«Коноплю – фронту!»

ОСОБО ЦЕННАЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА
«Площадь под посевами конопли в колхозе «Заря коммунизма» Починковского района достигает 70 гектаров, из них 50 – первой репродукции, 18,5 – элиты и 1,5 – питомник, – радостно сообщали в своей статье «Хороший урожай конопли» («Горьковский рабочий») агроном М. Копнина и секретарь парторганизации колхоза С. Сафронова. – 26 сентября колхоз закончил уборку конопли на всей площади, а 7 октября завершил обмолот. Всего измолочено 240 центнеров семян, что составляет в среднем по 3,5 центнера с каждого гектара».
Понятно, что выращенная конопля шла отнюдь не на производство марихуаны для фронта в промышленных масштабах. Из нее делали волокно особой прочности и стойкости к соленой воде, которое широко применялось в морском деле. Из конопли изготавливали канаты, веревки и тросы для военно-морского и торгового флота. То есть по сути это был стратегический продукт! К примеру, в 1934 году в СССР было добыто 6 000 тонн конопли. Это была одна из основных сельскохозяйственных культур, и не случайно листья этого растения вместе с колосьями пшеницы находятся в центре снопа внутри главного фонтана страны – «Дружба народов» – на ВДНХ.
К слову сказать, конопля в Советском Союзе оставалась легальным растением вплоть до 1961 года. Только тогда Н.С. Хрущев, начавший дружбу с США, под их давлением ратифицировал так называемую прогибиционистскую Конвенцию ООН «О наркотических средствах», согласно которой полезное растение было объявлено опасным наркотиком, «не имеющим никакой практической ценности». Отныне коноплю было предписано всячески уничтожать.
Ну а осенью 1942 года всё было по-другому. «Все работы, начиная от посева и кончая обмолотом, велись по звеньям, на основе звеньевой организации труда, – продолжали рапортовать колхозники. – Первыми закончили обмолот бригада № 3 (бригадир Сукина Е.Л.), бригада № 8 (бригадир Кощеева Н.В.) и бригада № 6 (бригадир Кузнецов В.М.)… Бригадиры этих бригад и звеньевые оценили всё значение конопли, особо ценной технической культуры в военное время, умело использовали хорошую погоду для уборки и обмолота. Бригада № 6 с целью получения большого количества семян производит второй обмолот.
С задачей по выращиванию семенного материала колхоз справился. Включившись в предоктябрьское социалистическое соревнование, все звенья взяли обязательство полностью закончить вывозку соломки на пенькозавод к ХХV годовщине Октябрьской революции. Первой по колхозу приступила к сдаче конопли государству бригада № 3».
В СПИСКАХ ЗНАЧИЛИСЬ
Конопли горьковские колхозники в 1942 году вырастили так много, что ее, видимо, хватало и на нужды фронта, и для собственного пользования. А вот со «всему головой» – хлебушком – дела обстояли не столь блестяще. И урожай в нашей местности был не очень велик, да еще и предприимчивые товарищи разбазаривали выращенное направо и налево. «Хлеб в военных условиях тоже оружие. Строжайший порядок в расходовании каждого килограмма хлеба, неуклонное соблюдение установленной системы хлебной торговли – железный закон для каждого работника торговли и общественного питания», – писала «Горьковская коммуна». Согласно вполне себе социальным советским законам, в сельской местности хлеб должен был продаваться служащим и членам их семей, инвалидам, членам семей красноармейцев, а также вдовам погибших. На всех них составлялись списки, которые заверялись районным или сельским исполкомом. Периодически перечень лиц, занесенных в них, должен был проверяться.
«Но торготделы исполкомов райсоветов и райпотребсоюзы не обеспечивают такой проверки, – возмущалась пресса. – Этим пользуются в хищнических целях случайные людишки, пробравшиеся в систему торговли и общественного питания. В Таремской промартели Павловского района заведующая столовой Пачугина О.И., совместно с председателем артели Головиным В.С., систематически расхищала хлеб. Пользуясь бесконтрольностью, она два месяца получала хлеб на рабочих, выбывших из артели (т.е. фактически на «мертвые души». – Авт.), и присвоила таким образом 580 килограммов. В Пыщугском сельпо по инициативе управляющего районной конторой Госбанка тов. Курилова была проведена проверка списков. Из первых 115 человек – 13 получали хлеб незаконно. Например, некий Чесноков нигде не работал, но числился в списках промкомбината».
Впрочем, и сами пресловутые списки составлялись таким образом, что первым делом в них стояли фамилии председателей колхозов и их многочисленных родственников. В одной из деревень составление списка «нахлебников» было поручено депутату сельсовета И.А. Белякову. Тот, естественно, не преминул воспользоваться возложенной на него «честью», записав в него всех своих родных и знакомых, а уже только потом тех, кому положено. Неудивительно, что действительно нуждающимся гражданам хлеба в итоге не хватало вовсе… 4 октября в сельсовет пришла большая группа жен красноармейцев с жалобами на свое плохое питание. Однако барышень попросту попросили выйти вон, заявив, что хлеба все равно на всех не хватит.
Кроме того, руководство сельхозпредприятий стремилось всю пшеничку, что получше, оставить себе, так сказать, на нужды, а что похуже – отдать государству. В статье «Антигосударственные тенденции» сообщалось, как колхоз «Красная Нива» пытался сдать родине тонну откровенного гнилья, а колхозы «Пролетарий» и «Коминтерн» совсем не по-пролетарски и не по-коммунистически предпринимали такие попытки неоднократно. Всякий раз привозили на базы «Заготзерно» отбросы, а зерно получше хотели оставить для себя. При этом журналисты констатировали, что, «несмотря на многие факты антигосударственных тенденций, конкретные виновники не привлечены к ответственности».
«ОНИ ПОЗОРЯТ ЗВАНИЕ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНИНА»
Сейчас может показаться невероятным, но даже в суровые сталинские годы, когда вроде бы вся экономика была государственной, существовали и работали фактически частные предприниматели. Типичным таким примером были т.н. артели, а конкретно – добровольные объединения людей для совместной работы или иной деятельности, часто с участием в общих доходах и общей ответственностью, фактически что-то вроде закрытых акционерных обществ. В годы войны такие конторы занимались ремонтом и пошивом одежды, ремонтом бытовой техники и другими вещами, на которые у госпредприятий просто не хватало времени и ресурсов.
Однако предприниматели, как водится, в первую очередь думали о собственной прибыли, а не о том, как обеспечить родину сапогами и чайниками. «Большинство артелей города позорно проваливает производственную программу, – писала «Горьковская коммуна» 18 октября. – Вместо того, чтобы изо дня в день увеличивать выпуск продукции для фронта, множить выпуск товаров народного потребления, артели Металлопромсоюза сократили объем производства. Артели Кожремсоюза в первом полугодии прошлого года отремонтировали 700 тысяч пар обуви, в текущем же году только около 400 тысяч пар. Резко сократили количество отремонтированной одежды артели Швейремсоюза.
Бытовое обслуживание населения города поставлено плохо. Многие мастерские не принимают обувь в починку по 2 – 3 недели. Качество ремонта плохое, сроки исполнения заказов не выдерживаются. Отдельные мастера обворовывают население и своим поведением позорят звание советского гражданина».
Дело в том, что артели, хоть и были по сути частными предприятиями, работали по расценкам и тарифам, установленным государством. Которые, понятное дело, противоречили рыночным. Особенно в годы войны, когда сырье и комплектующие были в сильном дефиците.
Уполномоченный комитета промкооперации при ЦК ВКП (б) по Горьковской области И.А. Филиппов писал в своей служебной записке: «Получившим отказ в производстве ремонта заказчикам многие мастера тут же, в мастерской, предлагают произвести ремонт частным образом… В сапожной мастерской № 2 Сталинского промкомбината по ул. Луначарского, дом № 23 не принимают в ремонт валяную обувь из-за отсутствия материалов. Мастер этой мастерской предложил отремонтировать валенки за 325 руб. или две буханки хлеба». Как и в нынешние времена, в сфере частного предпринимательства нередки были и такие явления, как работа с отсутствующим разрешением (лицензией), неуплата налогов, рост цен в кризисный период и т.п.
Виктор МАЛЬЦЕВ

 

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: «Коноплю – фронту!»

  1. Марика говорит:

    Про коноплю мало и фотки фонтана ВДНХ не хватает)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *