Решения, меняющие жизнь

Обычно средства массовой информации делают акцент на политических решениях. Нам же интереснее сами личности, которые их принимают, а также «внутренняя кухня», которая порой скрыта от публики. Поэтому речь пойдет не о законах, разрабатываемых Законодательным собранием Нижегородской области, а о его председателе – Евгении Викторовиче Лебедеве.

Евгений Лебедев вырос в рабочей семье на Бору, в микрорайоне стекольного завода, что по определению могло означать: он будет работать на Борском стекольном. Так и получилось. Евгений Лебедев пришел на завод в 1975 году, потом была армия. В вуз он пошел на радио-физический факультет ГГУ им. Н.И. Лобачевского. Но коллеги однажды его спросили: работаешь в отделе снабжения, а учишься на радиофаке? Тебе, мол, надо на промышленно-экономический факультет… Работа Евгению нравилась, и, поразмыслив, он перевелся на экономфак, который успешно и закончил. Это решение стало судьбоносным: более чем на 2 десятка лет связало его с Борским стекольном заводом. В 1975 году он пришел слесарем, а в 2002 году уходил в качестве коммерческого директора завода.
Завод дал Евгению Лебедеву очень много. Особенно в то время, когда на БСЗ появились бельгийцы. Они привнесли совершенно другие отношения в сферы управления и производства. Была проведена не только глубокая модернизация завода, но и реструктуризация в менеджменте. Лебедев часто задает вопрос: смогли бы то же самое сделать без бельгийцев? Скорее всего, смогли, но времени бы больше потеряли и шишек бы много набили. А бельгийцы дали готовый алгоритм. И буквально за год на 50% увеличились продажи стекла и на 100% поднялись цены.
Все это происходило непросто, людей подбирали, их учили. Это была хорошая школа. И в жизни Лебедеву это пригодилось. Не только английский язык, которым пришлось овладеть, но и выверенная методология ведения бизнеса.
Любая иностранная фирма, приходящая в Россию, организует все практически по одинаковым схемам. В одном месте – производство и склад, а денежные потоки, инженерную политику и т.д. концентрируют в обособленной управляющей компании. Так произошло и на Борском стекольном заводе. Тогда Евгению Лебедеву предложили перейти на работу в Москву, в управляющую компанию. Евгений Викторович вежливо отказался от этого предложения: решил, что это предполагает потерю функциональной самостоятельности и усиление зависимости от «системы». Это было одним из самых трудных решений в жизни.
Многое тогда пришлось начинать заново, и Лебедев начал с нуля — в компании «Совфрахт», которая занималась экспедированием, организацией международных перевозок, управлением торговым флотом. После всех приватизаций компания сохранила хороший потенциал. Но из-за утраты позиций в морских перевозках она начала диверсифицировать бизнес. Лебедев возглавил дочернюю компанию, стал развивать бизнес самостоятельно. Первое, что он сделал, — это выиграл тендер на поставку сырья на Борский стекольный завод. А предприятие не самое слабое «кушает» в день 1200 тонн сырья. Проблема состоит в том, что сырье поступает из разных частей Российской Федерации. Сода из Башкирии, песок из Подмосковья, доломит из Новгорода, поташ с Урала… Компонентов очень много. И сложность в том, что нельзя создать запас больше чем на неделю.
Дальше компания стала участвовать в перевозке готовой продукции Борского стекольного завода, причем первой в России освоила современные способы транспортировки автомобилями типа Inlouder. Евгений Викторович рассказывает об этом так, что становится понятно: ему было очень по душе заниматься таким бизнесом. Он «везет» свой родной Борский стекольный.
Когда в Россию стали приходить другие производители стекла, то и с ними началась работа. Евгений Лебедев считает, что тут сказался отголосок заводского опыта, когда он изучил тенденции в развитии логистики. Помогло ему тогда и понимание работы завода, полученное изнутри. Европейские фирмы тоже приглашают компанию Лебедева выполнить примерно такую же логистическую работу. Видимо, земля слухами полнится, и репутация уже есть.
Когда Евгений Лебедев работал в системе Борского стекольного завода, то отвечал за узкий профиль работы, чувствовал себя механизмом в большой машине. В «Совфрахте» он остался один на один с рынком. И когда каждый день идет развитие, управленцу это больше импонирует. Ведь тут результаты лично его труда и усилий. Планы у Лебедева были «наполеоновские», задачи ставил себе высокие, но возникла необходимость принятия еще одного судьбоносного решения – предложили работу председателем областного Законодательного собрания. Длительный отрыв от дел мог серьезно сказаться на бизнесе, а новая должность не позволяла плотно заниматься делами.
***
Переход на работу в Законодательное собрание области для Евгения Лебедева был непростым решением. Тем более, предложение возглавить депутатский корпус в региональном парламенте поступило неожиданно, и время на принятие решения было крайне ограничено – 2-3 дня. События вокруг выбора председателя ЗСНО развивались таким образом, что никто толком ничего не знал. Москва настаивала на новом человеке. Сначала возникли три фамилии, потом остались две. Говорят, что была примерно такая сцена. Вице-губернатор Владимир Иванов и повторно избранный депутат Евгений Лебедев, оба с Бора, обсуждали текущие дела, ситуацию в районе. Вдруг звонок Лебедеву – завтра подъехать к губернатору. Зачем, можно только догадываться. Практически тут же звонок Иванову с просьбой найти Лебедева и поговорить с ним на тему о председательстве в Заксобрании.

***
С нашей точки зрения, карьерный рост Евгения Лебедева в Заксобрании не случаен. Он – выходец с крупного, градообразующего предприятия. Это до сих пор приветствуется в высших эшелонах региональной власти. Даже внешне можно уловить разницу между «промышленниками» и «бизнесменами». «Промышленники» держат себя несколько солиднее, увереннее. В них чувствуется какая-то внутренняя сила. Они руководили тысячами людей.
Евгений Лебедев и вице-губернатор Владимир Иванов входят в борскую команду. После кризиса 2008—2009 годов Лебедев полностью утвердился в глазах губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева. К Иванову есть доверие. Он, к тому же, очень плотно работает с Законодательным собранием области. Впрочем, связка Иванов — Лебедев могла бы восприниматься не только с плюсом, но и с минусом. Не слишком ли много борские получили власти? Увязка с Ивановым все равно работала, какие бы аргументы тут ни всплывали.
Видимо, Лебедев уверенно держался еще и потому, что у него хорошо шел бизнес. Общественное мнение его относило к крупным бизнесменам, которые не только являются топ-менеджерами, но и владеют в компании пакетом акций.
Положительно характеризовало Евгения Лебедева и то, что он не лез в политику, не стремился выделиться. Без особых амбиций занял пост заместителя председателя комитета по экономике и промышленности в ЗСНО-2006. Это означало, что он «в резерве». Когда Лебедев замещал председателя комитета, то было очевидно, что это серьезный человек с перспективой.
И наконец, последний довод о «неслучайности» председательства Лебедева в Заксобрании. В очередной раз сработала поговорка кадровиков из КГБ: на работу не надо брать тех, кто туда очень не хочет и кто очень хочет. Он понимал, что по умолчанию спикером ЗСНО опять должен стать Виктор Лунин. А значит, шансы у него практически нулевые. Поэтому и не предпринимал ничего. Это стало выигрышной позицией.
Касательно московских акционеров «Совфрахта» предположу, что они были в хорошем смысле поражены. Они не просто угадали с Лебедевым, а суперугадали. Он не только «везет» Борский стекольный завод, но и «привез» его им, а дальше по цепочке — других производителей стекла. А теперь еще и занял ведущую политическую позицию в таком важном регионе, как Нижегородская область. Если бы им около 10 лет назад кто-то об этом сказал, они бы просто не поверили.
Теперь о том, кто же такой «мистер Лебедев». Бизнесмен, политик или потенциальный партийный деятель? На мой взгляд, в этом «разделении труда» что-то есть. Непростой, разнообразный заводской опыт может стать базой и для бизнеса, и для политики, и даже для партийной деятельности. Поэтому Лебедев стал политиком и не перестал еще быть бизнесменом. Но больше в нем все-таки бизнесмена. В политику ради политики он играть, с моей точки зрения, не будет. В том числе и потому, что «правила игры» прекрасно понимает.

***
Первое время в должности председателя ЗСНО Евгению Лебедеву было трудно, хотя он до этого был и депутатом областного Заксобрания, и депутатом в Борском районе. Еще в 2006 году он начал познавать, что такое Законодательное собрание.
Тогда Лебедев просто добросовестно работал в комитете, но в то же время в нем чувствовался потенциал. Некоторые журналисты прочили ему пост председателя или зампреда ЗСНО в следующем созыве.
Уже в должности председателя ЗСНО какие-то протокольные вещи Лебедеву давались тяжело. Не все было гладко по ведению заседаний собрания. И это было заметно со стороны. Казалось, что председатель переживает, но ведь это не суть работы, а скорее внешний антураж…
Главное, конечно, было организовать работу с депутатами. Все они серьезные и самодостаточные люди, у всех есть понимание своей значимости. Здесь не как в бизнесе: не соберешь и не прикажешь, поэтому приходится искать компромиссы. Не только с фракциями, но и среди «единороссов». В итоге за полтора года работы сложились конструктивные, деловые отношения практически со всеми депутатами Законодательного собрания.
Это для Евгения Лебедева – политическая победа. Потому что неизбежно существовал элемент ревности у некоторых коллег. Не все его избрание председателем по разным причинам воспринимали на ура.

***
Отдельный вопрос – это вопрос взаимоотношений председателя ЗСНО с губернатором Шанцевым. До выбора Лебедева председателем у них между собой не было тесных отношений. По мнению Лебедева, тут есть некие «правила игры»: надо нормально вместе работать, помогать друг другу. Губернатор и председатель ЗСНО — в одной упряжке. Шанцев и Лебедев – члены одной партии, одной
команды и, в конце концов, вместе несут ответственность за принятые решения.
В то же время чувствуется, что они сумели добиться такой системы взаимоотношений, где сказать правду не страшно, где обозначить свою позицию не опасно. И было несколько законопроектов, где невооруженным взглядом видно, что у руководства Заксобрания особая позиция.
Это, в частности, возвращение функций АТИ Нижнему Новгороду. Заметно было, что Евгений Лебедев мыслит примерно так: если Заксобрание и правительство идут на решение по Нижнему Новгороду, то дальше будет спровоцирована цепная реакция. И депутаты вынуждены будут ее поддержать, потому что нет аргументов против того, чтобы Нижнему Новгороду дать полномочия, а другим не дать. Во всех районах говорят, что зря у них забрали полномочия, надо было им оставить. Шанцев понимал это, но он пошел навстречу Нижнему Новгороду, который убеждал, что так будет лучше и надо попробовать. В итоге закон был принят свободным, а не консолидированным голосованием фракции «Единой России».
Через полтора года работы, как показывают этот и другие примеры, отношения между губернатором и председателем ЗСНО – деловые. У губернатора нет претензий к Лебедеву. В свою очередь, у Лебедева есть понимание, что губернатор согласен с логикой руководства ЗСНО. Шанцев и Лебедев будут садиться за стол и решать, как все сделать правильно.
***
Не следует идеализировать ситуацию. Наверное, Шанцеву с Лебедевым не так внутренне комфортно, как почти с ровесником Луниным.
Нынешний председатель Заксобрания, задавая тон работе, не сделал областной парламент местом для побоищ с правительством и информационной подпитки для журналистов. Он показал, что с ЗСНО надо договариваться, а не командовать депутатами. Это председатель со стержнем. Он сам решает свои проблемы.
Через полтора года работы правительство и Законодательное собрание выходят на некую «точку равновесия», когда вопросы реально решаются в рабочем порядке.

Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Страсти по власти. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *