Нижегородский след «золотого барона»

Длительная разработка нижегородских чекистов привела к ошеломительному результату: на днях на подъезде к Московскому вокзалу в Нижнем Новгороде оперативники УФСБ задержали 45-летнего жителя города Смоленска, который вез в багаже целое состояние…

Этот пассажир поезда «Москва – Северобайкальск» не привлекал внимание ни в чем. Обычная одежда, тяжеловатая сумка – гостинцы, небось везет. Смоленский паспорт. Обычное лицо. Если и в сумку глянуть, пальцем у виска повертишь – камни, земля какая-то. Но этого парня брали сурово: спецназ ФСБ, транспортный ОМОН. Потому что здесь, в Нижнем Новгороде, невзрачный пассажир за одну из сумок с «землей» и «камнями» получил 915 тысяч рублей. Потому что не камни там были и не земля, а золотоносная порода. Во всех этих «булыжниках» и «земле» золота и серебра было, по подсчетам Волго-Вятской государственной инспекции пробирного надзора, на три с лишним миллиона рублей. По государственным ценам, которые ниже, чем в ломбардах. А рыночная цена примерно 5-6 миллионов рублей. Мало того, некоторые детали из ответов курьера и химического анализа его груза заставили вздрогнуть бывалых офицеров контрразведки. Перед ними, будто давно похороненный с колом в сердце вампир, начали вставать тени прошлого...
Было это в середине 90-х в городе Касимове Рязанской области. Павел Тулба, чернявый крепыш из молдован-гагаузов, занимался с земляками шабашкой – строил сельскохозяйственный корпус для недавно запущенного на полную мощность завода с аббревиатурой ПЗЦМ. Что расшифровывается незатейливо: «перерабатывающий завод цветных металлов». Он же, если пользоваться специальным термином, аффинажный завод.
Для справки: аффинажный завод «ПЗЦМ» в Касимове перерабатывает золотоносную породу в слитки высочайшей пробы – 999,9, предназначенные для государственного золотого фонда. Годовая проектная мощность – 500 тонн золота и 200 тонн серебра.
Крышу над головой заводским свиньям и курям (туго было в те времена с госпоставками всего, даже еды, вот и решило начальство ПЗЦМ для прокорма своих работников обзавестись подсобным хозяйством) молдаване возвели быстро и качественно. За что получили заработанные деньги и разъехались кто куда. А Тулба остался. Завязавшиеся знакомства и постоянно присылаемый с родины молдавский коньяк поспособствовали устройству на «золотую» фабрику. Пусть и на невеликую, скудно и с задержками оплачиваемую должность тридесятого помощника по строительным вопросам у сто пятнадцатого заместителя генерального директора.
Но гагауз не за окладом туда шел. Он попробовал, ни много ни мало, наладить и возглавить нелегальный сбыт заводской продукции. Дело было рискованным – предприятие такого уровня, несмотря на тогдашнюю вседозволенность, охранялось сурово. Аж в четыре «яруса». Собственно заводская СБ, состоящая из ветеранов КГБ. Специальный, расположенный на ПЗЦМ отдел ФСК. Особый батальон МВД, где даже должности рядовых бойцов занимали многократно проверенные прапорщики, а командовал батальоном… генерал-лейтенант. И совсем должны были нагонять жути на потенциальных расхитителей люди из всесильной тогда службы безопасности президента (СБП), хотя что делали эти ребята на столь специфическом предприятии – ни разу не понятно. Но, несмотря на столь представительный кворум силовиков, золото все равно таскали. Ушлые работники умудрялись «скрысить» и вынести даже эталонные, 12-килограммовые слитки продукции высшей пробы, не говоря уж о золотоносной породе, которую вагонами привозили на ПЗЦМ для переработки. Ну, кто заметит, если из сваленных в цеху приемки курганов породы пропадет пара пудов?! Да и сотню пудов не заметят. Проблема лишь в выносе за периметр. Но и она преодолима. Ведь и свои «особисты», и «фискалы» (так называли сотрудников ФСК), и менты, и коржаковцы тоже люди. И им хочется ездить на хороших машинах и жить в красивых коттеджах.
Но до появления Павла Тулбы все это было неорганизованно, по-махновски как-то. «Золотоносы» «решали вопросы» на уровне начальников караулов или дежурных оперов. Молдаванин же размахнулся шире. Для начала он объединил всех несунов-одиночек под своим единоначалием, обещая им возможность беспрепятственного вывоза украденного. Правда, за немалую долю в 50% от стыренного золота или аффинажа. Были такие, кто не соглашался. Их на удивление быстро переловили с поличным и рассадили по лагерям. Зато потом на ПЗЦМ наступила тишь да гладь в плане зарегистрированных попыток хищений – их как бы и не было в официальной отчетности. За что руководители ведомств, курировавшие без-опасность объекта государственной важности, чуть ли не еженедельно получали почетные грамоты. Ну, и медали с премиями, само собой. А еще раз в несколько дней через все КПП восьми охранных периметров с завода выезжали «Волги» того самого командующего батальоном охраны генерал-лейтенанта Ч. и заместителя начальника оперативного подразделения СБП полковника И. Разумеется, без досмотра. Их водители, впоследствии допрошенные нижегородскими и московскими контрразведчиками (об этом речь пойдет ниже), рассказали, что въезжали на территорию ПЗЦМ по прямому указанию своих начальников. А в условленном месте их встречал Павел Тулба. Не выходя из машины, они давали ему ключи от багажника, в который какие-то люди буквально мешками грузили что-то очень тяжелое, и машина проседала на задние колеса. Разгружались машины тоже незнакомыми людьми в гаражных массивах города Касимова. Когда капитан МВД Ф, водитель служебной «Волги», из врожденного любопытства спросил у шефа, что это он возит, генерал рассмеялся и сказал, мол, стройматериалы для его загородного дома. После чего в течение недели Ф. был направлен на новое место службы – в Чечню, где и был с трудом потом найден нижегородскими и столичными чекистами для дачи показаний. А стройматериалы офицер, видимо, возил действительно очень дефицитные. Из них генерал-лейтенант Ч. построил себе пятиэтажный (!) особняк. Причем над землей возвышалось всего три этажа...
Кстати, любой желающий может на этот домик полюбоваться. После того как он был конфискован у теперь уже бывшего генерала, в нем разместилось касимовское отделение Сбербанка. Гранитная отделка внутренних помещений и дворцовые люстры под 6-метровыми (!) потолками каждого этажа остались от прежнего хозяина. Общая площадь «генеральского домика» составляет почти полторы тысячи квадратных метров. Интересно, он сам и его домочадцы там по компасу ориентировались, когда в туалет или на кухню было надо?
Но всем радостям жизни Тулбы и его высокопоставленных друзей пришел конец по причине банальной человеческой глупости. Или самонадеянности. Или и того, и другого вместе...
Через сеть курьеров и доверенных лиц золото и золотоносная порода сбывались практически во всех крупных городах европейской части России. Но самые крупные партии возились в Москву и Нижний Новгород, благо именно в них имелись надежные оптовые покупатели, которые уже потом, по своим каналам, перепродавали за границу столь ценимое на западе «золото советского стандарта». Это такой международный термин, поскольку больше нигде в мире не производится драгоценный металл столь высокой – 999,9 – очистки. Он идет на басно-словно дорогие украшения, используется в электронике, в системе высокоточного оружия. Ведь «цивилизованная» заграница, увы, так и не научилась обогащать драгоценные и редкоземельные металлы до степени почти абсолютной чистоты, отстав в этом плане от давно почившего в бозе СССР лет эдак на 50.
Конечно, из Касимова золото и аффинаж везли не простые курьеры. В автомашинах с документами-«непроверяйками» ехали люди с удостоверениями сотрудников МВД или СБП. По их собственным показаниям, борзели до такой степени, что, захотев перекусить, заставляли экипаж ГАИ охранять оставленную машину с ценным грузом, пока откушивали шашлык под коньячок в придорожных кафе. Вот борзость и подвела.
В Нижнем Новгороде у курьеров должна была состояться встреча с перекупщиком, гражданином Латвии Эрнестом Айдзердисом. Кстати, младшим братом убитого две недели спустя в Москве известного банкира (убийство так и не раскрыто). По идее, курьеры должны были только передать привезенный товар и получить заранее оговоренную сумму. Но латыш вдруг озвучил новые условия. За грамм «советского стандарта» он платил уже не 12 долларов, а 10. Дескать, «стандарта» на мировом рынке сейчас переизбыток, цены падают и работать себе в убыток он не хочет. Курьеры связались с боссами в Касимове, спросили, как быть. Там велели: продавайте по 10, но смотрите, чтоб латыш не обмишурил! «Вот это попадос!» – подумали курьеры. Они даже и не знали, сколько точно золота привезли. А случись что, недостачу на них и повесят. И Айдзердис торопил: быстрее, быстрее, улетаю вечером, назавтра «коридора» на таможне не будет! И хлопчики пошли… в первый попавшийся продуктовый магазин на улице Маяковке (ныне улица Рождественская). Ну, вы себе представляете выражение лица продавщицы отдела бакалеи, когда к ней подошли трое крепких ребят. Продемонстрировали удостоверения службы безопасности Президента и из какого-то тряпья вывалили на магазинные весы гору золотых слитков и формовок. Вешай, мол! И чтобы до грамма! Не успела продавец что-нибудь ответить (ну, хотя бы то, что стандартные весы для розничной торговли производства Томского завода допускают погрешность в 3-5 граммов на кило), как к президентским телохранам неожиданно приблизились потасканные жизнью мужчины из очереди в винно-водочный отдел, старательно разглядывающая ценники на крупы молодая пара и только что зашедший в магазин амбал в малиновом пиджаке. В доли секунды троих из СПБ сбили с ног, к затылкам прижались стволы: «Спокойно! ФСК!» Так завершилась оперативная разработка нижегородских и московских чекистов, которые несколько месяцев назад вышли на канал «уплытия» стратегического драгметалла за рубеж.
Последствия были – мама не горюй! Как молвят злые языки, тогдашнему генералу нижегородского УФСК предлагали ни много ни мало 3 миллиона долларов за то, чтобы «ничего не было». Наличкой и сразу. Мол, с москвичами уже договорились. Не знаю, что там в Москве, может, действительно дел государственных невпроворот было, настолько важных, что хищения на предприятии, производящем золотой запас страны, – мелочь. Семечки. Но об этом громком деле… забыли. Занимались им каких-то два старлея, отслужившие в контрразведке почти два месяца на двоих. Именно наши, нижегородские ребята ездили в Касимов, делали работу москвичей. С реальной опаской, что стоит Коржакову шевельнуть бровями, и их порвут. Или постараются порвать. Но здесь уж кто кого. Тем более что несколько офицеров элитной оперативно-боевой команды «Вымпел» (во времена Ельцина после отказа штурмовать Белый дом – «нас не для этого готовили» – переведена в МВД; 50% личного состава уволились) взяли на службе административный отпуск и приехали в Касимов поддержать нижегородских чекистов. И поддержка была весомой. Команда «В» создавалась не просто как спецназ в армейском, диверсионном или контртеррористическом понимании. Это были (и есть) офицеры с навыками спецназовца-диверсанта и умениями оперативной и агентурной работы. Спецы «четырехнулевых» классов, «супер», «элит» и «абсолют».
В общем, закончилась касимовская эпопея полным «ахтунгом». Сели на срок от 10 до 12 лет все начальники ВСЕХ структур, ответственных за охрану ПЗЦМ. Вплоть до заместителей и командиров подразделений. Было и несколько самоубийств офицеров уровня полковников. Или того, что очень похоже на самоубийство: аккурат накануне допроса люди вешались, стрелялись. Но как-то странно: на повесившихся находили не одну, а две странгуляционных борозды, будто офицер сначала удавился сзади, а потом, испытав недостаток острых ощущений, еще и в петлю прыгнул. Или выстрелил себе в горло слева, а потом переложил пистолет в правую руку. Из которой запустить в себя пулю и с такой траекторией раневого канала просто невозможно.

Остальных (кроме Павла Тулбы – о нем чуть дальше) усадили. Но «приливная волна» уже пошла... В Москве грохнули Юрия Айдзердиса, брата знакомого нам уже по Нижнему Новгороду Эрнеста. Юрий был председателем одного из известных сейчас банков, контролируемого в те годы небезызвестной «солнечногорской братвой». То есть через это финансовое учреждение отмывались деньги братвы Сергея Михайлова (он же Михась). По слухам, именно «не оприходованные» (т.е. не внесенные на счета банка) деньги «солнцевского» общака и пытался прокрутить с помощью младшего брательника председатель банка. А тут такой облом. Наверное, Юра смог бы утыренные деньги возвернуть. Хоть с какими процентами. Но братва еще до конца не рассталась с воровскими законами о том, что за «крысятничество» общака – смерть.
Такая же участь досталась нижегородскому вору в законе Китайцу, в миру Николаю Батурину, 1957 года издания, уроженцу поселка Усть-Олейчик Магаданской области. Мужичок давно и в открытую «крышевал» Айдзердиса-младшего в плане золотого транзита. Люди говорят, что именно он подговорил Эрнеста убедить брата-банкира «прокрутить» деньги из воровского общака. За что и поплатился.
Осторожный Китаец уже знал, что в отношении его персоны готовится сходняк. И наиболее авторитетные воры, такие как Япончик, Гиви-резаный, Худо, Роспись, уже были настроены дать «по ушам» – т.е. раскороновать Китайца. Кстати, небывалое дело: извечные враги «пиковых» (кавказских воров) Иваньков («Япончик») и Исаев («Роспись») в кои-то веки выступили с ними единым фронтом против посягнувшего на «святая святых» славянского вора. Приглашение на сходняк в Питере Китаец проигнорировал. Знал, чем закончится: дадут ствол. Мол, сам накосячил, сам с собой и разбирайся, как положено «по закону». Ну, еще стакан водки и вискаря нальют. Для куража воровского.
Не хотел Китаец ствола с досланным патроном. Ведь только дом достроил, обставил, от скудного лагерного быта оттаял. Не хотел! И не поехал. Чем уже себе «по закону воровскому» приговор подписал без шансов на последнее слово в свое оправдание.
Прятался Китаец, сильно прятался. Даже на очень важные переговоры с Вагоном (Владимир Вагин) и Камо (Камо Сафарян) сам не ездил, как по статусу положено, а подручных авторитетов посылал. А потом свыкся. Вроде, ни слежки нет, ни сквозь плотное кольцо бритоголовых охранников снайперы достать не пытаются, машины при посадке в них не взрываются. Расслабился Китаец. И даже не сильно удивился, когда через надежных людей приглашен был в ресторацию «Волна» при одноименной гостинице на «днюху» своего старого знакомого – автозаводского авторитета. Тут уж не знаю: правду говорят или нет, что Китаец к тому дню «ссучился» и, в страхе за свою жизнь, обратился за защитой в РУБОП. Так или иначе, «спецуры» в этот вечер у «Волны» было чуть ли не больше, чем жуликов. А жуликов было много. К удивлению Китайца, он встретил на вечеринке «солнцевских». Насторожился. Но ребята вели себя беззлобно, говорили, что все уже былое прошло. Китаец много пил с ними. На глазах окружающих братались, глотали вискарь на брудершафт. Один из «солнцевских» в кровь избил официантку, которая позволила себе возмутиться, когда одурманенный выпивкой Китаец выпил с подноса шампанское и туда же (на поднос) наблевал.
Ближе к утру, к окончанию банкета, Батурин отпускает охрану по домам. Дескать, я с корешами, а значит, все путем! С Китайцем остается только водитель – бывший офицер ОМОНа Александр Т. Николай приглашает «солнцевских» к себе на дачу. Покровительственно-пренебрежительно – «разучилась пить молодежь!» – смотрит на падающих на заднее сиденье его «Мерседеса» «солнцевских». Сам вопреки обычаю садится рядом с водителем. За «Мерседесом» Китайца трогаются «Жигули-семерка» с оперативниками РУБОПа.
Спустя полчаса, при съезде на грунтовку, один из «солнцевских» попросил: «Млин, братан, попрыскать останови, а!» «Мерседес» встал. В этот момент в затылки Китайца и водителя уперлись стволы. Вряд ли они успели чего сказать. Труп водителя-телохранителя выбросили сразу. На его место сел «солнцевский». Со стороны (рубоповцы не рисковали сокращать дистанцию) все выглядело, как будто и в самом деле пьяный бандит вышел помочиться (на самом деле он выкидывал из машины в заросший травой кювет убитого водителя). Потом «Мерседес» поехал, как и предполагалось, к даче Китайца. Застреленного вора в законе расчленили и сожгли в его собственной бане.
Есть мнение, что ликвидацию оступившегося вора произвели некто Дима и Джим. Та самая пара наемников, которая не совсем по-джентльменски поставила точку в карьере российского киллера № 1 Александра Солоника в греческом курортном поселке Варибоби. Говорят, что Македонец (кличка Солоника) дал себя удавить, увидев ствол у виска своей возлюбленной 19-летней «Мисс Россия – 96» Светланы Котовой. Что не спасло и девчонку: греческая полиция собирала ее по частям от отрубленной головы, ног, рук до туловища. Но это совсем другая история.
Что до Димы и Джима, то они до сих пор не пойманы. По слухам, один нижегородский рубоповец признал в «Диме» бывшего сослуживца, который без вести пропал в одной из командировок. О «Джиме» известно чуть больше. Бывший капитан ВДВ. Командир разведывательно-диверсионной группы СН ГРУ МО РФ. Числится без вести пропавшим со времен таджико-афганского конфликта. Считался одним из лучших армейских разведчиков-диверсантов. Удостоен звания Героя Советского Союза за операции, проведенные в Приднестровье. Еще три ордена и шесть медалей. Символический гроб захоронен с воинскими почестями на закрытом для захоронений Ваганьковском кладбище. Но, похоже, покойник ведет активную загробную жизнь – отпечатки пальцев бывшего крутого спецназовца Е., хоть и частично смазанные, обнаружились на пистолете, из которого был убит Китаец (в полусгоревшем черепе нашли пулю, а в лесу выброшенные стволы).
Что интересно, из общего «замеса» как-то выпал Тулба. Поначалу его, как организатора, закрыли в первую очередь. И увезли в Нижний Новгород, а отсюда – в Саранский СИЗО, в спецблок ФСК. С самого начала Тулба делал все, чтобы затянуть следствие. Например, вдруг перестал понимать по-русски. Потом женщину-переводчицу запугал так, что она вообще отказалась приходить на допросы. Пришлось разыскать офицера, выполнявшего задачи в Приднестровье и свободно говорившего по-молдавски. Он на угрозы подследственного реагировал увесистыми плюхами. И начавший побаиваться за собственное здоровье жулик чудесным образом то ли вспомнил, то ли вы-учил русский язык на очень приличном уровне. Но тут истек срок содержания под стражей. Прокурор (тогда еще не за судами эта привилегия была) Тулбу отпустил.
Далее, спустя два месяца, в Гороховце был найден сгоревший «ВАЗ-2107». Внутри – обугленный труп. На заднем сиденье – куртка с документами Павла. В оплавленном бардачке ПСМ с его отпечатками пальцев. Только ни стоматологическая экспертиза, ни еще ряд важных моментов не подтвердили, что в машине сгорел именно Павел Тулба. Уж не он ли решил восстановить, спустя годы, давнюю «золотую дорогу»?..

Александр Кобезский

Запись опубликована в рубрике Криминальные нравы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Нижегородский след «золотого барона»

  1. семен говорит:

    Лихой репортаж! А остальное золото вернут? Или снова тырят?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *