Откуда растут корни «дела Сатаева»?

Рычаги давления на «дело Сатаева» могут быть различными. Вплоть до коррумпирования нижегородских силовиков…

В «делах главы Канавинского района Николая Сатаева» вряд ли разберется журналист, который по жизни не знает суровую армейскую поговорку «Кто не был, тот будет, кто был, не забудет». Я лично знаю, что такое быть преследуемым по политическому заказу и по экономическим причинам. И на этом основании мне понятно, как «шьют» дела Сатаеву…

Особенности Канавинского района
В уголовном преследовании Сатаева политика – это спусковой крючок, а экономика – пуля. Мне совершенно понятно, что происходящее с главой администрации Канавинского района – это начало борьбы за власть «панов», от которой первым затрещал «чуб» у Николая Петровича. Так было во время противостояния Юрия Лебедева с «кириенковцами», а потом в конфликте «булавиновцев» с Валерием Шанцевым и полпредом Григорием Рапотой. Всякий раз «силовой ресурс» был под свои цели и задачи пущен полпредовскими.
А вот дальше вступают в дело экономические интересы силовиков, которые используют ситуацию. Они коррумпированы бизнесом. И поэтому посылают в бой своих «пехотинцев» — исполнителей в лице следователей, которые хотят отличиться. Похоже, что именно в Канавинском районе обосновались те коммерсанты, которые плотно завязались с людьми из правоохранительной системы. Скорее всего, в Канавинском районе, где с давних времен понимают только язык силы, без этого просто невозможно. Поэтому Канавино — особо опасный район для глав. И проблемы тут были у тех руководителей района, которые проявляли самостоятельность и независимость. От Вячеслава Сащенкова в 2002 году до Николая Сатаева в 2012.
Подоплека обвинения
Изначально Сатаеву инкриминировался сбор средств в фонде «Социальные инициативы и развитие Канавинского района». Потом речь пошла о выборных делах. С моей точки зрения, главы районов поставлены в такие условия «системой», что они вынуждены собирать средства с предпринимателей.
Главы районов являются по статусу заместителями главы администрации города Нижнего Новгорода. Но денег у них ни на что нет. Ни на выпуск районной газеты, ни на проведение праздников и прочих мероприятий. На днях в городской думе Нижнего Новгорода депутат Владимир Панов жаловался, что перед каждым значимым праздником администрация Московского района просит у него, как бизнесмена, денег на салюты. Он удивился: почему администрация Нижнего Новгорода не выделяет на фейерверки денег целевым образом? Как будто салют – это произвольная, то бишь необязательная, часть праздничной программы. И так практически на каждом шагу. Главы районов, можно сказать, вынуждены просить с протянутой рукой, а если им не дают, то и требовать. На нужды района, а не в корыстных целях. Разве это нормально? Это происходит буквально во всех районах. Но глав хватают за руки только по «заказу». Иначе впору районным администраторам воскликнуть: «Всех не пересажаешь!»
Теперь о выборных уголовных делах. Оказывается, что в 2010 году против тогдашнего мэра Нижнего Новгорода уже использовался этот прием. Кто-то «сверху» посчитал, что Вадима Булавинова можно на этом поймать и отстранить от муниципальных выборов. Тогда тоже, как и в случае с Сатаевым, копались в документах по выборам в Госдуму и президента. Собственно, сейчас происходит то же самое. Ничего не изменилось. Тогда нужна была голова Булавинова, сейчас – Сатаева. Разница только в том, что Вадима Евгеньевича «кошмарили» за кампании 2007—2008 годов, а Николая Петровича – за кампании 2011—2012 годов.
В этом я и вижу ответ на вопрос: почему Сатаеву сегодня не помогают сверху? Потому что именно там открыли способ борьбы с главами муниципалитетов, которых принято делать крайними за результаты выборов.
Если же мы ведем речь о том, почему же под «замес» попал именно Сатаев, то, с моей точки зрения, его давно сдали. За то, что он ушел из министров промышленности и инноваций в главы Канавинского района? Косвенно на это указывает то, что Николай Сатаев выбыл из регионального политсовета «Единой России» и даже не попал в городской политсовет. Хотя он вскоре возглавил координационный совет «партии власти» в Канавинском районе.
Кому это выгодно?
Что показательно в «делах Николая Сатаева»? Уж слишком быстро возбуждаются в его отношении уголовные дела. При этом фактов на Сатаева практически нет, а дела множатся как грибы после дождя. Все мы слышали декларации о диктатуре закона, о равенстве каждого перед законом. Это только правильные слова, которые не имеют ничего общего с реальностью. Уголовное дело против главы администрации района у нас может быть открыто только по указке «сверху». И только в этом случае уголовные дела против него возникнут в таком порядке, как будто «он никто и звать его никак». Еще раз напомню: за Сатаева голосовала городская дума и по статусу он – заместитель главы администрации города Нижнего Новгорода. Это чиновник высокого ранга, таких называют «неприкасаемыми».
Понятно, что политически его преследование бьет по официальным лицам более высокого статуса. Скорее всего, речь идет не о главе администрации Нижнего Новгорода Олеге Кондрашове, а о губернаторе Нижегородской области Валерии Шанцеве, как о высшем должностном лице региона. Ведь именно на его стороне Сатаев оказался в политических боях 2008—2010 годов. В правительстве Шанцева он работал министром в 2009—2010 годах.
Судя по всему, с экономических позиций кому-то интересен уход Николая Сатаева из администрации Канавинского района. Мы ни на кого не хотим намекать конкретно, но в Канавине пересекается много различных экономических интересов. В районе много строек, развитая торговля. Один Центральный (Канавинский) рынок чего стоит. Вокруг него в 2000-е была масса битв и конфликтов.
Канавинский район интересен не только нижегородскому бизнесу, но и выходцам из «дружественных южных республик», являющихся ныне самостоятельными государствами. Как-то Николай Сатаев рассказал о визите некоей делегации в Азербайджан, в которую его неожиданно включили. Дорогих гостей пару дней возили по бакинским злачным местам, а в последний день пригласили на встречу с первым лицом Азербайджана. Гостей принял «человек №2», который долго разговаривал о ситуации в Нагорном Карабахе. Заскучавшие гости стали переговариваться с «местными товарищами». Сатаев кому-то представился, а тот ему отвечает: «Не надо рассказывать о себе, мы о вас фактически всё знаем». Что это означает? Скорее всего, у некоторых лиц из «дружественных государств» есть желание влиять на таких глав районов, как Николай Сатаев. И рычаги этого влияния могут быть различными. Вплоть до коррумпирования нижегородских силовиков.
С моей точки зрения, сейчас это и сработало против главы Канавинского района. Он всем, видите ли, мешает... В этой ситуации возникает вопрос: уйти Сатаеву с должности или остаться до упора, пока не уберут по суду или распоряжением «сверху»?
У нас часто бывает, что за добровольный уход чиновника оставляют в покое. Возможно, что Николая Сатаева морально ломают уголовными делами, побуждая к отставке. Мол, все равно тебе здесь спокойно работать никто не даст. С другой стороны, в случае ухода с должности главы Канавинского района Сатаев может остаться без защиты совершенно. И его будут планомерно добивать, одинокого и уже «не системного». При этом непонятно, с кем Николаю Петровичу вести переговоры. Да и кинут его запросто как «силовики», так и вышестоящие официальные лица.
КПК «Единой России» молчит?
В СМИ писали, что Сатаев обратился за защитой к партии «ЕР». Кто-то его за это сразу осудил: дескать, зачем он партию сюда вмешивает? А я считаю, что он поступил правильно. Создал своеобразный прецедент. До сих пор «партия власти» безропотно сдавала «товарищей». Мол, если коллегу гнобят, то это кому-то нужно. Публично высокопоставленный политик заявил примерно так: следствие и суд во всем разберутся! Это все равно что заявить: волки откажутся от мяса.
В советские времена, кстати, все было не так. Был Комитет партийного контроля, который после проверок, но до следствия решал: виноват человек или нет? И только после решения КПК следствие разбиралось детально с «бывшим товарищем». И не всегда следствие закатывало экс-партийца в асфальт. Ведь тогда не было особых политических и экономических интересов – у тех же право-охранителей. А в нынешних условиях без защиты человек, даже невиновный, просто пропадет.
В качестве эпилога
К Николаю Петровичу можно относиться по-разному, но это знаковая и сильная фигура. Его свержение вызовет резонанс, приобретет масштабный политический характер. Это даст определенным силам некое стратегическое преимущество. Поэтому нет ничего удивительного, что для атаки выбран именно он. Ясны и экономические интересы оппонентов Сатаева. От тех, кто коррумпирован, до тех, кто хочет поставить на Канавинский район более предсказуемого и, будем говорить прямо, послушного и управляемого человека.
Другое дело, что для достижения целей опять выбираются негодные средства: «заказ» и «накручивание» псевдокриминальных фактов. Такова наша оценка.

Виктор ДЕМЕНЕВ

Запись опубликована в рубрике Журналистское расследование. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: Откуда растут корни «дела Сатаева»?

  1. Андрей Волков говорит:

    Заказуха — то, что пишет автор статьи не только в этой газете. Мне лично Сатаев прекрасно известен по своим делам с 2006 года как борец против детей и женщин, нечистый на руку. Используя служебное положение, Сатаев вместо детской площадки построил магазин, который приносит доход его родственникам. Место действия — во дворе дома № 45 по ул. Обухова. Магазин строило ООО Нижегородстрой, причем оно же по требованию Сатаева внесло изменения в проект строительства, чтобы площадь детской площадки сократилась ниже норматива в 4 раза — иначе места под магазин взять было неоткуда. Второй пример. 2011 год, декабрь. Сатаев дает указание снести несколько ветхих сараев, а заодно — и кирпичную стену детского сада по ул. Зеленодольской вместе с забором. На просьбы женщин — работниц детсада — естественно, Сатаев не реагировал. Тогда ему позвонил уважаемый в нижегородской общине человек, которому Сатаев просто нахамил : «можете звонить Медведеву» (т.е. президенту России тогда). Автор заказной статьи лукавит — на Сатаеве клейма негде ставить.

    Вор должен сидеть в тюрьме © Жеглов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *