Типичный пример — «Осенний марафон» режиссера Георгия Данелии, вышедший на экраны в начале 1980-го. В этом грустном философском фильме о человеке, пытающемся быть хорошим для всех и тем самым, загоняющем себя в угол, между строк хорошо чувствовался дух эпохи: серость, апатия, разбавленная депрессивным пьяным юморком. Поэтому перемен ждали, но боялись. Боялись панически, именно из-за этого смерть товарища Брежнева была воспринята как «неожиданная», т.к. все неприятное и непредсказуемое всегда кажется таковым.
С 13 по 14 ноября горьковские газеты в основном публиковали бесконечные и однообразные соболезнования по поводу кончины генсека, а также обещания парторганизаций и трудовых коллективов всеми силами «продолжать дело пламенного борца за коммунизм Леонида Ильича Брежнева».
Сами похороны были назначены на 15 ноября. В этот день в школах города Горького, как и во всем Советском Союзе, были отменены занятия. На многих предприятиях и в учреждениях фактически был сделан выходной. Все это было сделано для того, чтобы люди могли всей семьей посмотреть церемонию похорон, транслировавшуюся в прямом эфире на всех телеканалах. А посмотреть было на что! Такому действу, спланированному как своего рода всенародное траурное шоу, позавидовали бы, наверное, даже египетские фараоны.
По сути, оно напоминало скорее военный парад, чем похороны. Гроб с телом Леонида Ильича двигался по Москве на артиллерийском лафете. В сопровождении почетного эскорта из солдат Московского гарнизона, генералов и адмиралов, несших на красных подушечках бесчисленные награды покойного, он прибыл на Красную площадь. Там находились толпы людей, шеренги солдат гарнизона. Для многочисленных гостей: депутатов, представителей партийных и общественных организаций, военачальников, передовиков производства, членов иностранных делегаций — были выстроены специальные огромные трибуны. Гроб несли солдаты, а попутно «придерживали» руками ближайшие «соратники» покойного: Юрий Андропов, Константин Черненко, Михаил Горбачев и другие. Именно те, кому предстояло разгребать брежневское «наследие». Такая традиция пошла еще со времен похорон первого Ильича – Владимира Ленина, которого несли в Мавзолей Сталин, Троцкий, Бухарин и Зиновьев. Однако состояние здоровья «соратников» в 1982 году было куда хуже, нести гроб самостоятельно они были попросту не в состоянии, поэтому только «подхватывали».
«КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ТВЕРДО ЗАЯВЛЯЕТ»
Кульминацией «праздника» стало опускание гроба в могилу. Любопытно, что когда зазвучал гимн СССР, телезрителям показалось, что они услышали грохот — гроб с телом Брежнева уронили. Однако в действительности это грянул невиданной силы орудийный залп. Одновременно с этим выстрелы зазвучали во всех столицах союзных республик и городах-героях. В Горьком из пушек не стреляли. Но, как и по всей стране, ровно в 11.55 на пять минут в городе была остановлена работа абсолютно всех предприятий и организаций. Весь водный и железнодорожный транспорт, а также заводы и фабрики дали затяжной трехминутный гудок. Встали и гудели даже автобусы и троллейбусы!
После этого руководители СССР вновь поднялись на трибуну Мавзолея, чтобы принять парад войск Московского гарнизона, отдававших последнюю честь Брежневу, занимавшему при жизни также пост верховного главнокомандующего. Столь масштабные похороны по иронии судьбы вполне соответствовали историческому моменту. Только спустя годы люди поняли, что, в действительности, вместе с Брежневым они провожали в последний путь и сам социализм…
На следующий день все газеты опубликовали траурные речи. «С чувством глубокой скорби советский народ 15 ноября проводил в последний путь Леонида Ильича Брежнева — выдающегося деятеля Коммунистической партии и Советского государства, международного коммунистического и рабочего движения, Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР, — цитировала «Ленинская смена» слова Юрия Андропова. — Товарищи! Коммунистическая партия Советского Союза твердо заявляет, что служение делу рабочего класса, трудового народа, делу коммунизма и мира, которому посвятил всю свою жизнь Леонид Ильич Брежнев, составляет и будет составлять высшую цель и смысл всей ее деятельности. Прощай, дорогой Леонид Ильич! Память о тебе никогда не угаснет в наших сердцах. Дело твое будет продолжено в свершениях нашей партии и народа!»
Однако уже очень скоро выяснилось, что продолжать некому и нечего. Преемники Брежнева, не успев заняться делами, отправились за ним на тот свет. А всего через два года началось стремительное падение мировых цен на нефть, которое и поставило окончательный крест на «деле коммунизма»…

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *