Беспощадно бичуя нарушителей

В этом году отмечается 70-летие грандиозной битвы за Сталинград, самого кровопролитного и ожесточенного сражения Второй мировой войны. В октябре немецкие войска приступили к решающему штурму города. В то же время на Кавказе бои шли уже в Северной Осетии и на подступах к Грозному. Судьба страны висела на волоске. А чем жила наша область в те трудные дни?

НА АВИАЗАВОДЕ ВВЕЛИ ФОТОФИКСАЦИЮ НАРУШЕНИЙ ТРУДДИСЦИПЛИНЫ
Каждый день горьковская пресса, в годы войны фактически представленная одной газетой – «Горьковская коммуна», печатала патриотические воззвания, сводки о подвигах советских солдат в Сталинграде и кровавых злодеяниях гитлеровцев на оккупированных территориях. Постоянная пропаганда должна была заставить людей сплотиться вокруг партии и в едином порыве работать на нужды фронта.
«Однако и сейчас на некоторых заводах еще имеются небольшие группы людей, которые продолжают не подчиняться установленным законам о труде. Они самовольно уходят с предприятия, совершают прогулы, выпускают брак, портят оборудование, срывают работу предприятия и мешают работать честным рабочим», – писала горьковская пресса.
Впрочем, «небольшие группы» – это все-таки мягко сказано. Достаточно сказать, что за 1942 – 1945 годы по указам от 26 июня 1940 года и от 28 декабря 1940 года, установившим особую ответственность за нарушение дисциплины, в стране было осуждено 7 758 000 человек.
«Беспощадно наказывая дезертиров производства, бичуя нарушителей трудовой дисциплины в стенгазетах, «боевых листках», «молниях-карикатурах», парторганизации и профсоюзные комитеты вели широкую массово-разъяснительную работу», – писал в одной из статей представитель авиазавода № 21 А. Агуреев. Однако этого в общем-то стандартного для того времени набора мер руководству «двадцать первого» показалось недостаточно. И оно ввело поистине революционную систему фотофиксации нарушений труддисциплины! «В цехах ввели систематическое наблюдение за использованием рабочего времени, – сообщалось в одной из статей. – Рабочий день рабочих фотографировался, полученные выводы обсуждались на общих собраниях». Вот, оказывается, откуда взялись многочисленные фотографии героически трудящихся за станками под лозунгом «Все для фронта!» людей. Каким конкретно образом осуществлялось данное нововведение, снимали ли цеха скрытыми фотокамерами или это делали специальные заводские фотографы-шпионы, история умалчивает.
Хватало проблем и на других заводах. «Сормовские металлурги по-прежнему работают плохо, не выполняют плана выплавки стали, допускают большой брак, – писала «Горьковская коммуна» 18 октября. – В металлургических цехах завода до сих пор не наведен большевистский порядок. Безответственность командиров, обезличка, нарушение технологии – вот что характеризует работу металлургов». Так, 6 октября ковшевой Филенков перед разливом стали забыл очистить ковш от скрапа, а начальник смены Лысенко, не проверив готовности ковша, приказал разливать плавку. В результате 45 тонн металла было загублено. И это в то время, когда по всему городу сотни пионеров собирали металлолом для родины! Аналогичный случай имел место через два дня. На сей раз разлив металла производился в присутствии целой группы «командиров производства», в том числе начальника плавильного отдела цеха Фрункина. «Но никто из них не удосужился проверить готовность плавки, – возмущались журналисты. – Дали команду разливать сталь. Плавка оказалась холодной…» В результате подобного разгильдяйства, в момент, когда вся страна следила за ходом Сталинградской битвы, на «Красном Сормове» срывали производственный план.
ПРЕДКОМ «ТЕПЛОЭНЕРГО» БЫЛ «ОБЛТОП»
Между тем жизнь Горького шла своим чередом, в городе готовились к отопительному сезону и заканчивали капитальный ремонт жилищ. «В соревнование на лучшую подготовку к зиме включились все районы города Горького, – писала пресса. – По городу капитально отремонтировано 153 дома, силами жильцов сделан ремонт в 2146 квартирах… Приведены в порядок 7700 печей, 817 крыш, отеплено свыше 4000 входных дверей, около 1000 подвалов и чердаков. С честью выполняют свои обязательства инициаторы соревнования – трудящиеся Кагановичского (ныне Московский) района. Из 105 домов, подлежащих ремонту, отремонтировано 79, ремонт остальных будет закончен в срок. Выполнен план по ремонту лечебных учреждений, детсадов и детяслей, питьевых колодцев и водоразборных колонок».
Впрочем, как у нас обычно бывает, подготовка к зиме шла по плану совсем не везде. «В Свердловском (ныне Нижегородский. – Авт.) районе ремонт системы центрального отопления закончен только в 14 домах, 6 домов «находятся в ремонте» и по 5 домам ремонт еще не начат, – сообщалось в газете. – В Куйбышевском районе из 8 домов с центральным отоплением ремонт закончен только в 3 домах, а дров завезено всего 170 кбм., вместо 4000. В Сталинском (ныне Канавинский. – Авт.) районе закончен ремонт лишь в 6 домах (из 33)». Однако центральное отопление в то время было скорее исключением, чем правилом, большинство домов и квартир обогревалось с помощью простых печей. Причем ввиду дефицита и даже полного отсутствия угля в топку в основном шли дрова и торф. Даже контора, являвшаяся предком современного «Теплоэнерго», имела соответствующее название – «Обл-топ»!
Таким образом, несмотря на то, что на дворе было уже 9 октября, а в квартирах уже довольно холодно, подготовка к отопительному сезону еще только была в самом разгаре. В результате приказ, как сейчас говорят, о пуске тепла в квартиры был отдан, только когда на улице уже выпал снег и ударили 10-градусные морозы, 6 ноября.
После того как в конце августа немцы вышли к Волге, поставки кавказской нефти в центральные районы СССР значительно сократились. На это, собственно, и рассчитывали коварные гитлеровцы. Стране пришлось перейти на режим сплошной экономии всего и вся. «Надо всюду – на фабриках и заводах, в учреждениях и квартирах трудящихся – добиваться экономного расхода топлива и электроэнергии. Надо, чтобы экономия стала законом военного времени», – писали газеты в те дни. Заводы, и без того не избалованные, стали придумывать всевозможные обходные и энергосберегающие технологии. В частности, автозавод и авиазавод переводили цеха на более дешевое топливо и экономный режим работы плавильных печей. В результате только за месяц предприятиям области удалось сэкономить 6 млн. киловатт-часов электроэнергии.
Однако духом энергосбережения, как водится, прониклись далеко не все. К примеру, Балахнинский бумкомбинат за тот же период, наоборот, перерасходовал 4 млн. киловатт-часов – столько, сколько требовалось для работы всей легкой промышленности Горьковской области в течение трех месяцев. Причиной тому были наплевательское отношение к технологическому процессу, огромный перерасход воды и постоянная работа оборудования на холостом ходу. Та же картина наблюдалась и на станкозаводе, где в порядке вещей было горение света днем и другие безобразия. Некоторые рабочие уходили на перекуры, оставив станки включенными. Еще одним пожирателем электричества сверх нормы был трамвай. Из-за плохого качества ремонта вагонов они постоянно тарахтели, вибрировали и шумели, но при этом еле-еле ползали по городу. Не по-военному щедро освещали свои помещения некоторые учреждения. «Только из-за дневного горения электричества и завышенной мощности ламп Дом связи ежемесячно растрачивает 1500 киловатт-часов», – возмущался в своей статье директор энергосбыта Н. Цыпкин.
ВМЕСТО БЕНЗИНА – ТОРФ
В порыве экономии доходило порой и до идиотизма. Нынешние автомобилисты вряд ли могут себе представить такую сцену. Подъезжает машина на заправку, водитель выходит, достает деньги, идет в кассу и говорит: мне 5 килограммов торфа…
А вот осенью сорок второго «Горьковская коммуна» писала: «На днях, по предложению Центральной торфяной опытной станции Наркомзема РСФСР, Городецкая МТС организовала опытный автопробег газогенераторной машины ГАЗ-42, применив в качестве топлива кусковой торф с Чашковского болота. Торфяные кирпичи стандартного размера, с влажностью около 30%, перед применением разрубались топором на 3 – 4 части и в таком виде загружались в бункер генератора».
Оказалось, что машина легко прошла по проселочным дорогам и даже «взяла» небольшие подъемы. Только водителю приходилось время от времени останавливаться, выгребать из двигателя пепел, после чего подбрасывать туда новые «кирпичики». После успеха сего рекламного мероприятия пресса выступила с обращением к начальству: «руководители предприятий нашей области, имеющие газогенераторные автомобили и тракторы, должны немедленно заняться переводом их на местное торфяное топливо».
Все это, конечно, смешно, однако надо вспомнить, что Гитлер рвался к Волге с целью лишить русских нефти и тем самым, как ему казалось, выиграть войну. Он просто не знал, что победить страну, где машины ездят даже на торфе, невозможно…

Виктор МАЛЬЦЕВ

Запись опубликована в рубрике История. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *